Когда дело – труба

Моя приятельница обожает слушать саксофон. Решила я сделать ей приятное, взять напрокат саксофон и сбацать что-нибудь простенькое на день рождения. Где научиться? В музыкальную школу великовозрастных уже не берут. Оставалось одно: обратиться к дирижеру и руководителю народного оркестра духовых инструментов при РДК им. Арсеньева (п. Кавалерово, Приморский край) Юрию Морозову. А куда еще идти, как не к профессионалам-духовикам, если вы вдруг услышали «зов трубы»!

3 февр. 2010 Электронная версия газеты "Владивосток" №2673 от 3 февр. 2010

Моя приятельница обожает слушать саксофон. Решила я сделать ей приятное, взять напрокат саксофон и сбацать что-нибудь простенькое на день рождения. Где научиться? В музыкальную школу великовозрастных уже не берут. Оставалось одно: обратиться к дирижеру и руководителю народного оркестра духовых инструментов при РДК им. Арсеньева (п. Кавалерово, Приморский край) Юрию Морозову. А куда еще идти, как не к профессионалам-духовикам, если вы вдруг услышали «зов трубы»!

Берем всех!Пришла я в морозовское «трубное царство» и прямо с порога бухнула: «Научите, хочу сыграть что-нибудь оптимистическое. Вы, слышала, всех берете, пионеров и пенсионеров. Со слухом у меня, правда, того...». Морозов оказался вылитым Карлсоном: такой же невысокий, симпатичный и в меру упитанный мужчина в расцвете лет. «У вас зубы не кривые?» – почему-то спросил он. Я на всякий случай улыбаться перестала: «Ну, не так, чтобы совсем!». «Кривозубым на духовых инструментах играть сложнее, им достаются клавишные и ударные», – пояснил Морозов и заметил, что обычно он берет на музыкальное воспитание всех желающих. С любыми зубами. Только вот научиться «дуть в трубу» совсем непросто: кроме желания нужно еще трудолюбие. И 5–6 лет занятий, после чего можно стать неплохим музыкантом-духовиком. А подготовка профи-духовика для симфонического оркестра займет все 10 лет. Между прочим, новобранцам не помешают крепкое здоровье, прощание с вредными привычками (курение) и наличие развитых грудных и брюшных мышц: для «дутья» в трубу (а духовые инструменты, по сути, это все трубы) требуется грудно-брюшное дыхание. В морозовском оркестре малого состава (а бывают еще среднего, большого и смешанного – все зависит от количества инструментов и подготовленных музыкальных кадров) курят только двое. Постоянный духовой «тренинг» приводит к снижению количества приступов у астматиков: техника игры связана с задержкой дыхания, что, как оказалось, полезно для страдающих бронхиальной астмой. Труд духовиков-профессионалов по энергозатратам и степени тяжести сравним с «пахотой» шахтеров, каменщиков, бетонщиков, не случайно пенсионный стаж духовиков государственных духовых или симфонических оркестров, театров музкомедии составляет всего 15 лет: через 15 лет работы они имеют право на получение пенсии. А в Великую Отечественную музыкантам-духовикам давали двойную продовольственную пайку: труба не любит доходяг, часами дуть в нее – это вам не хухры-мухры.Миф об отсутствии слуха Берут всех, а как же слух, способности? – спросите вы. У Морозова, за плечами которого культпросветучилище в Уссурийске, училище искусств в Хабаровске и Хабаровский институт культуры и искусств (он профессиональный дирижер духового оркестра и музыкант, умеющий играть практически на всех духовых инструментах, хотя предпочтение отдает трубе) на сей счет свое мнение: «Бывает скрытый, внутренний слух, который можно развить. Пришел к нам когда-то 14-летний подросток Рома Бухтояров – ну совсем был «деревянный»: ни слуха, ни чувства ритма. Как говорится, медведь на ухо наступил. Может, комплексовал. Зато было огромное желание научиться играть на баритоне – это разновидность трубы и один из главных инструментов в нашем оркестре малого состава. Рома, как многие пацаны, услышал нашу игру под Новый год на центральной площади, где мы играем обычно, сидя на кузове «КамАЗа» с открытыми