Когда автомобили умирают, им тоже нужно кладбище

Официальное автомобильное кладбище появилось во Владивостоке в мае прошлого года. Городская администрация выделила под эти нужды около 2 гектаров земли в районе улицы Бородинской. А компания “Кастли”, с которой был заключен договор аренды, засучив рукава, начала очищать улицы от покореженных, съеденных временем и дождями кузовов. Их за годы четырехколесного бума скопилось так много, что с лихвой хватило бы на несколько “автопантеонов”.

14 янв. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №54 от 14 янв. 1997

Официальное автомобильное кладбище появилось во Владивостоке в мае прошлого года. Городская администрация выделила под эти нужды около 2 гектаров земли в районе улицы Бородинской. А компания “Кастли”, с которой был заключен договор аренды, засучив рукава, начала очищать улицы от покореженных, съеденных временем и дождями кузовов. Их за годы четырехколесного бума скопилось так много, что с лихвой хватило бы на несколько “автопантеонов”.

За 5 последних месяцев на узаконенную площадку свезено около 700 железных остовов. Но, похоже, автомобильное кладбище может умереть, едва успев родиться, а вместе с ним и дело огромной городской важности и значимости.

- Мэрия не заплатила нам за труды еще ни рубля, - рассказывает директор “Кастли” Андрей Бацков. - А долги растут. Сегодня это уже свыше 40 миллионов рублей. Аренда только одного “КамАЗа” с краном обходится ежемесячно в 7 миллионов. Пока выживаем за счет других направлений деятельности компании. А ведь в планах было обнести площадку забором, подвести свет, поставить вагончик для сторожа, рядом разместить шиномонтаж, бургерную. Какое там... Не знаю, доживем ли до весны...

Мы приехали на автомобильную свалку в разгар дня. Под ногами скрипело битое стекло. Груды железных скелетов обступали со всех сторон. Несмотря на крепкий мороз и ветер, здесь вовсю орудовали постоянные клиенты, так называемые “кузовщики”. Они проворно “скручивали” с автомобильных тел уцелевшие пробки, фильтры, фары, штекеры.

- Хлебное место, нас частенько выручает, - охотно разговорился один из “кузовщиков”. - Недавно кусок лонжерона сняли, сейчас ищем кое-что по мелочам. Да и подступиться к машине удобно, порядок есть.

Увы, порядок этот частенько нарушают сами “внештатники”, а также те, кто тайком свозит сюда овощное гнилье, пустую тару, бытовой мусор. Недавно кто-то пол “КамАЗа” ртутных ламп завез...

Впрочем, это отнюдь не единственная, не считая долгов мэрии, проблема фирмы. Согласно первоначальным планам “Кастли” должна была очищать весь город от крупногабаритного металлолома. Каждому району было отдано распоряжение изыскать территорию под такую свалку.

Сегодня в сфере внимания “Кастли” только один район - Первореченский. Он проявляет в этом деле большую заинтересованность.

Пресса, так необходимого для работы, нет. А без помощи городской администрации здесь не обойтись. После долгих поисков руководство “Кастли” нашло заинтересованное в автомобильном металлоломе лицо - ТОО “Вторчермет”. Дважды в неделю на свалку приезжают 2 “КамАЗа”-длинномера и увозят на Угловский пресс кузова за символическую плату - по 25 тысяч рублей тонна. Но даже при такой арифметике “Вторчермету” невыгодно возить воздух. За один раз они могут взять до 6 кузовов, не больше. Пресс, как говорится, нужен позарез.

Может быть, стоит городу объявить конкурс на лучшую и недорогую идею в этом плане. Не дожидаясь, пока автомобильное кладбище тихо почит, а Владивосток окажется погребенным под грудами железных скелетов. И все придется начинать сначала, точнее с нуля.