Челябинск "закрыл" армию от народа

Как стало известно агенту "Уха", главный военный прокурор России Александр Савенков в конце января этого года категорически запретил всем своим подразделениям (прокуратурам гарнизонов, округов, армий, флотов и т. п.) общаться с прессой.

3 март 2006 Электронная версия газеты "Владивосток" №1911 от 3 март 2006

Как стало известно агенту "Уха", главный военный прокурор России Александр Савенков в конце января этого года категорически запретил всем своим подразделениям (прокуратурам гарнизонов, округов, армий, флотов и т. п.) общаться с прессой.

Как выясняется, причина внезапного, но уже весьма продолжительного молчания всех военных прокуратур страны - история рядового Сычева, которая вызвала в российском обществе известный ажиотаж. Теперь военные прокуратуры "на местах" не имеют права сообщать СМИ (а соответственно - обществу) о преступлениях, расследованных и направленных в суд делах, приговорах и происшествиях в среде военнослужащих. Отныне и повсеместно все ответы на вопросы о происшествии даже в самом отдаленном регионе может давать только пресс-служба ГВП - главной военной прокуратуры РФ.

Однако слово "может" абсолютно не означает - "обязана". Может дать, а может и не дать. Приказ доведен до всех прокуроров, заместителей, помощников прокуроров и следователей с целью повсеместного его исполнения. В общем, армия в очередной раз закрылась от общества.

Правда, несмотря на этот приказ, существуют десятки лазеек, по которым данный запрет можно обойти: сообщать об имеющихся судебных делах могут и военные суды, находящиеся вне юрисдикции ГВП, и центры общественных связей контрразведки (как территориальной, так и военной), просто "слухмейкеры" из военных подразделений и т. п.  Парадоксально, но главная военная прокуратура, запретив подчиненным общаться с прессой, подрубила тот сук, на котором сидит, поскольку отдельным пунктом оценки эффективности работы военных прокуратур является профилактика преступлений в СМИ, когда на примерах приговоров рассказывается о неотвратимости наказания. Теперь же военные прокуроры в отличие от своих территориальных коллег на неопределенное время лишены привилегий по своевременному сообщению о раскрытых преступлениях и победах.

А может, им, по мнению все того же Александра Савенкова, и хвастать особо нечем?