О чем поведала мусорная яма бохайцев

Не так давно археологический отряд факультета истории и философии Дальневосточного государственного университета вел раскопки на территории Абрикосовского селища вблизи с. Кроуновки в Уссурийском районе, датируемого IX-X вв. Тогда еще существовало Бохайское царство.

4 дек. 1996 Электронная версия газеты "Владивосток" №33 от 4 дек. 1996

Не так давно археологический отряд факультета истории и философии Дальневосточного государственного университета вел раскопки на территории Абрикосовского селища вблизи с. Кроуновки в Уссурийском районе, датируемого IX-X вв. Тогда еще существовало Бохайское царство.

Результаты работ первых двух недель, казалось, не предвещали ничего интересного.

Неожиданно показалось большое пятно темной земли с включениями мелких кусочков древесного угля, извести, костей животных.

Как потом выяснилось, это была яма, специально вырытая для сброса в нее отходов кожевенного производства и прочего мусора. Вместе с землей здесь были линзы гашеной извести толщиной до 5 см и площадью до 1 кв. м. Довольно часто встречались расколотые кости животных и птиц, раковины речных и морских моллюсков, мясо которых бохайцы съели. Здесь же встречались обломки различной керамической посуды, чаще всего от больших толстостенных корчаг. Самыми же интересными находками, свидетельствующими о том, что здесь занимались выделкой кож из шкур животных, были кусок гашеной извести с отпечатком днища корчаги, керамические скребки, применявшиеся для мездрения шкур, и железный раскроечный нож. Интересны также керамическая фигурка всадника, к сожалению, без ног и без коня и керамическая люлька трубки для курения опиума. Это первый случай находки на средневековых памятниках Приморья подобного рода трубки.

Как позволяют судить перечисленные находки и наблюдения, технология выделки шкур животных бохайскими кожевниками мало чем отличалась от современной.

Труд бохайского кожевника был изнурительным, к тому же он постоянно имел дело с раствором гашеной извести (с ее помощью сгоняли шерсть со шкуры), не был застрахован от попадания извести на руки, отчего они были покрыты незаживающими язвами. Не случайно в средневековой Корее кожевенным делом занимались люди, находившиеся на низшей ступени иерархической лестницы общества, которые, кстати, не имели даже права носить кожаную обувь и одежду. Точно так, очевидно, обстояло дело и в Бохае, где к работе кожевника скорее всего привлекались люди из числа военнопленных или попавших в долговое рабство. Вот почему на территории мастерской бохайского кожевника мы нашли люльку трубки для курения опиума. Надо полагать, что единственной в его жизни отрадой было по завершении рабочего дня отрешиться от мирских неурядиц и тягот, приняв дозу наркотика.

Любопытна и находка керамической фигурки всадника, которая у бохайцев, как и у большинства других исповедовавших шаманизм народов Восточной Азии, олицетворяла собой верховного бога-всадника. Наверное, бохайский кожевник перед началом работы обращался к богу-всаднику, время от времени задабривая его жертвоприношениями, с просьбой помочь ему получить хорошего качества кожу (археологи нашли 3 неповрежденных черепа собак - очевидно, их принесли в жертву какому-то божеству, а не съели, как обычно).

Вот так раскопки мусорной ямы на территории Абрикосовского селища дали в руки исследователей интересный и содержательный материал.