Мы все родом из школы

Я была одной из первых учениц, которые пришли в школу-интернат № 2 в день ее рождения - 17 декабря 1961 года, и проучилась в ней ровно 10 лет. Мои воспоминания самые светлые. Не любила я в те годы только субботу, потому что надо было уезжать домой. И с нетерпением ждала понедельник.

14 дек. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1090 от 14 дек. 2001
Я была одной из первых учениц, которые пришли в школу-интернат № 2 в день ее рождения - 17 декабря 1961 года, и проучилась в ней ровно 10 лет. Мои воспоминания самые светлые. Не любила я в те годы только субботу, потому что надо было уезжать домой. И с нетерпением ждала понедельник.

У нас в школе была почти семейная атмосфера, ведь учителя находились с нами практически круглые сутки. Они вели факультативы, объясняли непонятные уроки, организовывали вечера. Праздников у нас хватало! Ник-Ник приглашал в гости к детворе артистов, ученых, героев войны, иностранцев. Помню встречу с артистом Григорием Юматовым, с узницей концлагеря Галиной Петровой.

У нас было великое множество кружков, ученики посещали сразу по нескольку. Хореографический поначалу вела педагог высшей квалификации из Ленинграда Эмилия Даниловна Соснова, а потом в школу пригласили тогда еще молодого Васютина. Его воспитанники, приехавшие из Спасска, тоже поселились в нашем интернате, и это стало началом знаменитой студии. А наши незабываемые спевки! Ник-Ник сам очень хорошо поет - дружеские посиделки с директором забыть просто невозможно.

Учителя, проводившие с нами время с утра до вечера, многим заменили родителей, которых у нас не было. Помню Лидию Григорьевну Долинную. Не буду врать, что любила химию, но она и на уроках находила время, чтобы общаться с нами на житейские темы. Лидия Григорьевна понимала, что нам, интернатским детям, надо давать еще и уроки жизни, учить строить отношения в семье. "Вы должны понимать, что в семье все зависит прежде всего от женщины, - говорила она, - от ее мудрости". Беседовала с нами как мать.

Частенько вспоминаю уроки литературы, которую вела у нас Ульяна Ивановна Голодяева. Эти занятия я ждала особенно. Они были как праздник, как концерт. Ульяна Ивановна никогда не давила нас своим авторитетом, давала возможность высказаться. Недаром мы так любили писать сочинения, в которых можно было рассказать обо всем: о своей мечте, о любви, об отношении к тому или иному писателю. Мы знали, что нас поймут. Такое самовыражение поощрял и Ник-Ник, он считал это необходимым в подростковом возрасте. Помню, как говорил директор, преподававший не всеми любимую физику: "Я двойки ставить не буду. Вдруг загублю талантливого артиста или поэта".

До чего здорово у нас начинались понедельники - с линеек, на которых обсуждалось буквально все: планы на неделю, работа Совета справедливых, шефство ученых. Кстати, к ним можно было в любой момент сходить на экскурсию, порасспрашивать о тайнах наук, ведь Академгородок был совсем рядом с нами. На этих линейках можно было спорить, говорить об украденном из раздевалки пальто или рассуждать о настоящем самолете, подаренном интернату летчиками, А иногда мы заканчивали линейки песнями. Мы жили открыто. Как большая семья.

Первые ученики интерната давно выросли, мы все уже мамы, папы, бабушки, дедушки. Но уверена, что плохих людей среди нас нет. И за это огромное спасибо учителям, воспитателям, директору. Всем, кто был рядом с нами долгие годы.