бортиками. Услышал и заболел духовой музыкой: хочу играть! Я разрешил: приходи, помогай, инструменты вон носи, а играй на теноре-2 – тоже разновидность трубы, вспомогательный инструмент. Дам задание – Рома вместо двух часов неделю выполняет. Я уже и рукой махнул: что тут сделаешь, а у него вдруг через полгода второе дыхание открылось, откуда что взялось! Он играл по 3–4 часа в день, достал своей трубой всех соседей и маму, зато результат был просто ошеломляющий. Ушел в армию – соседи даже заскучали без Роминых «концертов». Рома разрушил сложившийся у меня стереотип подхода к ученикам: сейчас я знаю: не бывает людей с абсолютным отсутствием слуха...».Роман Бухтояров может сыграть теперь на баритоне все что угодно – эстрадные пьесы, классику, знаменитые довоенные танго и вальсы. В какой-то мере труба определила судьбу Романа, как и других учеников Юрия Морозова. Некоторые из них стали профессиональными музыкантами, окончили училище или институт искусств. Когда Романа призвали в армию, выбор для него, как и для других «морозовцев», был предопределен: только в духовой оркестр! (На сей счет у Ю.Морозова есть договоренности с дирижерами военных оркестров.) За Рому «дрались» владивостокский духовой оркестр военно-оркестровой службы ФСБ и оркестр учебного центра ФСБ в п. Приморском Хасанского района. Хасанцы перетянули. Отслужив 1,5 года, Бухтояров остался служить в оркестре солистом-баритонистом еще 1,5 года уже как вольнонаемник, по контракту. Более того, он замещал дирижера, в его отсутствие сам вел репетиции. За 3 года обучил ряд сослуживцев игре на баритоне. Сейчас Роман живет и работает во Владивостоке, играет в духовом оркестре ФСБ и губернаторском оркестре. Я решила испытать некогда «деревянного» Романа Бухтоярова во время одного из его приездов на малую родину, в Кавалерово. По моей просьбе Рома взял в руки баритон. Морозов сел за фортепиано. Пространство заполнили звуки какой-то удивительно знакомой, озорной мелодии: учитель и ученик сыграли фрагмент «Неаполитанского танца» из балета П.И.Чайковского «Лебединое озеро». Труба пела о радостях жизни, и верилось – даже самые «деревянные» из нас предназначены прежде всего для любви и творчества, способность которых и потребность в которых заложил в нас создатель... Не всем, конечно, дано написать «Лебединое озеро» или «Времена года», но, если душа поет, и простой плов приготовить и подать можно как шедевр гастрономического искусства. «Эта музыка будет вечной...»Сегодня у Морозова занимаются люди от 8 до 65 лет, более 20 детей и несколько взрослых. Нет возрастных ограничений: любовь к духовой музыке объединяет и зеленую молодежь, и людей зрелых. Одному из «старейшин», недавно перебравшемуся на жительство в Хабаровск, Владимиру Ивановичу Лободенко – за 60, а его музыкальный стаж – 45 лет. Играть в духовом оркестре он начал с 15 лет. Сначала в родном Шкотовском районе, потом – в Кавалеровском. 3 года играл во время службы в армии в Хабаровске. В 1970 году уже сложившимся музыкантом он пришел в морозовский оркестр. Освоил кларнет, корнет (трубу), но большую часть жизни остается верен баритону. «Менять инструмент нежелательно, – считает Владимир Иванович, – диаметры мундштуков – тех самых, через которые дуют в духовые инструменты, – разные, разные по объему и сами инструменты. Баритон не сравнишь с собственно трубой, которая в 4 раза меньше. При игре на разных духовых инструментах работают и развиваются разные группы лицевых и губных мышц. Хочешь чего-то добиться – выбери что-то одно...». Многими своими учениками гордится Юрий Морозов. Среди них – Дмитрий Филимонов, окончивший Хабаровский музыкальный колледж. Потом он поступил учиться во Владивостоке в академию искусств по классу тромбона. А начинал-то у Морозова. Как и Александр Хлус, который, пройдя морозовскую школу, учился затем в хабаровском колледже искусств и одновременно работал в Хабаровской филармонии, играл в симфоническом оркестре. В 2008 году Александр во Владивостоке стал лауреатом 6-го Международного конкурса музыкантов-исполнителей. Наградой ему стали денежная премия и поздравление от министра культуры. Саша мечтает в будущем поступить в Санкт-Петербургскую консерваторию.