Блокпост

Многие настоящие мужчины День защитников Отечества встречают в Чечне. На боевом посту будут 23 февраля приморские бойцы из ОМОНа, СОБРа и двух сводных отрядов милиции, дислоцируемых сейчас в Грозном, Гудермесе, Мескер-Юрте и Шали. Слова: «Служу России!» здесь звучат по-особому гордо.

21 февр. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1314 от 21 февр. 2003

Многие настоящие мужчины День защитников Отечества встречают в Чечне.  На боевом посту будут 23 февраля приморские бойцы из ОМОНа, СОБРа и двух сводных отрядов милиции, дислоцируемых сейчас в Грозном, Гудермесе, Мескер-Юрте и Шали. Слова: «Служу России!» здесь звучат по-особому гордо.

«Ниже по течению Терека живут чеченцы, самые злейшие из разбойников, нападающие на линию. Общество их весьма малолюдно, но весьма умножилось в последние несколько лет, ибо принимались дружественно злодеи всех прочих народов, оставляющие земли по каким-либо преступлениям. Здесь находили они сообщников, тот час готовых либо отмщевать за них, или участвовать в разбоях, а они служили им самыми верными проводниками в землях, им самим незнакомых. Чечню можно справедливо назвать гнездом всех разбойников».
Генерал А. П. Ермолов

«- …Он вознаградил себя за потерю коня и отомстил, - сказал я.
- Конечно, по-ихнему, - сказал штабс-капитан, - он был совершенно прав.
Меня невольно поразила способность русского человека применяться к обычаям тех народов, среди которых ему приходится жить, не знаю, достойно порицания или похвалы это свойство ума, только оно доказывает неимоверную его гибкость и присутствие этого ясного смысла…».
М. Ю. Лермонтов. «Герой нашего времени»

ТАНКИ ГРЯЗИ НЕ БОЯТСЯ

От страшного удара кузов многотонного «КамАЗа» на миг вздымается над землей. Ощущение, что все летит в тартарары, и вместе с мешками, ящиками и прочим добром туда же летим мы. Мы – это корреспондент «В» и лейтенант владивостокского ОМОНа Александр Волощук, со всеми удобствами расположившиеся в кузове боевой машины среди армейского имущества.

- Думал – началось, - придя в себя, говорит Саша. – Накрыли…

«Накрыл» нас родной бронетранспортер внутренних войск, следующий за нами в составе колонны. Боец-водитель то ли задремал, то ли рычаги перепутал. И когда на одном из перевалов «КамАЗ» притормозил, идущий на скорости под 60 БТР со всей дури упорол его в «задницу».

Благо «КамАЗ» – машина тоже серьезная. После краткого разбирательства в соответствующих случаю образных армейских выражениях, которыми в совершенстве обязан владеть каждый воин от солдата до генерала (их в колонне целых двое), бронелента продолжает путь в черной чеченской ночи.

Лязг и скрежет основательно «поведенного» кузова определяют тему разговора. Александр Волощук прошел обе чеченские кампании, шесть командировок на войну с 1995 года. Здесь заработал «За отвагу», «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, «За отличие в охране общественного порядка» и многие другие награды. И «бардака тоже насмотрелся».

- Сейчас взаимодействие все-таки получше налажено – более-менее. А в первую войну даже связи между собой почти не имели. Боевики этим успешно пользовались. В Грозном блокпосты и ПВД (пункты временной дислокации) понатыканы едва не через каждые пятьдесят метров. «Чехи» в развалинах зайдут между ними, обстреляют в обе стороны и скроются. А наши потом всю ночь перестреливаются, только утром разбираются, что друг с другом воевали.

