Кому нужны акции протеста?

- Безусловно, это наше упущение, что мы заранее не согласовали арендный договор по Самарге с коренным населением, - эту фразу главный инженер «Тернейлеса» Сергей Наумкин вынужден был произнести недавно на Сахалине с трибуны международной конференции по устойчивому лесопользованию. В связи с настойчивым стремлением компании получить международный сертификат самого экологичного лесозаготовителя юристы и экологи подвергли Наумкина довольно жесткому допросу по самаргинской теме. С той же трибуны уже более месяца назад Сергей Николаевич впервые сообщил, что совет директоров компании объявил двухлетний мораторий на любые работы в бассейне Самарги. И о том, что работы не начнутся, пока не будет достигнут компромисс с удэгейцами.

22 нояб. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1079 от 22 нояб. 2001

- Безусловно, это наше упущение, что мы заранее не согласовали арендный договор по Самарге с коренным населением, - эту фразу главный инженер «Тернейлеса» Сергей Наумкин вынужден был произнести недавно на Сахалине с трибуны международной конференции по устойчивому лесопользованию. В связи с настойчивым стремлением компании получить международный сертификат самого экологичного лесозаготовителя юристы и экологи подвергли Наумкина довольно жесткому допросу по самаргинской теме. С той же трибуны уже более месяца назад Сергей Николаевич впервые сообщил, что совет директоров компании объявил двухлетний мораторий на любые работы в бассейне Самарги. И о том, что работы не начнутся, пока не будет достигнут компромисс с удэгейцами.

На самом деле все, кого волнует сохранение последних массивов нетронутой тайги как основы нашей жизни и кто имеет представление о лесозаготовительных концессиях, понимают, что такой мораторий – не более чем красивая фраза. Двух лет и без моратория едва хватит, чтобы провести инвентаризацию лесфонда, наметить трассы дорог и приоритетные участки, сделать проект, провести экологическую экспертизу, да еще и полностью изменить мнение местных жителей относительно вырубки своих лесов. Сегодня трудоспособное население Агзу решительно против любых лесозаготовок на своих охотничьих угодьях, и эта позиция зафиксирована в недавнем решении сельского схода.

Добиваться согласия местного населения на разорение его лесов компании научились давно. Мы имели такой пример в Тернейском районе 10 лет назад, когда начиналось СП «Светлая» и глава района подписал все, что было нужно губернатору и предприятию. Хабаровчане имели это же три года назад, когда глава администрации удэгейской деревни Гвасюги дал согласие малайзийской лесозаготовительной компании на вырубку территории перспективного Сукпайского заповедника, расположенного по соседству с нашей Самаргой, причем через нее предполагалось и вывозить лес к морю. Сегодня «Тернейлес» пытается убедить жителей Агзу, что нельзя отдавать территорию иностранцам. Но у агзинцев возникает простой вопрос: какая разница, кто пустит их по миру, уничтожив среду обитания? Да никакой.

Заверения и декларации могут быть любые, даже самые «экологические». Но сегодня никуда не деться от факта, признанного и «Тернейлесом»: территория Самарги была сдана в аренду в нарушение законных прав коренного населения без согласования с ним. Охотникам, чтобы заниматься своим привычным делом и жить в согласии с тайгой и рынком, нужно совсем немного внимания властей и еще меньше стартовых средств. Но арендатор, не говоря уж о чиновниках, тайком выставивших территорию на конкурс, не сделал даже жеста, чтобы предложить охотникам эти средства, смешные по масштабам «Тернейлеса». Вряд ли это забывчивость или недоразумение. Сегодня для одной чиновничьей структуры оказался не писан краевой закон о резервировании будущей территории традиционного природопользования коренного населения на Самарге, о котором писал недавно «В». Завтра для другой окажется неважным или устаревшим закон об экспертизе, а для самой компании - необходимость оценки комплексных воздействий на окружающую среду при планировании хозяйственной деятельности, без которой не то что рубки в таком масштабе, но вообще финансирование всех работ начинать запрещено – незаконно.

На двух недавних региональных конференциях по сохранению лесов Дальнего Востока общественные организации выразили готовность отстаивать идеологию охотничье-промыслового хозяйства в противовес идеологии экспорта бревен. Иначе Приморью не избежать новых затяжных конфликтов там, где можно просто спокойно жить и работать на благо территории и людей. Если новая администрация края окажется не в силах остановить территориальные амбиции «Тернейлеса», а администрация ДВ округа – амбиции малайзийцев, претендующих на вырубку Самарги с запада, нам придется вновь испытать печальный опыт глобального протеста экологов, который мы имели на “Светлой” в 1992 году и которого бы всем очень хотелось избежать. Мир сегодня совсем другой, и взаимопонимание в нем стало намного ценнее.