Некоторые непродвинутые обыватели воспринимают морозовскую команду как «похоронную». Да, «морозовцы» играют и на похоронах, и на свадьбах, но приглашают их выступать и на концертных площадках краевого центра и соседних районов. Кстати, на тех же свадьбах и праздничных гулянках все чаще звучит «химия» (определение Морозова), не «живая» музыка – компьютерная или издаваемая клавишным синтезатором. Но машина ведь и есть машина, она лишена фантазии и не способна передать тончайшие нюансы настроения, не умеет импровизировать, шутить, смеяться и плакать, как может это делать саксофон или труба в руках настоящего музыканта. Через музыку, слово, творчество только человек может прикоснуться к вечности. Кто, кроме дотошных историков, помнит сегодня правителей эпохи Моцарта или Баха? А их музыка до сих пор звучит и волнует нас...Хотя излюбленный репертуар кавалеровцев можно охарактеризовать как «ретро» – это довоенные вальсы, марши, танго, «морозовцы» не считают эту музыку анахронизмом. Если их выступления на площади во время празднования 1Мая, 9 Мая, Нового года всегда вызывают массовый интерес и скопление народа, а в толпе обязательно находится какой-нибудь очередной хлопец лет 10–12, который спрашивает, можно ли «записаться в оркестр», значит, эта музыка нужна, востребована, актуальна. Эти смешные, наивные довоенные танго и вальсы будут играть и через ...дцать лет... Последние из могикан«Мы могли бы, подобно немецким оркестрантам, которых встретили во Владивостоке на Днях мира на Тихом океане, куда нас тоже приглашали, исполнять и мировую классику, Вагнера и Шуберта, – говорит Юрий Морозов. – Но на наших во многом изношенных инструментах Вагнера играть сложновато. К тому же для этого необходим полный состав духового оркестра – весь набор инструментов и расширенный состав музыкантов. У нас же «средств производства» и духовиков хватает только для оркестра малого состава. В крае сохранились единицы самодеятельных духовых оркестров, причем во Владивостоке – ни одного, все – в провинции, в том числе в Кавалерово. Словом, мы последние из могикан! А когда-то духовых оркестров в крае было как грибов в лесу – несколько в каждом поселке и городе, только в нашем районе – 12. В школах и ДК наличие духового оркестра было делом привычным. За последние пару десятилетий оркестры зачахли и позакрывались, финансировать «духовое» направление перестали, инструменты посписывали как хлам. Мы с друзьями собирали этот «хлам», колдовали над реанимацией инструментов… Оркестр наш родился 55 лет назад, а я руковожу им 30 лет. Несколько лет назад оркестру присвоили звание народного...».Когда в Кавалерово отмечали 50-летие оркестра, финансовую помощь оказали ему ЗС ПК и кавалеровское ЗАО «АСО-1». На выделенные средства Морозов приобрел новые барабаны, флейту, два кларнета и два баритона. Его бывший ученик, ныне живущий в США, прислал из-за океана посылку на $10 тыс.: мундштуки, трости, детали для инструментов, ноты. Оркестранты радовались как дети. Хотя финансирование оркестра из районного, а ныне – из бюджета Кавалеровского городского поселения весьма скромное, Морозов не жалуется: говорит, спонсоры и помощники для его оркестра в районе всегда находятся. Охотно помогает райадминистрация. Главное сейчас – привлечение детей к духовой музыке. Есть потребность в обновлении и омоложении коллектива… Преподает Морозов и в кавалеровской школе искусств, где 6 лет назад открылось отделение духовых инструментов.…Устав, Морозов изредка в шутку объявляет музыкантам: «Все, ухожу в монастырь!». Но из года в год «монастырь» откладывается: настоящие капитаны свой корабль не бросают или покидают его последними...