Смутные времена Владивостока глазами француза

«АЛЬЯНС-ФРАНСЕЗ Владивосток» представил читателям книгу Жозефа Кесселя «Смутные времена. Владивосток 1918-1919 гг».

28 февр. 2013 Электронная версия газеты "Владивосток" №3297 от 28 февр. 2013
b9260e4c4da4940551e24a17ff945c47.JPG – Это удивительная и почти невероятная история, – рассказывает Елена Никитина, возглавляющая местное отделение «Альянс-Франсез». – Жозеф Кессель – классик французской литературы, член Французской академии. Он журналист и путешественник, патриот и литератор. Принимал участие в Первой и Второй мировых войнах, побывал на всех пяти континентах. Еще советскому читателю он был известен прежде всего как автор романа «Дневная красавица», по которому был снят знаменитый фильм Луиса Бунюэля с великолепной Катрин Денев в главной роли. Затем на русском вышли другие его книги – «Княжеские ночи», «Всадники», «Лев». Но и в СССР, и в современной России до последнего времени мало кто знал о русских корнях Жозефа Кесселя и о том, что он не только бывал во Владивостоке, но и писал о нем.Началась эта история очень давно, когда отец будущего писателя – врач, живший под Оренбургом, вместе с женой отправился в Аргентину, где организовывалось еврейское сельскохозяйственное поселение. Там родился Жозеф. Когда мальчику было около семи лет, семья, постранствовав по миру, вернулась в Россию. Несколько лет Жозеф прожил в Оренбурге. Он учился в русской школе, отлично знал русский язык. Затем семья отправилась во Францию, где и осела. Франция стала домом для Жозефа Кесселя, за нее он сражался в небе Первой мировой.А в 1918 году в эскадрилью, где служил 20-летний Кессель, пришел рекрутер.Вот как вспоминает об этом Кессель. «Он прочел циркуляр. Союзники сформировали новую армию где­то в Сибири. В нее должны войти французские, канадские, чешские и польские части. Цель этой армии – остановить немецкие части между Уралом и Волгой. Осталось только найти добровольцев».Так Жозеф Кессель стал добровольцем и – после долгого путешествия через Атлантику, США и Тихий океан – попал во Владивосток. В нашем городе, ставшем одновременно последним пристанищем тех, кто бежал от революции на восток, оплотом для остатков Белой армии и базой для иностранных армейских подразделений, молодой француз провел ровно год. Он многое видел и многое пережил за это время – в частности, очень по-русски, с надрывом, трагично влюбился в русскую девушку. Воспоминания об этой любви, о городе, который показался Кесселю страшным и неприглядным, вылились много лет спустя в повесть «Дикие времена».О том, что существует книга, в которой описан Владивосток времен Гражданской войны и интервенции, причем глазами человека незаинтересованного, первый директор «Альянс-Франсез Владивосток» Седрик Гра узнал от журналиста и историка Сергея Корнилова. Узнал, нашел книгу, загорелся идеей перевести ее на русский и издать. Работа заняла несколько лет – и вот «Смутные времена» увидели свет. Между прочим, издание и работу над ним поддержало французское правительство, оказав содействие в решении вопроса с авторскими правами, а министерство обороны Франции предоставило для иллюстрации снимки, сделанные французскими военными в тот же период во Владивостоке.– Когда я только начала переводить книгу Кесселя, – рассказывает переводчик Наталья Сакун, – то услышала от тех, кто ее читал, и такое мнение: зачем это издавать? Мол, взгляд Кесселя на Владивосток совсем не комплиментарный, временами даже жесткий, нелицеприятный, он представляет русских жестокими, склонными к воровству, пишет о тифозных вагонах, борделях и о диких нравах – к чему нам это? Тем более что есть книга Элеоноры Прей, которая о том же периоде истории Владивостока пишет совсем иначе. Я же считаю, что ничего ужасного в книге Кесселя нет. Это просто другой взгляд – мужской, более взвешенный и более жесткий. Он не был влюблен во Владивосток так, как Элеонора Прей, он приехал, увидел – и описал то, что видел. И это не только интересно, это очень важно, потому что книга Кесселя заставляет задуматься о том, что же такое была Гражданская война, она дает еще один штрих к портрету этой жуткой эпохи. Переводить мне было непросто: местами я ловила себя на желании сгладить какие­-то описания; приукрасить простой язык. Но единственное, что мы изменили, – название книги. «Смутные времена» показалось нам более точным определением.Книгу Жозефа Кесселя издали тиражом в 1000 экземпляров. Часть из них «Альянс-Франсез Владивосток» подарит библиотекам Владивостока, остальное поступило в продажу. Не только историкам, но и тем, кто хотел бы больше знать о Владивостоке, «Смутные времена. Владивосток 1918-1919 гг.» будет интересна.