Автобусам некуда приткнуться

Когда страна отмечала победу в Великой Отечественной, 18-летний подросток Николай Пожидаев одержал к тому же свою личную победу, предопределившую всю жизнь, - получил водительские права. Сегодня Николай Павлович Пожидаев, или дядя Коля, как его называют коллеги, - старейший работник городского автобусного хозяйства. Если его предприятию - “ВПОПАТ-1” на днях исполнилось 40 лет, то дядя Коля связан с автобусами на 6 лет больше. За эти годы он работал буквально на всех внутригородских и междугородных маршрутах. А последние 12 пенсионных лет “колдует” над сломанными автобусами, делится опытом с молодыми.

1 март 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №745 от 1 март 2000

Когда страна отмечала победу в Великой Отечественной, 18-летний подросток Николай Пожидаев одержал к тому же свою личную победу, предопределившую всю жизнь, - получил водительские права. Сегодня Николай Павлович Пожидаев, или дядя Коля, как его называют коллеги, - старейший работник городского автобусного хозяйства. Если его предприятию - “ВПОПАТ-1” на днях исполнилось 40 лет, то дядя Коля связан с автобусами на 6 лет больше. За эти годы он работал буквально на всех внутригородских и междугородных маршрутах. А последние 12 пенсионных лет “колдует” над сломанными автобусами, делится опытом с молодыми.

Вот уж ирония судьбы - до героя материала пришлось добираться “на перекладных” больше часа. Муниципальные автобусы ходили редко, частники по часу стояли на остановках, дожидаясь, когда набьется полный салон. А Николай Палыч рассказывал такое об автобусах прошлых лет, что просто не верилось...

11 лет без автобуса

- Раньше в этом плане намного лучше жилось - автобусы поступали в парк каждый год. Все были “здоровые” - это не сегодняшние “ЛАЗы” 20-летней выдержки. А пассажиров было намного больше. Вы знаете, что последний раз к нам новые автобусы поступили аж 11 лет назад? Не считая нескольких “корейцев”. Да и зарплату платили отменную - профессия наша считалась престижной и жизненно необходимой. На дорогах к городскому автобусу относились с уважением. Сотрудники ГАИ никогда не позволяли, чтобы “кармашки” на остановках были заняты автомобилями. А сейчас посмотрите на наши улицы - автобусам просто некуда приткнуться.

- Ну ведь тогда и столько машин не было, и тех же частных извозчиков. А вы, когда в город выезжаете, какими автобусами предпочитаете добираться - муниципальными или частными?

- Я вообще-то как работник автобусного предприятия имею льготы... В целом я так считаю: раз у государства денег нет на наше предприятие, то пассажирам не обойтись без коммерческих маршруток. Много наших водителей уходило “на заработки”, но как только требовался ремонт, испытывали нешуточные трудности - базы-то ремонтной нет. Вот и получается следующая картина - у нас есть ремонтная база, графики и все остальное, но нет новой техники. У частников - наоборот.

Наш автобусный парк на 90 процентов можно списать за непригодностью. По полтора миллиона километров “Икарусы” с “ЛАЗами” находили. Вон, посмотрите - в боксах стоят 14 автобусов. Ремонтируется каждый из них по очереди, как только поступают новые запчасти.

Первый маршрут - “Посьетская - маяк”

- Первая моя поездка на автобусе (это был “ЗиС”) состоялась на “первом” же маршруте. Тогда “единица”, правда, шла не с Посьетской, а с Вокзальной площади по улице Нижнепортовой. После баранки грузовика я чувствовал себя как “туз”: все перед тобой. Красота. По Эгершельду тогда никакой общественный транспорт, кроме этого автобуса, не ходил. Туда и обратно мой автобус набивался битком. А мы с водителями еще двух автобусов составили свой первый график.

Потом работал на “четверке”. С Луговой до рыбацкого “пьяного Диомида”. Насмотрелся. Не любили наши шоферы и маршрут до Улисса - больно буйные были матросики, увольнявшиеся на выходные. Лезли в автобус через окно, билеты не брали.

Хорошо помню, как после первых же новостроек на Кутузова туда ввели сразу несколько маршрутов автобусов. И первые троллейбусы оттуда же ходили. Тогда все гонялись за планом, вели социалистическое соревнование. Как итог - троллейбусы в гонке с нами вечно “теряли” свои рога. Мы, автобусники, помогали водителям троллейбусов снова встать на “поле боя”.

Снегопады и Чуркин вечны

- Николай Павлович, недавно Владивосток парализовал снегопад. Автобусы простаивали. Как вы боролись со стихией, скажем, в 60-е годы?

- Такие большие осадки, как этой зимой, редко бывали. Обычно мы стояли “на приколе” в парке. К обеду, правда, город уже вычищали от снега, чтобы можно было выезжать автобусам.

- А как вы относитесь к постройке канатной дороги на Чуркин?

- Посмотрим, что из этого получится. Я помню, как в 30-х годах с Мальцевской даже китайцы возили людей на лодках с одним веслом. Чуркин раньше был заброшенным районом. У нас на предприятии была особая стратегия, в какое время лучше перевозить туда людей. По утрам побольше автобусов старались “кинуть” на “Зарю” и Вторую Речку, чтобы все работники крупных рыбацких предприятий смогли вовремя добраться до Чуркина. Сейчас все потоки стихийны - сами знаете.

Николай Пожидаев дважды был награжден грамотой “За безопасность движения”. На работе своей он пользуется огромным уважением. Ветеран “ВПОПАТ-1” считает, что и муниципальные власти, и работники предприятия, и мы, пассажиры, просто обязаны с уважением относиться к автобусу. Желательно, к чистому, новому и быстрому.