Бессмертный малый бизнес? Приморские предприниматели в отчаянии

"Почему государство столь цинично равнодушно к проблемам бизнеса, выросшего самостоятельно?"

13:44, 8 апреля 2020 Экономика
maxresdefault.jpg

Приморский журналист и блогер Андрей Калачинский на своей странице в социальной сети Facebook задался вопросом "Почему государство не поддерживает малый бизнес?", сообщает РИА VladNews.

"Потому что он - бессмертный!

Я вижу отчаянье в том, что славные, энергичные, порядочные наши предприниматели и бизнесмены, за которыми небольшие фирмы и фирмочки, рестораны, рекламные агентства пытаются собрать подписи камрадов и заставить губернатора ослабить наш псевдокарантин.
То есть, дать людям работать, если государство не может им дать реальные послабления от налогов и сборов, и из казенного кармана поддержать сотрудников умирающих фирм.
И мне тоже, как Дмитрий Алексеев непонятно, почему государство столь цинично равнодушно к проблемам бизнеса, выросшего самостоятельно. Ведь явно те меры, что предложены - не спасают, а лишь отодвигают смерть и банкротство.
Даже такой мудрый и осторожный наш политический аксакал как Геннадий Иннокентьневич Лазарев резко оценил "меры поддержки", и я знаю, что его речь ещё дружески смягчена....
Так почему государь наш, встречавшийся с представителями бизнеса и очень жалевший плачущую "шоколадницу", посочувствовав, не вызвал к себе премьера и не сказал ему: "мы тут все дураки.... сделайте то, что просят умные люди, вот, хотя бы Дмитрий Алексеев из ДНС"?
У меня не было ответа на это вопрос, пока я не прочитал Александр Баунов (Alexander Baunov), что сейчас эксперт Карнеги фонда. Он нашёл объяснение. Цитирую:

"Российское политическое начальство один за другим отказывает в масштабной помощи среднему и малому бизнесу не потому, что считает всех предпринимателей мошенниками. Мошенниками Путин скорее считает крупный бизнес из 90-х, возникший из приватизации.

А малый и средний бизнес власти разных уровней считают травой. Вижу фотографии пустой весенней площади Навона в Риме, которая зазеленела, потому что ее перестали топтать тысячи ног. Малый бизнес — это трава, это то, что прорастет само, как только уйдут война, запреты, эпидемии, финансовый кризис – неважно.

...Но дело еще и в то, что его глазах и этих самых начальников, и нас с вами, этот самый малый и средний бизнес взялся буквально ниоткуда сразу после того, как его перестали запрещать. Ему до этого было не то что плохо, или хуже, чем обычно, ему было никак. Его до этого вообще не было. Плохо было остальным без него, поэтому он появился.

Он появился на рубеже 80-х-90-х из ниоткуда просто потому, что ему разрешили быть. Никаких других условий — ни богатства, ни финансовой стабильности, ни господдержки, ни налоговых каникул ему для этого не потребовалось — ну разве что налоги тгогда никто не платил, а кредиты государству отдавали только лохи.

И позже, никогда малый, средний и прочий бизнес так бурно не рос в России как после опустошительного дефолта 1998 года, когда казалось бы разорилось и умерло все, что могло.

Моя бабушка помнила НЭП — короткий период малого предпринимательства, которое разрешили большевики, чтобы примирить привыкшего к малому бизнесу обывателя с новой властью и так спастись. Бабушка застала НЭП во Владивостоке и в Одессе. Еще вчера там были военный коммунизм, гражданская и мировая война, карточки и продразверстка, а он уже кормил людей свежими булками и пирожными, стриг, брил и развозил.

Ровно эта интуиция стоит за отказом поддерживать малый и даже средний бизнес бюджетными деньгами. Воспоминание о том, что он взялся из ниоткуда, и не один раз, и еще раз возьмется. А будут делать хинкали те же люди, или другие, или это будут не хинкали, не так уж важно. Потребитель — главное условие для малого бизнеса, вот он бы не вымер. Ну еще помещение, хотя в крайнем случае можно и без него.

Без всякой эпидемии на наших глазах умирают сотни бизнесов и чаще всего место не долго бывает пусто. Где бесконечные рестораны суши Москвы и Подмосковья, где сети кофеен, бывшие приметой города? Схлынули без пандемии. И если бы они просили и получали у государства денег на свое выживание, даже потребитель бы удивился.

А вот большие сложные отрасли — авиастроение, тракторы и комбайны, атом и корабли, станки и телевизоры, университеты и наука — вот их раз потеряешь и не вернешь. Как не всё, или с большим трудом, удалось вернуть после 90-х. А кафе возвращаются сами.

Российское государственное руководство относится к бизнесу во времена эпидемии жестоко, как ветхозаветный Бог к Иову. За время испытаний дети Иова умерли, но после родились другие ничем не хуже. Иову, возможно, было не все равно, а Бог решил — что и эти весьма хороши и должны ему понравиться."

Ведь правда, умно и точно?"

Между тем предприниматели Владивостока пребывают в шоковом состоянии. Туристический поток в Приморском крае упал до нуля, рестораны и кафе терпят колоссальные убытки. Сообщество рестораторов Приморья обратилось к краевым властям с просьбой о поддержке в кризисной ситуации. Бьюти-индустрия разоряется. Бизнес-омбудсмен Приморья Марина Шемилина призывает не паниковать.