Ученик Образцова играл в куклы во Владивостоке

Будь у театров паспорта - краевой кукольный, недавно отметивший свое 60-летие, внес бы в главный документ новые имена. Вернее напрочь забытые старые: Валентина Кочетова, Тася Фисенко, Любовь Пеедо, Маша Штанько и, конечно же, Владимир Топор. Именно Владимир самый первый в театре получил звание “актер высшей категории”. Это был талантливый человек, ученик Образцова.

31 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №762 от 31 март 2000

Будь у театров паспорта - краевой кукольный, недавно отметивший свое 60-летие, внес бы в главный документ новые имена. Вернее напрочь забытые старые: Валентина Кочетова, Тася Фисенко, Любовь Пеедо, Маша Штанько и, конечно же, Владимир Топор. Именно Владимир самый первый в театре получил звание “актер высшей категории”. Это был талантливый человек, ученик Образцова.

Владимир Топор родился в семье телеграфиста, но внешность имел театральную: выразительные карие глаза, обаятельная улыбка, приятный тенор, он был невысок, но прекрасно сложен. В школе у парнишки самым любимым “предметом” была сначала художественная самодеятельность, потом драмкружок, который организовал Борис Мильман. Оттуда сразу после выпускного девятого класса в 1940-м он попал в детский театр. Играл на одной сценической площадке с неистощимым на выдумки Глебом Смеховым, непревзойденным исполнителем характерных ролей Ярополком Лапшиным, тем самым, который позже поставил такие нашумевшие фильмы, как “Бешеные деньги”, “Угрюм-река”.

Сейчас трудно представить, как жил новый театр. Его никто не финансировал, помещения своего не было. Сами шили костюмы, клеили парики, рисовали декорации. Выступали в домах культуры, сельских клубах, ездили на путину. В молодом задиристом театре работали настоящие энтузиасты, со временем не считались - по первому же зову грузили нехитрые декорации в машину, вагон, а иногда и в подводу, чтобы ехать куда-то... и играть.

- В 41-м, незадолго до того, как труппа была расформирована, Володе на 18-летие подарили большой альбом, где были снимки всех актеров театра, он им несказанно дорожил, - рассказывает Инна Михайловна Казанова, вдова Топора. - Позже я передала альбом вместе со старыми программками, пожелтевшими афишами в музей им. В. Арсеньева.

На фронт мужа не взяли из-за болезни (туберкулез). Он перешел в кукольный театр, который только начинал делать свои первые шаги. Режиссером была Ирина Михалевская, возглавлял театр Андрей Присяжнюк, чье имя сегодня носит театральная премия. Спустя некоторое время Володю на год отправили учиться в театр Образцова, они переписывались потом долгие годы.

В режиссерском списке Владимира Топора 50-х годов несколько довольно интересных спектаклей. А его постановка “По щучьему велению” на смотре кукольных театров России заняла главное призовое место. Он сам делал великолепные куклы из папье-маше, придумывал костюмы. Планов у молодого талантливого режиссера было множество, он даже собирался ставить чеховскую “Канитель”. Но им не суждено было сбыться - у Владимира Топора не было партийного билета.

Всего год с небольшим ему довелось поработать в новом здании театра в Почтовом переулке (а сколько пришлось чиновничьих кабинетов обойти, прежде чем кукольный перебрался сюда). Болезнь отпустила ему немного - 49 лет... Но остались ученики - Анатолий Зуев, Виктор Покулевский. И хочется верить, что сохранится имя Топора в памятном большом театральном альбоме.

НА СНИМКЕ: таким Владимир Топор пришел в театр. Фото из семейного архива И. Казановой.