Пушкарёв: Приморское общество начинает настораживаться

Председатель Консультационного центра по вопросам миграции и межэтнических отношений» ПРОО «Миграция» – в интервью РИА VladNews

16:22, 11 мая 2018 Интервью
Пушкарёв Сергей.jpg
Фото: Личный архив Сергея Пушкарёва

В последнее время по всему миру и в России, в том числе, участились случаи экстремистского характера. О ситуации в Приморском крае узнал корреспондент РИА VladNews в интервью с председателем правления Консультационного центра по вопросам миграции и межэтнических отношений Сергеем Пушкарёвым.

- Сергей Григорьевич, расскажите о ситуации с экстремизмом в Приморском крае. У нас ведь много мигрантов.

- Край у нас очень многонациональный, и это нас спасает. Мононациональным государствам, например, европейским, тяжело, им сложно «переварить» потоки беженцев. В России многонациональность сплачивает, а не разъединяет людей. В крае у нас 158 представителей разных национальностей, а всего в России их около двухсот. В Приморье почти все мигранты или потомки мигрантов, у меня, например, здесь уже пятое поколение, мои предки приехали из Украины. И со временем у нас на российском Дальнем Востоке возникла своя общность – дальневосточники. Мы крепкие, способные, инициативные и можем выжить в любых условиях.

Если говорить об экстремизме, то у нас всё довольно спокойно. Помогают те традиции, которые сложились со времён освоения Приморского края с 1860 года. Ехали сюда со всех концов огромной Российской империи, Кореи и других стран. Мы колонизовали эту территорию все вместе и привыкли друг к другу, нам неважно, кто живёт рядом – татарин, украинец, белорус, русский… У нас сложно определить национальность, у всех смешанные корни. Например, моя мать – украинка, отец – русский сибиряк. И выпячивать национальность в такой обстановке будет неправильно, а вот сохранять свои национальные традиции –правильно и нужно. Из этого складывается характер взаимоотношений. Поэтому, когда здесь например, в конце 1990-х – начале 2000-х годов, стали проявляться экстремистские движения типа «Русский марш», «Союз славян» (организации, запрещённые на территории Российской Федерации) и подобные, то они не нашли поддержки у населения и зачахли, не найдя пищу для своего развития.

- Что делается в крае для сохранения традиций разных народов?

- Одна из наших главных задач – сохранить народные традиции, которые подчёркивают национальную значимость той или иной общины. Самобытность многонациональной палитры, которая складывается в крае, особенно видна на «Конгрессах народов Приморского края». Мы их проводим ежегодно. Отдельная многонациональная колонна является уже постоянным атрибутом на всех обще-краевых мероприятиях. Вот в прошедший праздник «Весны и Труда» было приятно смотреть, как вместе в колонне шли и армяне, и азербайджанцы, и киргизы, ни к кому и ни у кого не было каких-либо претензий друг к другу. Мы снова показали свою национальную сущность, единство и сплочённость.

Ну и, как правило, ежедневная работа с национальными общинами по решению возникающих вопросов предотвращает экстремистские настроения.

 - Давайте вернёмся к теме экстремизма. Вы сказали, что у нас в Приморье всё спокойно. А есть ли какие-то предпосылки к развитию экстремизма?

- В стабильном обществе не может быть подобных проявлений, так как они не связаны с новыми мигрантами. Когда в сложившееся на территории общество со своими обычаями, приезжают люди со стороны, которые не хотят соответствовать установившимся устоям, люди другой веры, у них другие обычаи и нормы поведения, то общество начинает настораживаться.

Но если мигранты приезжают с определённой целью, например, работать, и они официально оформились – получили патент, нашли работодателя, работают, ходят открыто по городу и никого не остерегаются, то всё складывается хорошо. А если у них это не получается сделать это сразу, то они становятся незаконными мигрантами, начинают скрываться от органов власти и пытаются тайно заработать, чтобы прожить на территории или уехать. Такие мигранты могут попасть в руки людей, связанных с теневыми структурами, и оказаться в условиях рабского труда. У таких людей возникает недовольство, и они в свою очередь, вызывают беспокойство у коренного населения. Вот вам и предпосылки развития экстремизма.