Мы идем из Моздока (который еще называют кавказским Сайгоном) на Ханкалу, где расположена база объединенной группировки войск в Чеченской республике. «Город пыльный, город грязный» является постоянным объектом здорового военного юмора. Характерная для любой войны критичная реакция личного состава на деятельность «окопавшихся» при штабе находит широкое выражение в радиоэфире, хотя у каждого здесь своя правда. Впрочем, утверждение, что в Ханкале собрана грязь со всей Чечни, недалеко от истины. Танки, БТРы, бронированные «хищники» и другая тяжелая техника вкупе с армейскими сапогами так перемесили чеченскую степь, в которой раскинулся военный городок, что весной-осенью база буквально утопает в грязи, а летом накрывается тучами пыли. В пыли и грязи разрабатываются тактика и стратегия чеченской войны.

Популярный в передовых кругах России XIX века генерал Алексей Петрович Ермолов вновь популярен – среди современного офицерства.

- Много общего с современными реалиями, - считает один из командиров приморского сводного отряда милиции (СОМа) майор Юрий Марченко. – И именно ермоловская стратегия использована во второй кампании – во избежание ошибок первой.

Исторические параллели действительно напрашиваются сами собой. Почти полвека русские «воевали Кавказ», долгое время пытаясь «одним решительным ударом» покончить с Шамилем. Лишь возврат в середине 40-х годов XIX века к тактике, которую эффективно применял Ермолов - систематических действий ружьем и топором и постепенной атаки гор, позволил переломить ход войны. Современные зачистки, блокпосты, точечные удары, спецоперации и многое другое – это все из арсенала генерала Ермолова. Конечно, любые аналогии условны. Но таковы уроки самой продолжительной войны Российской империи. Или ее дальнейшего продолжения? За 10 лет обильного кровопролития вся Чечня превратилась в своеобразный блокпост на Кавказе, где свои задачи выполняют сейчас приморские бойцы из ОМОНа, СОБРа и двух сводных отрядов милиции, дислоцируемых в Грозном, Гудермесе, Мескер-Юрте и Шали.

ТРЕТИЙ ТОСТ

Приморского полковника Юрия Орленко поминала вся Чечня.

- В годовщину его гибели, 27 января, собрались, - рассказывает командир владивостокских омоновцев подполковник Магомед Лабазанов. – Я вышел в эфир. Сегодня, говорю, у нас скорбная дата, кто помнит-знает – помяните. И пошли позывные из отрядов – бурятского, санкт-петербургского, псковского, пермского, кемеровского, липецкого… Практически от всех. Даже из Грозного докричались. Вся Чечня его помнит. Настоящий офицер.

Корреспондент «В» как раз привез номер газеты «Владивосток» с материалом об открытии памятника полковнику Орленко. Командир ОМОНа зачитал его перед строем.

Сегодня стол накрыт по торжественному поводу. Заместитель начальника УВД Приморья полковник Станислав Староверов привез приказ о присвоении очередных званий и боевые медали. За мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при исполнении служебного долга в Северо-Кавказском регионе, указом президента РФ награждена большая группа наших бойцов. В том числе медали ордена «За заслуги перед Отечеством» 1-й степени вручены командирам ОМОНа и СОБРа подполковнику Магомеду Лабазанову и полковнику Валерию Пузыреву. Ответные слова: «Служу России!» здесь звучат особенно гордо. Но третий тост всегда – стоя, не чокаясь.

Знают нашихОт бетонных укреплений пункта временной дислокации владивостокского ОМОНа под Мескер-Юртом траншея идет непосредственно к блокпосту. Прямо у траншеи крест, на этом месте в бою погиб Роман Мицай. Боевики подошли со стороны Аргуна и, заняв позицию у окраины села, начали обстрел. Роман одним из первых выскочил и открыл ответный прицельный огонь. В это время разорвалась граната, один из ее осколков оказался смертельным.

