Антон Лубченко: Краевым властям нужно принимать более честные и мужские решения

​Экс-директор Приморского театра оперы и балета ​Антон Лубченко ​прокомментировал проблемы театра

16:40, 15 июня 2017 Интервью
cd4b3ae079147154ed1d34569366907b.JPG
Фото: Фото: Алексей Воронин, газета "Владивосток"

Экс-директор Приморского театра оперы и балета Антон Лубченко прокомментировал нависшую над администрацией Приморского края перспективу возбуждения уголовного дела - и огромные долги Приморского театра оперы и балета, сообщает корреспондент РИА VladNews. Публикуем текст поста Антона Лубченко полностью (авторское написание сохранено):

"... Наконец-то начинает брезжить надежда на какую-то объективность...

А теперь всё-таки не воздержусь от некоторых комментариев по этому поводу.

Когда принималось решение о переходе театра в состав Мариинского и прорабатывались механизмы, на одном из совещаний в Правительстве РФ было чётко обозначено: с 2016 года Мариинский театр несёт все материальные расходы по эксплуатации театра, его имущества, содержанию труппы и деятельности театра (на эти цели государство выделяет Мариинскому дополнительный бюджет), НО край должен передать театр в Мариинку БЕЗ ДОЛГОВ (что вполне логично). Чиновники от Администрации края кивнули в высоком кабинете головами и сказали "конечно!", а на выходе после совещания обратились ко мне: "Ты слышал? Без долгов! Зарабатывайте!" При этом принимается решение, что новых постановок мы не выпускаем, чтобы не увеличивать траты театра. Но таким образом и доход получать сложнее: зритель хочет все время видеть что-то новое. Хорошо, но репертуарные, уже поставленные, спектакли мы должны показывать, чтоб зарабатывать? Значит, театр должен функционировать, а следовательно - потреблять электроэнергию, обслуживать и технически поддерживать лифты, мыть фасады, вывозить мусор, и т.д. 

Две компании, входившие в Попечительский совет, не смогли выполнить в 2015 году взятые перед вице-премьером обязательства, в результате чего театр недополучил ощутимую долю внебюджетного финансирования, на которое рассчитывал при планировании. Коллектив театра, конечно, продолжал усиленно работать. Иногда героически и на пределах возможного. Всем хотелось дотянуть до золотых времён, когда едва оперившийся Приморский станет частью прославленного Мариинского.

Мы сделали, что могли: до конца 2015 существенно снизили внешний долг, полностью погасили задолженность по заработной плате (такая проблема существовала тогда в крае не только в нашем учреждении). Если бы театр продолжал работать и в 2016 году, пользуясь краевым финансированием, "кредиторка" уменьшалась бы за счёт заработанных средств и средств попечителей. Но Правительство РФ приняло более выгодное решение для Приморского края, позволяющее НАВСЕГДА СНЯТЬ С КРАЕВОГО БЮДЖЕТА ЕЖЕГОДНУЮ НАГРУЗКУ В 375 МЛН.!! Только вот, пожалуйста, без долгов передайте...

Наверное, можно было краевым начальникам принять более честные и мужские решения: учитывая грядущее "облегчение" для бюджета, выделить на расчёты с кредиторами втрое меньшую, чем ежегодное финансирование, сумму (и уж точно, не сопоставимую с "Хаяттами"!). А можно было договориться с Мариинским не о безвозмездной аренде наших декораций и костюмов, а о стоимости аренды хотя бы в размере 7-10% от сборов за спектакли, которые поставлены нами, - ведь они созданы на приморские деньги и в расчёте на то, что будут окупаться! Логично, если б эти спектакли хотя бы 7% от окупаемости приносили и тем кредиторам, которые помогали их создавать! Каждую неделю возмещалась бы хоть какая-то сумма, и, уверен, скандала б удалось избежать.

Но решение было следующим: ВСЁ ОТДАТЬ БЕЗВОЗМЕЗДНО, ТЕАТР ЛИКВИДИРОВАТЬ, А КОМУ ДОЛЖНЫ - ВСЕМ ПРОСТИТЬ!

Я наотрез отказался подписывать акты передачи на таких условиях. Мало того, что это не хорошо, но понимал, что это подставляет и Мариинский театр: ведь Мариинка будет тратить свои финансы на обслуживание и эксплуатацию наших декораций, сохранять их, поддерживать в форме, а к ним в один прекрасный момент придёт пристав, изымет "Тоску", "Кармен", "Салтана", "Онегина", "Щелкунчика", "Повесть", музыкальные инструменты, всё что сделано и куплено за 2 года - и всё уйдет с молотка! После того, как отказался подписывать документы о передаче имущества - мне поступило рекомендательно-настоятельное предложение написать заявление "по собственному желанию." Я понимающе написал его - 20 дней оставшиеся до окончания моего контракта не могли подождать! - и, предупредив, что задним числом не подпишу ни одного документа - уехал.

Да, после пришлось вернуться, ответить на вопросы правоохранителей. За те нарушения, которые обнаружили в ходе тщательнейших проверок - а нарушения не были связаны с воровством, мошенничеством или наживой, - я честно ответил и продолжаю с лихвой отвечать. Но рад, что теперь появляется объективность и в других вопросах, касающихся Приморского театра, гораздо более значительных: оказывается, что и наш театр, и, к сожалению, Мариинский, и, в конечном итоге, край попали в неловкое положение в результате чьих-то решений, к которым я не имел, к счастью, отношения".