- Что нужно делать, чтобы этого не допустить?

- Ну, если мы определились, что предпосылки экстремистских проявлений связаны с мигрантами, то устранить их можно, создав территории въезда миграционную привлекательность. Как это сделать?

Для её обеспечения кто-то предлагал всем приезжающим на Дальний Восток платить по миллиону рублей, но это не создаст привлекательности, люди будут ехать за миллионом, получать его и любыми путями уезжать. Это дежа вю мы уже испытали.

Я считаю, миграционная привлекательность определяется уровнем жизни коренного населения этой территории. Когда мигранты увидят, что здесь живут хорошо, то сюда поедут квалифицированные специалисты, и они будут стремиться к такому же уровню. Любые другие действия не дадут результатов. Не нужно ни в коем случае поощрять иждивенчество! Нужно, чтобы люди сюда ехали не за даровыми деньгами, а чтобы заработать их, для этого нужно создать людям условия. Давать ссуды, пусть беспроцентные, долгосрочные, но человек должен будет их отдать, а не просто получить.

- Пока что миграционная привлекательность края не на самом высоком уровне, и в Приморье едет очень много мигрантов, которые не всегда находят себе работу. Как остановить эту массовость?

- То, о чём мы рассуждали ранее, относится к задачам, которые должны решаться нами (органами власти и гражданского общества ДФО, конкретно Приморского края) совместно с федеральным центром.

Наша же первейшая задача сегодня, как организации гражданского общества, совместно с властными структурами – создать такие условия, которые предотвратят стихийность мигрантов из Центральной Азии, которая наблюдается в крае.

В прошлом году наш проект «Центр комплексной поддержки мигрантов» выиграл президентский грант по направлению «Укрепление межконфессионального и межнационального согласия». Команду проекта, выигравшего президентский грант, в которую входит и ПРОО «Миграция», возглавляет Фонд правовой поддержки миграционных процессов.

Проект призван создать систему организационного набора, чтобы люди приезжали сюда не просто так, а к определённому работодателю, и человек был уверен, что у него будет здесь место и работа.

В Приморье 80% въезжающих из центральной Азии – узбеки. И именно они вызывают беспокойство тем, что многие не успевают вовремя оформить документы. Из 78 тысяч въехавших в прошлом году мигрантов, 50 тысяч находятся вне правового поля. Такие люди не платят налоги, работают в теневых структурах, и они представляют угрозу сами по себе, так как в их среде может возникнуть негативное настроение, и их могут использовать в своих интересах те люди, которые заинтересованы в создании неблагоприятной обстановки в России. Ну и немаловажно то, что ежегодно краевой бюджет недополучает только за счет неуплаты налоговых платежей за приобретение патентов на трудовую деятельность, более 2,0 миллиардов рублей.

Это серьёзная проблема, и создав систему оргнабора, мы возможно даже ограничим количество мигрантов. Может, нам столько не надо людей. Мы исходим из заявок работодателей на рабочие места, их надо занимать в первую очередь местными жителями, и потом уже теми, кто может быть востребован отраслями экономики края. А люди из этих стран порой едут, не зная языка и не имея специальности. Приморье находится на очень длинном плече миграции: те субъекты РФ, которые находятся на коротком плече миграции, забирают лучшие кадры.

Сейчас работодатель самостоятельно берёт на работу тех мигрантов, которые уже получили патент, то есть «кота в мешке», а нужно, чтобы он давал нам заявку на недостающих работников, мы ему находили специалиста, в соответствии с его пожеланиями, проверяли его квалификацию, и тогда уже отправляли к работодателю. Эта система избавит нас от случайных людей и, связанных с ними, явлений экстремизма. Я уже не говорю о терроризме. Мы не должны быть проходным двором.

- Система ещё не создана, и у нас много невостребованных мигрантов. Что им делать?

