аложницу обменяли на пулю

Рано утром в дежурную часть Фрунзенского РУВД поступил тревожный сигнал: мужчина, находившийся, как потом выяснилось, в состоянии наркотического опьянения, учинил погром в квартире сожительницы, а потом захватил ее в качестве заложницы. От прибывших усмирить “кухонного боксера” сотрудников РУВД он потребовал “обмена” женщины на милиционера.

10 окт. 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №239 от 10 окт. 1997

Рано утром в дежурную часть Фрунзенского РУВД поступил тревожный сигнал: мужчина, находившийся, как потом выяснилось, в состоянии наркотического опьянения, учинил погром в квартире сожительницы, а потом захватил ее в качестве заложницы. От прибывших усмирить “кухонного боксера” сотрудников РУВД он потребовал “обмена” женщины на милиционера.

Около получаса заместитель начальника Фрунзенского РУВД начальник милиции общественной безопасности майор милиции Виктор Костычев и заместитель начальника отдела вневедомственной охраны майор милиции Александр Болотин пытались уговорить наркомана прекратить бесчинство. Но тот не унимался: схватив топор, он поднес его к горлу жертвы. Не смог уговорить злоумышленника образумиться и брат женщины.

Дело и впрямь грозило принять еще более серьезный оборот. Угроза смерти, поначалу казавшаяся призрачной, стала явью.

Тогда майор милиции Виктор Костычев принял решение: связавшись с дежурным по краевому УВД, он вызвал на помощь бойцов СОБРа. Последние также неоднократно предлагали мужчине-наркоману отпустить заложницу. В ответ доносились треск ломаемой мебели, нецензурная брань и угрозы расправиться с женщиной.

Чтобы вызволить попавшую в беду, сотрудники милиции хотели было “уазиком” вырвать оконную решетку и через окно проникнуть в квартиру. Не удалось: злоумышленник в подтверждение своих намерений включил свет в квартире, дабы с улицы было видно топор, лезвие которого он занес над головой жертвы. “Если вы, мусора, притронетесь к решетке, то следом я выброшу в окно ее ноги, руки и голову!” - крикнул мужчина.

Медлить было нельзя. Сотрудники милиции приняли решение: применить оружие на поражение. Закон о милиции допускает такую возможность, когда использованы все варианты ненасильственного разрешения конфликта.

Диалог между руководителями и оперуполномоченным, которому поручили прицельным выстрелом поразить преступника, был коротким:

- Уверен, что не заденешь женщину?

- Уверен: я стреляю хорошо.

- Тогда действуй...

Прозвучал хлопок выстрела, и злоумышленник, выронив топор и выпустив жертву, осел на пол. Выстрел оказался смертельным.