Поехали, Данилыч!

- Так вы все-таки доктор или журналист, - спрашивали у врача–травматолога 2-й городской клинической больницы Бориса Витрика молодые журналисты в пору, когда вдруг краевая партийная газета дала его материалам зеленый свет. Очерки путевые, корреспондентские, автор публиковал только под собственной авторской, звучащей сегодня старомодно рубрикой, – “Человек – это звучит…”.

13 апр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №962 от 13 апр. 2001
- Так вы все-таки доктор или журналист, - спрашивали у врача–травматолога 2-й городской клинической больницы Бориса Витрика молодые журналисты в пору, когда вдруг краевая партийная газета дала его материалам зеленый свет. Очерки путевые, корреспондентские, автор публиковал только под собственной авторской, звучащей сегодня старомодно рубрикой, – “Человек – это звучит…”.

- Все же во мне врача больше, - ответил тогда Борис Данилович. - Журналистика для меня – блажь, самоутверждение, если точнее – это эксперимент над собой.

Но с годами эксперимент затянулся. Ежегодно 48 дней своего очередного отпуска доктор Витрик отдавал на откуп “прихотям”, стараясь попасть в самые неожиданные точки региона – уйти на несколько недель в море с рыбацким коллективом, встретиться с самым знаменитым ледовым капитаном, а вернувшись, умчаться в такую затаеженную глухомань к геологоразведчикам и охотникам, к старообрядцам, что не всякая советская власть могла обозначить его дислокацию на данный момент. И так 40 лет в хирургии - с журналистикой под мышкой.

Мне не пришлось бы писать эти строки о своем коллеге и товарище, человек этот просто не нуждается в представлении – довольно хорошо он известен читателям Приморского края и многим его жителям, с кем сводила по командировкам судьба, если бы вдруг не крутой трагический поворот в его жизни – ампутация ног. Борис Данилович перенес ее дважды – в 1999-м и в нынешнем, став инвалидом по всем статьям. “Эксперимент” судьбы оказался безжалостным и бесчеловечным. Однако сам он реально и здраво (как врач) смотрит на все, случившееся с ним.

- Сегодня доктора во мне поубавилось, - ехидничает. – Зато журналиста поболее стало. Все, что осталось вне газетных полос, за кадром, недописано, скорректировано, вычеркнуто идеологами от прессы, требуется восстановить.

И над этим сейчас работает журналист Витрик, поставивший весьма реальную перед собой задачу – сделать книгу о встречах на таком нелегком жизненном отрезке.