Нет на площади борцов

Сразу скажу – буду субъективным. Где-то – радикальным. Ибо привыкнув во время трехмесячной московской командировки к горячей воде, ухоженным трамваям и тому, что мы любим называть “все для людей”, не могу равнодушно лицезреть приморскую действительность.

7 сент. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №1038 от 7 сент. 2001
Сразу скажу – буду субъективным. Где-то – радикальным. Ибо привыкнув во время трехмесячной московской командировки к горячей воде, ухоженным трамваям и тому, что мы любим называть “все для людей”, не могу равнодушно лицезреть приморскую действительность.

Владивостокские друзья начинали свои письма мне в Москву с новостей об очередном “землетрясении” в Приморье. Далеко от родины это даже заводит: “Вот ведь, всегда наш край на слуху!” Но приморский детектив по большому счету нужен только наемным пиарщикам, в отчетах которых приморский избиратель выглядит тупым животным, разыгранным парой ловких фраз. И тем не менее. В столичных городах за Приморский край “ставят свечку” и на забастовках (не только “Долой Земельный кодекс”, но и “Свет Приморью!”), и в домах, где вспоминают своих далеко забравшихся родственников.

Парадокс ситуации в том, что ухоженная, зализанная столица при этом крайне революционна. Когда пацаненок на Пушкинской площади призывал к социальной справедливости и говорил, что наступит время, когда вся российская молодежь пойдет маршем на зажравшуюся Москву, – звучало убедительно. Люди останавливаются. Лица вдумчивые.

Не в пример национальному мегаполису вечно издерганный политическими и природными катаклизмами Владивосток демонстрирует синхронное равнодушие масс. Редкие чахлые манифестации на площади “борцов за власть” вызывают неизменную иронию у обывателя. Владивостокцы просто ничего не смогли сделать с неожиданно нахлынувшим на них добром – всероссийской скандальной известностью, наступившей по открытии порта.

Да и очевидно, что политические организации у нас служат прикрытием для не имеющей ничего общего ни с демократией, ни с патриотикой приморской элиты. У власти - вскормленная олигархия местного масштаба. Вскормленная, извиняюсь за выражение, народным пофигизмом. Проголосовали - и буде.

Когда электрический транспорт находился в отстойнике, в народе открыто не возмущались. Да и на кухнях тоже. Запамятовали, что в 80-х те же трамваи ходили один за одним. И что это единственный способ в нашем городе сэкономить на транспортных расходах.

Мы улыбаемся, пожимая плечами, чиновники при этом расслабляются.

Мне кажется, что владивостокские трамвайные рельсы, которых не касается колесо вагона, – это словно мертвые нервы. А наш город без нерва, как ни странно, – анархичен, апатичен, аполитичен.

За отсутствием бесплатного транспорта старики вынуждены были унизительно интересоваться у частных извозчиков, нет ли в автобусе льготного места. Их чаще отсылали подальше…

Ну вот пополз владивостокский троллейбус старыми маршрутами. И пусть. Будто бы не исчезал на месяц…

Моя родная Находка почти пятнадцать лет давится гнездиловским правлением, и только для того, чтобы кран с горячей водой всю жизнь хрипел, а общественный транспорт после 22.00 загадочно исчезал. Пускай развивается кипятильниковая промышленность и да здравствует марафонская ходьба.

Или Приморье – это не Россия?

А что?! Будучи от центра России на “расстоянии” восьми с половиной тысяч рублей (это стоимость авиабилета), мы варимся в своем специфичном мирке. Китайцам давно сделали “коутоу” - кланяемся так, что дальше некуда. Зарабатываем и при посредничестве японцев, перепродавая иномарки. Зашиваемся у корейцев. Потому что приморская родина не позволит массам нормально заработать. По крайней мере легально.

На западе России поражались здешним ценам на недвижимость. Неплохую однокомнатную квартиру в Южном округе Москвы можно найти за 7 тысяч долларов. Во Владивостоке это уже цена гостинки. Вероятно, все у нас здесь по большому счету.

Владивосток - портовый и суетной город, но гражданская позиция владивостокцев при “тайфунах” всех мастей не сильнее морского штиля. Аполитичный человек не вызывает доверия. Аполитичность также симметрична российскому флагу, который имеют обыкновение вешать красной полосой вверх, а не наоборот.

А что Москва? Из эксцентричного Виктора Иваныча, имеющего возможность стрелять издалека, не получилось ни Герцена, ни Огарева. Да и не его это карма, как кажется. Оппозиционностью должно веять от обычных избирателей, от большинства. И тогда наши чиновники при минимальной угрозе кризиса лично сядут за баранку троллейбуса и побегут чистить ливневку.