Испортят ли колонны голодающих рабочих настроение празднующим москвичам?

Информационные агентства порадовали сообщением: президент Ельцин дал согласие участвовать в основных мероприятиях, посвященных 850-летию Москвы.

14 июль 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №175 от 14 июль 1997

Информационные агентства порадовали сообщением: президент Ельцин дал согласие участвовать в основных мероприятиях, посвященных 850-летию Москвы.

В обмен на это благосклонное согласие мэр Москвы Лужков намерен добиться разрешения президентской администрации провести основной праздник на Красной площади. Президентское окружение упрямится и предлагает москвичам танцевать где-нибудь подальше от Кремля.

Планируется, что 5 сентября развернется основной праздник, постановщиком которого стал известный кинорежиссер Андрон Михалков-Кончаловский.

Вполне возможно, что есть и другие авторы действа. Тогда все мероприятие может выглядеть примерно так: с трибуны у мавзолея изумленный президент видит, как в вечерних сумерках на Красную площадь, раздвигая празднично одетых москвичей, втягиваются колонны голодающих работников атомных станций. Сегодня у них хорошее настроение. Месяц назад вышли они из разных мест нашей необъятной страны: из Воронежа, Смоленска, Петербурга. И вот посланцы трудовых коллективов энергетиков - в столице. В руках у них счетчики Гейгера, которые своим мелодичным потрескиванием создают особую музыкальную прелюдию к празднику.

Вслед за ними идут шахтеры Кузбасса и Приморья. Не все смогли дойти, но столь велико было желание увидеть президента, что товарищи согласились нести занемогших на носилках. На плечах у шахтеров отбойные молотки, а фонарики на касках гармонируют с иллюминацией площади.

Со стороны Исторического музея навстречу им движется колонна работников оборонных предприятий. Они несут президенту плоды рук своих: новое стрелковое оружие. Тяжелые изделия летят или ползут сами.

От Васильевского спуска на брусчатку исторической площади входят мирные батальоны врачей и учителей. Их голоса дополняют праздничную разноголосицу мероприятия. Все славят президента и благодарят москвичей за организацию праздника.

Президент, взволнованный до слез таким неожиданным проявлением народной любви, в поисках носового платка бежит через подземный ход в свою резиденцию. Но бравые офицеры едва не сокращенных воздушно-десантных войск обветренными ладонями утирают президентские слезы и на руках вновь выносят его на трибуну. Народ ревет от восторга.

Президент приглашает своих ближайших сподвижников разделить народную радость. То там, то здесь в людском море успеваешь заметить то рыжую, то курчавую головы первых вице-премьеров. Они словно перекатываются с места на место, но это обманчивое впечатление, потому что ниже голов еще видны белоснежные воротники с галстуками. И везде люди обступают своих любимцев и стараются к ним прикоснуться.

Народное ликование столь велико, что люди прощают президенту свою зарплату за год, а сам президент прощается с должностью.

Великолепный голос Лучано Паворотти звучит над притихшей толпой. Можно разобрать отдельные слова гимна “Боже, царя храни”. Все падают ниц. Распахиваются Георгиевские ворота, и на белом иноходце оттуда выносится генерал Лебедь. На руках у него цесаревич Георгий в нахимовской форме. Начинают гудеть колокола Ивана Великого. Из собора Василия Блаженного выходит процессия священнослужителей. Патриарх ведет Георгия в Успенский собор венчаться на царство. В свите вспыхивает короткая схватка за место регента.

Наутро пресса сообщает, что столица возвращается в Санкт-Петербург...

Шутки шутками, но не зря, ой, не зря, администрация президента не хочет празднования на Красной площади.