Последняя присяга века

Сотня вчерашних пацанов принимала воинскую присягу. В части, которую командование Дальневосточного военного округа уже много лет считает лучшей. Высокие и мелкие, смуглые и светлые, худые и реже плотные. В новой, еще не обношенной форме, начищенных кирзовых сапогах. На плацу в морозном Уссурийске с утра было под тридцать, и их командир перенес процедуру присяги в клуб части.

27 дек. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №904 от 27 дек. 2000
Сотня вчерашних пацанов принимала воинскую присягу. В части, которую командование Дальневосточного военного округа уже много лет считает лучшей. Высокие и мелкие, смуглые и светлые, худые и реже плотные. В новой, еще не обношенной форме, начищенных кирзовых сапогах. На плацу в морозном Уссурийске с утра было под тридцать, и их командир перенес процедуру присяги в клуб части.

До этого их пытались учить ходить строем и объясняли, что значит присягнуть на верность Отечеству. Автомат в одной руке. В другой - текст присяги. Короткий. Несколько предложений. “Не то что раньше,- говорит мне заместитель командира по воспитательной работе. - Читаешь, и каждое слово пробирает…”.

Прочитал, расписался. Все, теперь он солдат. Боец. Военнослужащий. В казарме назовут по-другому. И первых полгода иное измерение и другой спрос. Жизнь по распорядку и приказу. Нелегко, но терпимо. Сержант говорит: главное – не “тупить”. Если переводить на гражданский, то это значит, что делать надо все, что говорят и чему учат, быстро и не забивать голову.

Офицеры приехавшим на присягу родителям и родным говорят почти все как есть. Неуставных отношений здесь меньше, чем в других частях. Еще и потому, что часть боевая. Что научат их сыновей прыгать с парашютом и стрелять из всех видов оружия. Что станут они к концу службы, если будут хотеть, настоящими подтянутыми и крепкими мужчинами, способными защитить страну и постоять за себя. А еще здесь кормят по повышенным нормам довольствия, все-таки бригада спецназа.

Это последняя в уходящем веке присяга в части. Но похожая на все предыдущие, потому что ничем не отличается век от века. Всегда присягали и будут присягать. Служили и будут служить. Воевали и будут воевать.

Некоторые из тех, кто принял присягу и поклялся служить Отечеству, сами просились в эти войска, даже готовились. Кого-то просто направили. Дай бог, чтобы всем им не пришлось применять то, чему их научат, на реальной войне.