Папа, я здесь!

Певица Алсу анонсировала в ноябре аж три концерта: в “России”, “Олимпийском” и зале им. Чайковского. На самый неожиданный и пафосный концерт трилогии отправился наш корреспондент.

14 нояб. 2002 Электронная версия газеты "Владивосток" №1265 от 14 нояб. 2002

Певица Алсу анонсировала в ноябре аж три концерта: в “России”, “Олимпийском” и зале им. Чайковского.
На самый неожиданный и пафосный концерт трилогии отправился наш корреспондент.

Включить в привычный набор из “России” и “Олимпийского” зал имени Чайковского - замысел и вправду нетривиальный: ничего подобного в этих стенах прежде не случалось. Алсу вполне могла устроить свой камерный концерт в одном из театров, привычных к такого рода выступлениям (будь то МХАТ, Станиславского или даже Малый), но выбрала все ж эту площадку, никогда еще не принимавшую звезд эстрады. Устроители не только сняли сам зал, не только закрыли на вечер все заведения в фойе (там множество всяких закусочных и популярная кофейня “Делифранс”), но даже ангажировали под автостоянку для гостей всю площадь Маяковского. Судя по обилию машин с табличками типа “Госдума” и “МВД России”, некоторый административный ресурс при этом все же был применен.

Означенный ресурс вкупе с прочими дорогими гостями вольготно разгуливал в зале: мероприятие позиционировалось как парадное, недешевое (билеты в партер - около 9000 рублей) и для понятного контингента. Вечерние платья подразумевались, бесплатное вино прилагалось. Из владельцев служебных машин присутствовали Чилингаров, Алекперов, Жириновский, Сергей Цой с супругой; также были замечены Юлия Бордовских, Жанна из “За стеклом” и почему-то Андрей Бартенев, чрезвычайно веселившийся по поводу всего происходящего. Пришли и коллеги по цеху: Игорь Николаев, Наташа Королева, Авраам Руссо, группы “Девочки” и “Тату”. Все они, как приватно прокомментировали вашему корреспонденту в окружении певицы, наверняка пришли позлорадствовать и порадоваться девушкиному провалу, который вполне мог случиться.

Однако провала не было. Нельзя, конечно, сказать, что Алсу - самая выдающаяся певица из выступавших в этом зале; не стоит также оценивать этими же мерками ее вокальные данные. Но уж обаяния и известной девичьей непосредственности ей было не занимать. Выступала она в симпатичном кремовом платье и туфлях, усыпанных чем-то очень блестящим; аккомпанировал ей оркестр, усиленный ритм-секцией, парой гитаристов и Вадимом Байковым за роялем. Оркестр был одет в хитрого покроя белые фраки, несколько напоминавшие медицинские халаты, остальные же - кто во что.

Освещенная неровным фиолетовым свечением, Алсу вышла к публике после небольшой увертюры и исполнила новую песню “Летящая над облаками”, мелодически сильно похожую на давнее сочинение Билли Джоэла “Honesty”. В этом, вполне лирическом духе и была выдержана большая часть представления. Здесь смешались песни из нового русскоязычного альбома, старые хиты и кое-какие песни на английском, в том числе всем известное “Solo”. Алсу спела даже на татарском - песню, посвященную отцу, которая, собственно, так и называлась - “Отец” (“Эткей”).

Ее предварило небольшое и очень трогательное предисловие о том, как еще маленькой Алсу однажды разбила вазу и сперва хотела замести следы, а потом с горечью подумала, что, даже если она разобьет 30 ваз, папа все равно не придет и не отругает, потому как занят на работе. “Но теперь, - заключила певица, - он, к счастью, в зале”, - и указала рукой куда-то в левую часть партера. В этом месте немедленно началось легкое шевеление: зрители подозрительно оглядывали сидящих рядом и за собой, стремясь угадать, который из них и есть Ралиф Рафилович Сафин. Но тот ничем не выдал себя, зато, проследив за указательным пальцем Алсу чуть дальше, можно было увидеть Игоря Николаева, улыбающегося так довольно, словно бы песня “Эткей” посвящена именно ему. Николаева вообще трудно было не заметить: он так энергично и даже с каким-то легким надрывом хлопал в такт каждой более-менее быстрой песне, словно бы поставил на успех Алсу все свои карманные деньги.

И если так, то он не прогадал. Если вначале было заметно некоторое волнение певицы, если исполненная “Аве Мария” чуть было не поставила под вопрос весь успех операции, то уж второе отделение, наполненное старыми беспроигрышными хитами, завершилось полной и безоговорочной победой Алсу - с овациями, двумя бисами и соразмерными статусу присутствующих букетами. Публика осталась довольна: в конце концов, услышать в зале Чайковского песню “Зимний сон” - удовольствие действительно изрядное.

АлсуНЕМНОГО О СЕБЕ

- Из чего сейчас в основном состоит твоя жизнь?

- Два месяца безвылазно сижу в офисе, с утра и до часа-двух ночи. Здесь у нас и репетиционная база, и студия. Надо делать альбом, потом бежать на репетицию, потом интервью, съемки, потом опять в студию, потом спать немножко - и с утра снова. Так что после концертов мы все хором едем лечиться. По клиникам, по домам отдыха...  Профсоюзов же в шоу-бизнесе нет. Права никто не качает.

- Ты вообще трудоголик?

- Абсолютный. Дома я еще могу быть ленивой, но на работе - никогда. Но я не жалуюсь: сама же все это выбрала. Чего теперь-то? Конечно, я не ожидала, что будет так сложно: я не то что друзей, родителей не вижу, хотя и живу с ними в одном доме. Брата вижу раз в неделю, в субботу утром. А эти два месяца вообще кошмар.

- Получается, твой публичный образ этакой glamour girl не очень соответствует действительности?

- Получается, так. Я очень домашняя девочка. В Лондоне могу еще сходить в клуб - раз или два в неделю максимум. В кино иногда хожу. С друзьями могу проболтать несколько часов кряду, потому что не вижу их неделями. А если б я тусовалась, я бы умерла уже, наверное. Там же тоже надо со всеми поздороваться, поулыбаться, поговорить. Хотя приглашения приходят постоянно (наугад роется в куче бумаг на столе и выуживает черную пластмассовую блямбу со своим именем; с интересом ее рассматривает).

- Это приглашение на открытие бутика “Ив Сен-Лоран”. Вчера было.

- Ну вот... Да и бог с ним. Я лучше дома посижу.