Фильм о гениальной танцовщице вывел трехмерную технологию на новый уровень

7:08, 29 июля 2011 Культура
acdf20f9ef3a8e5524daeb4eecd2c104.jpg

 Великий немец сделал открытие: 3D — не просто балаганный трюк, когда что-то вылезает из экрана, но самостоятельный художественный язык, новый жанр со своими законами. «Пина» Вендерса притворяется документальным фильм про танцовщицу (что, конечно, несколько пугает и настраивает на артхаусную скуку), а на деле оказывается зрелищной бомбой, по эмоциональному накалу и количеству новых ощущений (измерений) сравнимой разве что с «Аватаром».

Справка: «Пина. Танец страсти 3D» (Pina; Германия, Франция, Великобритания, 2010) — документальный фильм об актрисе, хореографе и танцовщице Пине Бауш. Режиссер: Вим Вендерс, родоначальник «немецкой новой волны» («Небо над Берлином», «Париж, Техас», «Алиса в городах»). Бюджет: 4,5 млн долларов. 106 мин.

Первые кадры: перед нами сцена, пустой зрительный зал. Кучками стоят стулья. На сцену выходят десять женщин, свет падает на их полуобнаженные сильные тела. Женщины то удаляются вглубь сцены, то приближаются — большие, объемные, — в руках у одной из них красная, как кровь, сорочка. Они «выходят из экрана» и будто бы «лежат перед зрителями» — движения их похожи на порывы ледяного ветра, лица напряжены, как от боли.

Композиция выверена до малейшей детали, 3D-объем превращает кинотеатр в подмостки театра, причем зрителю уготовано место, куда более удобное, нежели театральная ложа.

Взгляд скользит по выдающимся из экрана телам. Крупный план женского лица. Мы видим потрясающий психолгический 3D-портрет женщины — смешливые глаза, морщинки на ее лице, мягкий свет. Это Пина Бауш, немецкая танцовщица и великий хореограф, умершая два года назад. Она улыбается и говорит что-то о невыразимости главного словами.

Фильм Вендерса не похож на обычную документальную ленту, скорее это фантасмагорическая история о человеке, который вместо того, чтобы жить по привычным законам, придумал свой мир со своим языком и своим пространством. И населил этот мир настоящими людьми, которые до сих не могут взять в толк, являются ли они персонажами хореографа или наоборот. История про Чжуан-Цзы, перепутавшего себя с бабочкой, повторяется в 3D-формате.

В течение двух часов перед нами меняются картины: девушка танцует в трамвае, посреди заброшенной фабрики, в подземном туннеле. Под звуки танго и холодного немецкого фолка чередуются ландшафты — дивные 3D-пейзажи леса, куда хочется зайти прямо из зрительного зала.

Сквозной истории в фильме нет, только танцы, однако наблюдать за происходящим интересно: иллюзия объема обеспечивает постоянный аттракцион, к которому прибавляется удивительное чувство свободы.

В «Пине» Вим Вендерс вернулся к своей любимой ангельской теме. В его самом знаменитом фильме «Небо над Берлином», снятом 30 лет назад, двое ангелов путешествуют по городу, по его стройкам, развалинам, многолюдным улицам, залетают под крыши цирка и библиотек, читают мысли людей и, если получается, утешают их. В новом фильме таким ангелом (и кукловодом по совместительству) становится Пина Бауш. Кажется, что она, умершая, смотрит с неба на мир, похожий на красивый, очень страстный и драматический сон, который в какой-то момент кажется более реальным, чем жизнь за пределами кинотеатра.

Потратив на «Пину» минимум денег (за 4,5 млн долларов фильмы снимают разве что российские трэш-кинематографисты), Вендерс умудрился сделать эталонную 3D-ленту, которая может стать учебником для будущих режиссеров.

С детским азартом первооткрывателя режиссер показывает, что в базовые киношные приемы вроде субъективного взгляда камеры, наезда, панорамирования или эффекта Кулешова (появление нового смысла от сопоставления двух кадров, поставленных рядом) в 3D-фильмах производят совершенно иное впечатление, чем в двухмерном кино. Вендерс доказывает: технология 3D не относится к балагану (вспомним, что кино, в первые 20 лет своего существования, в отличие от театра, считалось пошлым развлечением), она может быть умным, психологичным и тонким. И больше того — в трехмерном кадре, где артисты труппы и киномеханик смотрят на плоское изображение Пины, сквозит добрая печаль по старым двухмерным временам. Это настроение передается и зрителям, которые оказываются свидетелями исторического события: начиная с «Пины» 2D стало ретро.