Нынешнюю смену обстреляли на второй день после прибытия. «Наверное, чтобы не расслаблялись», - шутит капитан Евгений Лиходин, для которого это уже третья командировка в должности заместителя командира отряда. В новогоднюю ночь, когда разгоряченное село палило в воздух из всех видов стрелкового оружия, в расположение омоновцев в качестве подарков под шумок прилетели два выстрела из РПГ и восемь из подствольного гранатомета. А за два дня до нашего приезда буквально в метре от укреплений, под стеной, ухнула мина из 120-миллиметрового миномета. «Булыжниками засыпало величиной с голову, - рассказывают бойцы. – Хорошо, никого не зацепило».

Владивостокский ОМОН считается одним из лучших подразделений, дислоцированных в предгорном Шалинском районе. Поэтому в зоне его ответственности сложнейший объект - пересечение федеральных трасс Ростов - Баку и Аргун - Шали. Единственный на всю Чечню подобный перекресток, через который в сутки проходит 1,5-2 тысячи единиц автотранспорта, не считая военных колонн. Боевое дежурство 24 часа в сутки в тяжеленном «бронике», каске-сфере и полном боекомплекте. И в постоянном напряжении, которое бойцы считают самым тяжелым, что есть на этой войне.

Гадости приходится ожидать в любой момент. Остановили на КПП для проверки документов «Жигули». Дверь открывается, а оттуда рука с пистолетом – пассажир с первого сиденья открыл по наряду огонь. Прапорщику Сергею Сарафанову пуля попала в лицо, повезло, что «скользом», парень снова в строю. Бандиты газанули, пытаясь скрыться, но автомобиль накрыли ответным огнем. Водитель и пассажир убиты. Нештатные ситуации на КПП-709 возникают практически каждый день.

СТИХИ И «НОРД-ОСТ»

Женщину, которая на центральном рынке рядом с КПП торговала камуфляжем, убили бандиты. Свою же – чеченку. За «пособничество», за то, что продавала обмундирование и вещи нашим бойцам. А попутно и ограбили. Так что неизвестно, что послужило первопричиной расправы, скорее всего – все вместе. Недавно был убит и очередной глава администрации Мескер-Юрта, расстрелян на крыльце собственного дома. В таких условиях налаживаются связи с местным населением.

А одну из своих знакомых нашим омоновцам довелось видеть по телевизору. Мертвой. Лежала в проходе зрительного зала, когда на весь мир камеры демонстрировали освобождение заложников «Норд-Оста». Чеченская девушка-смертница раньше торговала в Мескер-Юрте мороженым. С лотком выглядела очень мирной.

- Ничего себе, думаем, мороженщица, - делятся впечатлениями парни. – Оказалось, какая-то дальняя родственница Бараевых. Местные поговаривают, «крыша у нее поехала». А может, для отвода глаз мороженое продавала – следила за передвижениями войск.

ОМОН из Владивостока стоит здесь уже несколько лет. Въезжали в чистое поле, а сейчас пункт временной дислокации напоминает крепость – мощный периметр из железобетонных блоков, казарма, столовая, баня… Все отстроено своими руками. И с местными за это время притерлись.

Владивостокские омоновцы Павел Шулипов, Анатолий Озорнин и Антон Малыгин- Они даже так уже и говорят: «Наш ОМОН», - говорит Лабазанов. – Мы и в этот раз привезли много гуманитарной помощи, то, что по городу собирали, в том числе и при поддержке газеты «Владивосток». Люди приносили от чистого сердца, в основном для детей. Приняли с очень большой благодарностью. Женщины говорили теплые слова - люди с другого края света специально нам собирали. И пожелания передавали, в основном по оказанию помощи ученикам. Здесь тетрадок, карандашей, ручек, даже мела не хватает.

Дети читали гостям стихи. О войне.

