Зажигательная песня инженера Бурнаевского

В преддверии предстоящего Дня Победы он дневал и ночевал на работе – по большому счету, реконструкция Вечного огня у мемориального комплекса «Боевая слава ТОФ» держалась на нем. Главный инженер ОАО «Приморский газ» Александр Бурнаевский вложил душу в эту реконструкцию. Может быть, через несколько месяцев и песню о Вечном огне напишет. Ведь по жизни он шагает с гитарой…

5 май 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2723 от 5 май 2010
1e8326727e51e82929723f6334f6e7b2.JPG В преддверии предстоящего Дня Победы он дневал и ночевал на работе – по большому счету, реконструкция Вечного огня у мемориального комплекса «Боевая слава ТОФ» держалась на нем. Главный инженер ОАО «Приморский газ» Александр Бурнаевский вложил душу в эту реконструкцию. Может быть, через несколько месяцев и песню о Вечном огне напишет. Ведь по жизни он шагает с гитарой…Новый диск со своими песнями Александр Бурнаевский назвал «Я вернусь к тебе, Владивосток!» и посвятил любимому городу – и в связи со 150-летием, и просто потому, что Владивосток с его солеными ветрами, туманами и сходящими в море сопками дарит Александру Федоровичу вдохновение. Рожденный в Читинской области, он уже более 30 лет живет во Владивостоке и любит город всей своей горячей, неравнодушной душой. Гитара, стихи, бардовская песня вошли в жизнь Александра Бурнаевского в самую романтическую пору…- Впервые я взял в руки гитару в шестом классе, - вспоминает он. - Старшие братья уже играли в школьной самодеятельности, я им завидовал и старался догнать… Окончил музыкальную школу по классам баяна и кларнета. Семья Бурнаевских вся была поющая: мать, отец, шестеро братьев… - И все, - смеется Александр Федорович, – музыканты. Отец с мамой познакомились в народном оркестре: мама пела, а папа играл практически на всех инструментах! Родители нас учили любить музыку. Был семейный ансамбль «Братья Бурнаевские», мы выступали на вечерах, на танцах. У моей мамы абсолютный слух. На всех праздниках ее просили: «Люба, спой!». И она заводила песни: русские, казачьи – совершенно уникальные, из многих десятков куплетов (как раньше говорили, от заставы до заставы), в каждой – человеческая судьба. Мы, пацаны, бывало, носы морщили: опять, мол, несовременное, а сейчас я жалею, что не записывал за ней, что многое утеряно…Любовь к музыке, отличная учеба, активная, как тогда говорили, жизненная позиция помогли Александру Бурнаевскому осуществить его самую сокровенную мечту – пожать руку первому космонавту…- В 1965 году, - рассказывает он, - поехал я в «Артек». Мне тогда 15 лет было. Наградили меня путевкой в «Артек». Там сразу же записался в кружок юных моделистов–конструкторов ракетно-космической техники. Знаете, чем мы в этом кружке занимались? А вот не угадаете! Поднимались за два часа до побудки, на цыпочках убегали, прятались в кустах и наблюдали, затаив дыхание… за Юрием Гагариным. Он отдыхал недалеко от «Артека», в коттедже у подножия Аюдага. Мы смотрели, как он тренировался: пулей летал по дорожкам парка, да не просто так, а с нагрузками, по полтора часа… Человек-пружина! Потом Юрий Алексеевич пришел на занятия кружка, пожал нам руки. Хорошо помню, как первый космонавт Земли с нами общался: говорил просто, не задавался, не умничал, а мы ловили каждое слово. Юрий Алексеевич сказал: вы, ребята, конечно, все космонавтами стать не сможете, но обязательно ищите свое место в жизни, стремитесь стать настоящими людьми, чтобы вами гордились родители, чтобы вы приносили пользу Родине. Возможно, это прозвучит высокопарно, но его слова я запомнил на всю жизнь.После встречи с Гагариным Александр Бурнаевский написал одну из своих первых песен. И получил за нее на артековском конкурсе награду, вручала которую сама Александра Пахмутова!- Я считаю, - говорит Александр Федорович, - что мне несказанно повезло повстречать таких людей – настоящих кумиров, да еще в тот момент, когда формируется мировоззрение. Это дорогого стоит! Такие встречи потом случались еще не раз, и не раз мне в жизни помогали мудрые советы, добрые слова хороших людей. Пример отца чего стоит! Он всю войну прошел, Берлин брал, пять раз ранен. Никаких трофеев домой не привез принципиально… Его фронтовая фотография всегда со мной. Отец говорил: «Сашка, что бы в жизни с тобой ни случилось, кем бы ты ни стал – простым рабочим или большим начальником, никогда не будь сволочью! Старайся жить так, чтобы о тебе никто даже подумать плохо не мог!».