- Мы этим занимаемся. В этом отношении необходимо внимание, понимание и помощь органов исполнительной власти. Мы получили аккредитацию Роструда как «Частное агентство занятости» (ЧАЗ), что дает нам преференции в трудоустройстве, в том числе и мигрантов. Мы обратились в Администрацию Приморского края с предложением наделить нас, предусмотренной законом функцией «Уполномоченной организации», без чего мы не можем задействовать разработанную нами систему огрнабора и устранить проблемы, порожденные стихийным въездом мигрантов, о которых упоминалось выше.

Сейчас в крае сложилась ситуация, когда трудовому мигранту приходится платить штраф в размере 10 000 рублей, потому что он не успевает сдать документы на оформление патента в течение 30 дней после пересечения границы – глубина записи на подачу составляет один месяц. Получается, что бежать за талончиком на подачу документов, чтобы не получить штраф, надо практически с трапа самолета. А при этом надо помнить, что человек приехал в чужую страну и ему надо еще выяснить, куда идти и что делать.

В настоящее время мы усиленно работаем над созданием всех составляющих механизма организованного набора недостающих трудовых ресурсов по заявкам работодателей. Практически со всеми объединениями предпринимателей, действующих в крае заключены соглашения о сотрудничестве. Буквально через несколько дней мы вылетаем в город Ташкент для обсуждения всех деталей и подписания Соглашения о сотрудничестве с Агентством по внешней трудовой миграции Узбекистана об организованном наборе специалистов для временной трудовой деятельности в Приморском крае.

Продолжает работать Общественная приёмная Консультационного центра по вопросам миграции и межэтнических отношений во Владивостоке пользующаяся достаточно большим спросом у работодателей и у самих мигрантов, попадающих в тяжёлое правовое положение. Мигрант может обратиться за консультацией к нам, мы дадим совет или рекомендацию, как дальше ему поступить в соответствии с законом.

- Большинство мигрантов не знают о существовании такого места, как Общественная приемная, Фонд правовой поддержки миграционных процессов, потому что не знают языка, и не могут прочитать об этом в СМИ и интернете…

- Мы сейчас разработали небольшую памятку по этому поводу. Раздаём в местах массового посещения мигрантов. Мигрант может получить её, например, возле Управления по вопросам миграции. Наша задача сейчас – начать распространять памятки на вокзалах, в аэропорту, в других местах, куда они обращаются за помощью (например, Фонд правовой поддержки миграционных процессов на Океанском проспекте, 69, Общественной приемной на Алеутской, 45-а). Проблема заключена в непосредственном информировании мигрантов. Среди них очень распространено «сарафанное радио», и это помогает. Мы пытаемся развить эту работу, с помощью волонтёров, национальных общественных НКО.

- В чём ещё есть сложности?

- Сегодня все острее становится вопрос о проведении миграционной амнистии. Ведь по разным источникам, на территории России находятся вне правового поля около 10 миллионов иностранных граждан. Согласно приведенным выше расчетам в Приморском крае тоже находится большое количество таких иностранных граждан. Этих граждан нужно просеять, образно говоря, через сито – кто занимается общественным трудом, оставить и легализовать, а кто ничего полезного не делает, того выдворить. Попытка организовать такую работу с привлечением НКО была начата еще в 2010 году, но по непонятным причинам была прекращена. Определенные действия такого плана были применены к гражданам Таджикистана два года назад, но дальнейшего развития не получили. Вместе с тем, мы иногда слышим, что нужно увеличить вместимость спецприёмников по содержанию иностранных граждан, подлежащих выдворению. К примеру, увеличим вместимость спецприемника в Артёме со 100 мест, до 200-300 мест. Но завтра или послезавтра он всё равно будут переполнен, потому что истоки роста незаконной миграции не ликвидированы. Рейды носят лишь запугивающий характер, на исправление ситуации они никак не влияют. Незаконные мигранты от этих действий еще глубже уходят в тень. Да и содержание в спецприемниках и выдворение стоят ведь немалых денег. А это ведь деньги налогоплательщиков, а федеральные они или из краевого бюджета, какая в этом разница. Деньги ведь народные. Я согласен лишь в одном с инициаторами по этой теме – спецприемники должны быть оборудованы соответствующим образом. Содержащиеся в нем люди, - это все же не уголовные преступники, а административные нарушители.