Так решили генералы:
кто слабее - виноват,
сильным – рай,
а слабым – ад.
Генералы плоховаты,
не обучены солдаты,
не сломили за два дня,
не виновится Чечня.
Может, хватит притворяться,
а пора бы разобраться,
чья тут правда, чья вина,
и на чьей земле война?!
И еще.
Откуда ты пришла, война?
Скажи мне имя человека,
из-за которого калека
- дочь, что невинна и юна.
Скажи мне, подлая война,
откуда ты взялась на свете,
где этот город на планете,
откуда ты принесена?
Скажи, проклятая война,
куда запрятала ты жалость
и сколько крови насосалась,
как озверелый сатана?
Зачем сжигаешь все дотла
и тьму приносишь вместо света?
Иди, война, и делай это
в краю, откуда ты пришла!

Девочкам 10-12 лет. Если бы это были стихи про Великую Отечественную, которые мы тоже декламировали в детстве, можно было бы в качестве комментария что-нибудь сказать про хорошее патриотическое воспитание. Но это стихи о другой войне.

Девочки не хотели обидеть гостей, которым были искренне благодарны за подарки. Но в отличие от нас, которые в детстве знали войну только по книжкам и фильмам, они ничего другого, кроме войны, не знают. И стихов других не знают. И девушка, торговавшая мороженым в их селе, стала смертницей «Норд-Оста».

БОЕВИКИ В ЗАКОНЕ

Гудермес – город братьев Ямадаевых, известных на всю страну разбойников. Один из сильнейших в Чечне кланов. Вроде бы все знают, что люди Ямадаевых - бандиты из бандитов. Но во вторую войну просто оказались немножко поумнее, поняли, что теперь церемониться с ними не будут. Решили, лучше легализоваться. Они остались в законе, перешли, если так можно выразиться, на сторону правительства.

- Им оставили то же оружие, - рассказывает офицер чеченской ФСБ, - хотя это были бандиты – те же бандформирования. Когда федеральные войска подошли сюда, Гудермес бы стерли с лица земли, как Грозный. Они просто подумали – зачем это? Так они смогут быть при «бабках» и не бегать в горах, в законе жить.

Сотрудники чеченской ФСБ практически все – «кровники». С подконтрольными бывшим бандитам правоохранительными органами у них фактически война. «Как я еще могу к ним относиться, я лично знаю, что он в 1999 году в банде орудовал, я за ним по горам бегал. А пришел тейп Кадырова к власти, он уже сам бегает, якобы преступников ловит».

- Какие у них идеи? – возвращается к начатому накануне разговору майор Владимир Козин, один из командиров приморского сводного отряда. – Нет никаких идей, все решают деньги. Если, конечно, не считать фанатиков-смертников, которых боевики используют по назначению. Целое поколение выросло на войне. Посуди сам, десять лет идет война, ему было 12-13. В школу он уже не ходил, сейчас стал взрослым. Физически крепкий, здоровый мужик, но ни образования, ни специальности нет. Ни читать, ни писать не научился. Ну и куда ему деваться, если он, кроме автомата, ничего в руках держать не умеет? Набрали в МВД 12 тысяч человек, чтобы пристроить. Своих кадров офицерских у них нет, старых они все повырезали. Вот и стоят они, так называемые гаишники, костры пинают. С автоматами. Зарплата под 15 тысяч рублей, это у неквалифицированного работника. Поэтому у них очень тяжело туда попасть. Или связи, или деньги. Если тейп сильный – пристроят, по такому принципу и формируются.

Ни для кого здесь не секрет, что в чеченскую милицию часто попадают и по согласованию с теми же боевиками. Только что мы вернулись из Грозного, где неподалеку от расположения приморского СОМа из гранатомета подбили «Урал». Один «двухсотый» (по армейской терминологии – убитый), а второму парню осколком вязаную шапочку распороло, даже не зацепив. Можно сказать, заново родился. По предварительной информации, стрелял чеченский милиционер, который исчез после взрыва.

- Вполне вероятно, - подтверждает версию Юрий Марченко. – В Грозном у нас шла стабильная информация, что фугасы закладывают именно чеченские милиционеры. У них есть возможность беспрепятственно пройти и установить взрывчатку. Потом сколько у нас случаев на КПП было, когда оружие они пытались провезти или еще что-то.

