Нувориши купили кусочек Булата

К дню памяти Булата Окуджавы в Москве прошел первый Международный фестиваль Окуджавы, организованный фондом поэта и телекомпанией REN TV. Корреспондентам “В” удалось попасть на репетицию концерта, а также засвидетельствовать благотворительный аукцион, выручка с которого пойдет на реконструкцию дома-музея Окуджавы в Переделкино и установку памятника поэту на Арбате

15 июнь 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №991 от 15 июнь 2001

К дню памяти Булата Окуджавы в Москве прошел первый Международный фестиваль Окуджавы, организованный фондом поэта и телекомпанией REN TV. Корреспондентам “В” удалось попасть на репетицию концерта, а также засвидетельствовать благотворительный аукцион, выручка с которого пойдет на реконструкцию дома-музея Окуджавы в Переделкино и установку памятника поэту на Арбате

“Не прячьте ваши денежки...”

          Репетиции в театре Вахтангова, что на Арбате, шли целый день. В полупустом зале прохаживались приглашенные со всего мира почетные участники концерта: Даниэль Ольбрыхский, Иржи Вондрачек, Утако Ватанабе и др. Оказывается, Окуджаву поют даже на иврите. На сцену поднимались то Андрей Макаревич, то Елена Камбурова. Высокомерный Боярский, прячущий под неизменной шляпой лысину, о чем-то шептался с Иваром Калниньшем. У последнего была перебинтована правая рука (к слову, многие их коллеги по цеху в тот момент грели задницы в Сочи - на форуме “Кинотавр”).

          В соседнем зале разворачивалось действо поинтереснее - на благотворительный аукцион собрались финансовые сливки столицы. За прикосновение к нетленному они не жалели условных единиц. Зал так и пестрел от фигур нуворишей, которых легко можно было узнать по недоразвитым конечностям и расплывшимся сытым физиономиям. Настоящий боевик разгорелся в ходе розыгрыша рюмки из серебра 84-й пробы, принадлежавшей Булату Шалвовичу. Приглашенные на торги в качестве свадебных генералов Александр Ширвиндт и Аркадий Арканов подтвердили, что рюмку эту помнят, благодаря чему ее цена с одной тысячи долларов дошла до шести. Раритет купил “скромный” молодой человек, ранее не поскупившийся на рукописи стихотворений “Насколько мудрее законы...” и “Дорожная песня” (итого - $2800), а позднее - на два яйца с подвеской, пару “фантазий на тему” и несколько шемякинских литографий.

          Театральный мэтр Юрий Любимов не без сожаления расстался со старой, в трещинах гитарой, на которой любили играть Окуджава и Высоцкий. Буржуа, словно сошедший с иллюстраций к “Мальчишу-Кибальчишу”, оценил ее выше номинала (100 долларов) в десять раз.

          На ура разошлись майка прославленного вратаря Владислава Третьяка, очки БГ, трубка Ширвиндта, кольцо, снятое с Беллы Ахмадулиной, офорт работы Макаревича, картины Эрнста Неизвестного и Никаса Сафронова. А вот машинопись главы из романа Фазиля Искандера “Сандро из Чегема” с автографом автора, как ни странно, капиталу не приглянулась. Зачем новым русским Искандер? То ли дело - Дашкова...

          Последним лотом стали билеты самого Путина и “ближайшего окружения”. Президент до последнего дня обещал присутствовать на концерте, но в итоге ограничился поздравлением. А билеты ВВП так и не нашли покупателя.

          Господа - внутри, “плебеи” - снаружи

          Должны сказать, что всестоличный (а при помощи телевидения ставший и всероссийским) праздник памяти Окуджавы проходил в двух “отделениях” - по социальному принципу. В помещениях театра тусовались капитал, “особо приближенный” артистический корпус и прочая VIP-братва. Выручив от аукциона около 45 тысяч долларов, организаторы закатили богачам пир. В то же время на улице собралась истинно народная компания. Друзей и последователей Булата - Александра Городницкого, Сергея Юрского, многочисленных бардов - не смутили ни дождичек, ни надоедливый тополиный пух. Здесь, на родной улице Окуджавы, они пели песни и вспоминали о поэте под аплодисменты огромной толпы. Тут же, с народом, был и блестящий Фазиль Искандер, недооцененный денежными мешками. 72-летнему абхазскому патриарху русской литературы не помешала болезнь. “Еле сюда притащился, только ради Булата!” - признался он корреспонденту “В”.

          И Арбат пел... 
          “Все влюблены и все крылаты, 
          И все поют стихи Булата,
          И смерти нет, и свет в окне!”