В большой семье Бурнаевских все делали вместе: пели, спортом занимались (легкой атлетикой, бегом, хоккеем с мячом), закалялись, моржевали... В школе к 10 классу Саша был инструктором по туризму, членом сборной школы по баскетболу и имел первый разряд по бегу. И работать, помогать семье мальчишки начали рано. Саша подрабатывал на каникулах с геологическими партиями, и именно там, в тайге, при свете костра вошли в его жизнь Окуджава, Высоцкий, Визбор, Галич… - Не знаю, привлекала ли меня профессия геолога, - говорит он, - но было интересно многое попробовать, найти себя, как учил Гагарин, стать человеком.После армии Александр Федорович одновременно учился на вечернем отделении Хабаровского политехнического института, работал в проектном институте и подрабатывал «лабухом» в ресторане «Амур», да еще и в духовом оркестре играл. Дирижером был Иван Драговоз. Физика и лирика рвали молодого человека на части: однажды он уже почти решился бросить политех и поступить в музыкальное училище…- А Иван Петрович, - вспоминает Бурнаевский, - сказал: «Подумай, Сашка. У тебя семья, настоящая мужская профессия. Заканчивай институт, работай – и все будет в порядке. А если хочешь, чтобы музыка была в твоей жизни, она будет, это от тебя зависит». Я внял этим словам, и не жалею ни секунды о том, как сложилась моя жизнь.Много лет Александр Федорович работает в ОАО «Приморский газ», воплотил в жизнь немало интересных проектов. И не расставался с музыкой – принимал участие во всех фестивалях «Приморские струны», в бардовских автопробегах, пел на концертах, и сольных выступлений было немало… В его рабочем кабинете – строгий деловой интерьер. Но три вещи неизменно вызывают интерес собравшихся – старое фронтовое фото отца, календарь с изображением большого противолодочного корабля «Адмирал Виноградов» и надписью: «Александру Федоровичу Бурнаевскому с благодарностью от экипажа БПК» да гитара на шкафу. - Куда я без гитары? Между прочим, нас с женой тоже музыка свела! Это было 25 ноября 1972 года в 14 часов 15 минут. Я стоял у кульмана, открывается дверь: на пороге невероятно красивая девушка, глаза в пол-лица, а какая улыбка! В руках – пластинка. Ой, говорит, ошиблась дверью, и собралась уходить. Думаю: как же ее задержать? Что за пластинка у вас, спрашиваю. Оказалось, Первый концерт Чайковского для фортепиано с оркестром, дирижирует Герберт фон Караян, соло - Святослав Рихтер! Это и сегодня раритет, а тогда вообще была редкость. Разговорились. Выяснили, что оба любим классическую музыку и этим вечером идем на открытие сезона в филармонию. Вот с тех пор вместе. Татьяна моя всю жизнь с музыкой – преподает в музыкальной школе. Дочь Ольга увлекается авторской песней, мы с ней были неоднократными лауреатами «Приморских струн» в категории «Семейный дуэт».Вообще «Струны» для меня – отдушина. Помню, как-то сидели у костра, друзья рядом, настроение хорошее, и у меня словно крылья выросли, песни одна за другой потекли… В шесть утра я все еще пел… К бардовской песне Александр Бурнаевский приобщил не только дочь, но и ее одноклассников – много лет он водил школьников летом в походы. И конечно, на каждом привале пели под гитару! Во Владивосток семья перебралась в 1973 году. «Отец тогда взял с меня обещание: зажечь Вечный огонь у памятников воинам, погибшим на фронтах Великой Отечественной. Я пообещал и слово сдержал: принимал участие в проектировке и монтаже всех Вечных огней на территории края», - вспоминает Александр Федорович. С тех пор он посвящает городу на берегу Японского моря стихи и песни, вот и новый диск подарил к 150-летию. А на диске – и новые – «Весна во Владивостоке», «Крепость Владивосток», и старые – «Мыс Доброй Надежды», «Кальмар» - песни.- Пока живу, буду петь, - говорит Александр Бурнаевский, - пока слова в строки складываются, а ноты – в музыку, буду сочинять. Бардовская песня потому до сих пор жива и развивается, что это настоящее, очень близкое русской душе искусство. Она не позволит себе пошлости и глупости, воспитывает молодежь, завораживает чистотой и красотой языка.