- Какие настроения мигрантов по отношению к русским и наоборот?

- Это можно понять, почитав форумы. Вот что пишут на Сахалине: «Вы посмотрите, сколько иностранцев нелегально проживает на дачах в садовых кооперативах. Забота о своих гражданах по большей части липовая. Наблюдая за ремонтом дворов, наглядно убеждаешься в том, что россияне пашут с лопатой, а на авто и спецтехникой управляют иностранцы. Откуда в таком количестве обученные гастарбайтеры и «неучи» россияне?» А вот что пишут приморцы: «Я понимаю бизнес, который нанимает иностранцев, пусть и самой низкой квалификации на строительство дома или промышленного объекта, который ещё не сдался. Всё общение мастер-бригадир-иностранец, мы эту рабсилу практически не видим. В этом никакого дискомфорта от общения с гастарбайтерами не получаем. Объект-общага-объект. Романтика! Но я не понимаю наших граждан, которые нанимают никчёмных работников из стран СНГ или мелких строительных компаний, приглашающих этих никчёмных работников без знаний русского языка, без образования, не уважающих нашу культуру. Верней, я понимаю – все хотят экономить, но экономия получается за счёт всех. Такой вот гражданин СНГ, не умеющий читать по-русски или не понимающий половину, что написано, обычно покупает самый дешёвый вонючий материал, и натурально травит половину дома. Когда ему говоришь, зачем он это сделал, то он смотрит на тебя ничего не понимающими глазами и молчит».

Какой-либо ненависти к ним нет. Есть недовольство тем, что мигранты иногда нас не понимают или не хотят понимать, не хотят учить язык. Есть среди них те, кто приехал сюда только поработать временно, а есть те, кто хочет остаться на постоянное жительство. Нужен разный подход. Я считаю, если приехал на сезонные работы, то незачем на него тратить много сил и средств на его адаптацию, а если человек приехал и дальше решил остаться на территории края, получил вид на жительство, продвигается в получении гражданства, то с ним нужно заниматься, потому что такие люди нам нужны.

- Что каждый их простых граждан должен сделать, чтобы не допустить развитие экстремизма в обществе?

- Надо жить своим умом, иметь хорошую гражданскую позицию и жизненные принципы. Нужно меньше обращать внимание, например, на массовые рассылки в интернете, где пишут чушь, и не поддаваться на провокации. Стремиться сделать самому всё, чтобы тебе было хорошо и другим.

- Что для этого делает Ассамблея народов Приморья?

- У нас есть хорошее мероприятие – «Маршруты дружбы», когда мы выезжаем на территории муниципального образования, там собирается многонациональное общество муниципального округа, мы делимся с местным активом опытом своей работы, доводим до них практику работы других территорий и сами учимся у них. Всё это завершается многонациональным концертом. Куда бы мы ни приезжали, нас хорошо встречают, и это превращается в праздник. Ещё хорошее мероприятие, о котором я упоминал выше – Конгресс народов Приморского края. Прошедший в начале ноября прошлого года Конгресс получил большой резонанс среди национальных общин края, в краевых и центральных СМИ. Сегодня у нас хорошо «срабатывают» в этом плане субсидии губернатора края для социально-ориентированных организаций. Это далеко не все, что делается в крае для сохранения национального согласия. Но многие проблемы и в том числе озвученные выше просто требуют ускоренного решения, чтобы дальше настороженности дело не развивалось.

Реализация определенных выше задач, устранение имеющихся проблем, будет содействовать «стабилизации и увеличению социально-активного населения Приморского края, снижению миграционного оттока коренного населения и повышения миграционной привлекательности территории, способствующей устойчивому миграционному притоку населения» и подтвердит правильность стратегического курса, объявленного президентом России: «Подъём Дальнего Востока – это наш национальный приоритет на весь XXI век», главный ресурс которого – человеческий потенциал.

Дарья Наумец

Напомним, в Приморском крае реализуется государственная программа Приморского края «Безопасный край» на 2015-2020 годы, которая предусматривает финансирование мероприятий, направленных на снижение уровня преступности в регионе, а также на профилактику терроризма и экстремизма.