- А вот другая судьба, - продолжает Владимир Козин. – Во время съезда чеченского народа, который у нас в Гудермесе проходил, разговорился с парнем-милиционером. Лет 12-14 ему было, когда попал к боевикам. Стал гранатометчиком, на колонны охотился. Там его ранило, хорошо хоть не добили, гранатомет забрали и свалили. Федералы его подобрали, вылечили, выходили. Теперь он милиционер, злой на них, на боевиков.

В Чечне появилась еще одна силовая структура – «кадыровцы». «То ли военное формирование, то ли комендатура какая-то, статус никто толком не знает, никто пояснить не может, - рассказывают офицеры. – Но вооружены и вооружены очень хорошо. Называют себя личной гвардией Кадырова. На новых «девятках» и «Волгах» катаются, дуплексная связь, все с АКСами. Ведут себя – уже население стонет. Что понравится во дворе, могут отобрать – хоть машину, хоть козу. Недавно зачистка проходила, так они и на парней из внутренних войск рыпнулись. Но «вованы» «кадыровцев» быстро придавили – наехали БТРом на их «девятку», та аж скривилась, а самих мордой в снег».

СЪЕЗД ЧЕЧЕНСКОГО НАРОДА

- Хорошо сегодня ночью «баяны» играли, - комментирует ночную минометную канонаду майор Марченко. – Особенность здесь такая – когда затишье, уснуть не можешь. Сон какой-то дремной, тревожный, а когда палить начинают, сразу раз – и все.

Утренний развод в Гудермесе проводит командир сводного отряда милиции подполковник Виталий Топилин. Приморские бойцы охраняют самые важные объекты: здания ФСБ, администрации города и Полевого банка. Объекты, потенциально привлекательные для террористов. В местный штаб партии «Единство» накануне залепили из «Шмеля», прямо в форточку. Понятно, что взрыв Дома правительства в Грозном - чисто политический шаг. А в воздухе Гудермеса остро воняет политикой, а значит – порохом, гарью и кровью.

Недавно здесь прошел организованный главой администрации республики Ахматом Кадыровым съезд чеченского народа. Чеченский народ, доставленный самолетом из Москвы в ямадаевский Гудермес, единодушно проголосовал за проведение 23 марта референдума. Что будет дальше, никто не знает, но те же «кадыровцы» открыто заявляют, что не сложат оружие, если Кадырова не выберут президентом. И силовые структуры, и полулегальные вооруженные формирования, и боевики – все готовятся к очередному этапу схватки за власть. Уже поступили оперативные сообщения, что бандформированиям поступила проплата за организацию крупных террористических актов. В республике предчувствие третьей чеченской – гражданской – войны.

А 23 февраля здесь дата особая. День защитников Отечества совпадает с траурным днем - 23 февраля 1944 года по приказу Сталина была осуществлена массовая депортация чеченцев… Обстановка с каждым днем становится напряженней.

«Грузовой автомобиль ЗИЛ-131, в котором находилось около 1200 кг взрывчатки, обнаружен и обезврежен армейским спецназом в Гудермесском районе Чечни. Об этом сообщил источник в штабе объединенной группировки войск на Северном Кавказе. По данным военных, боевики готовились к совершению в Гудермесском районе крупного теракта накануне или в день референдума по конституции Чечни, назначенного на 23 марта». Это сообщение на лентах информационных агентств появилось только что, когда этот материал готовился к печати во Владивостоке.


Владивосток - Моздок - Ханкала - Грозный - Гудермес - Аргун - Мескер-юрт - Шали - Владивосток

(Окончание в следующем пятничном номере «В»)

***

Редакция газеты «Владивосток» благодарит руководство УВД Приморья и депутата Законодательного собрания края Владимира Николаева за содействие, оказанное при организации командировки.