Гример приморской Мариинки: Здесь –  как на «Формуле-1»

Анна Стецко рассказала в интервью РИА VladNews, почему работа в театре – это стресс

12:02, 13 февраля 2019 Интервью
ф.jpg
Фото: предоставлено пресс-службой Приморской сцены Мариинского театра. Автор — Геннадий Шишкин

Артисты Приморской сцены Мариинского театра завораживают и приковывают взгляды. Их образ на сцене – это искусство перевоплощения, важной составляющей которого является грим.  Анна Стецко – гример приморской Мариинки – рассказала в интервью РИА VladNews о секретах работы в закулисье.

- Анна, как ты попала в этот театр?

- Это произошло благодаря визажу. Как-то я познакомилась со старшим гримером Приморской сцены Мариинского театра Светланой Шалимовой и в разговоре с ней спросила про театр, мне стало очень интересно, как там все устроено, и она неожиданно предложила поработать. Сначала я работала, как фрилансер, первой моей постановкой была опера «Игрок», как раз премьера. Тогда я отработала 10 дней и просто влюбилась в театр, в его активно бурлящую атмосферу. Через полгода меня снова позвали поработать на международном фестивале «Мариинский». Сейчас прошёл почти год, как я на постоянной основе работаю в театре.

- С какими трудностями ты столкнулась? Что далось тяжелее всего?

- Было сложно привыкнуть ко всему. Если с гримерами я быстро сработалась, то с артистами всё наоборот. Они более избирательные люди и, как оказалось, долго привыкают к новому человеку. Первое время я просто ходила за уже опытными гримерами и смотрела, как они делают тот или иной грим.
Тяжелее всего дались прически, потому что до этого я не работала с волосами. Банально даже не могла правильные косички заплести. В этом мне помогали мои коллеги. Причем девочкам было не жалко выделить мне время, всё показать и рассказать.
А еще мне было в новинку рисовать на молодых артистах «старое лицо».  
Вообще работа в театре – это такой стресс, нужно иметь непробиваемый характер, уметь подстраиваться под ситуацию и быстро реагировать. 

- Есть ли чёткое распределение к кому пойдет гримироваться артист?

- У меня, например, сейчас гримируются четыре солистки оперы, если я заболеваю, они идут к другому гримеру, но если есть я, то только ко мне. Бывают, конечно, ситуации, что артист устает ждать, когда освободится место к нужному ему гримеру, поэтому он идет к другому.  Таким образом, постепенно ты «обрастаешь» своими артистами.
В августе мы ездили с гастролями в Мариинский театр в Санкт-Петербург, после этого у меня стало гримироваться много «балета», до этого было больше «оперы».

Фото предоставлено пресс-службой Приморской сцены Мариинского театра. Автор — Геннадий Шишкин

- Аня, расскажи, чем все-таки грим отличается от макияжа?

- Макияж – это то, что мы делаем в повседневной жизни, он должен быть визуально красивым и не таким заметным. Грим же не должен быть красивым, он должен быть читаемым со сцены – это самое важное правило. Поскольку между залом и сценой очень большие расстояния, зачастую люди после третьего-четвертого ряда уже не видят деталей, им бы увидеть, где глаза у артистов.  Поэтому в гриме всё очень утрированно, грубо и ярко.
Например, некоторым артистам не нравились нижние стрелки под глазами, которые зрительно делают их больше. Приходилось даже уговаривать, что это нужно, чтобы на сцене у них были не маленькие глазки, а красивые, выразительные глаза.

- Ты продолжаешь профессионально заниматься визажем. Помогает ли это в работе гримера?

- Тренды в мире визажа не особо вливаются в работу гримера, но какие-то «фишки» вносятся. Допустим, на что блёстки посадить, чтобы они хорошо держались.
Еще, как и визажисту, гримеру важно знать анатомию лица – это основа хорошего грима и макияжа. Каждая линия должна что-то обозначать. Если это, например, бровь, то она должна быть либо злой, либо доброй или красивой.

- Как происходит подбор образов для постановки?

- У каждой постановки есть паспорт спектакля. В таком паспорте находится описание спектакля, кто участвует, какие прически, грим, костюмы. Также из Петербурге периодически приезжает ответственный за визуальные образы человек и контролирует процесс создания персонажей. В балете «Конек-Горбунок» у нас есть такой персонаж «жар-птица», и при создании этого образа приглашенный специалист контролировал весь процесс. Например, парики мы переделывали около трех раз, чтобы добиться нужной формы.

Фото предоставлено пресс-службой Приморской сцены Мариинского театра. Автор — Геннадий Шишкин

- Сколько времени уходит, чтобы загримировать актера?

- В среднем выделяется около 2,5-3 часов на гримировку всех артистов.  В идеале – 10-15 минут на прическу и грим для каждого. Но опять же скажу, что это не макияж, который будут детально рассматривать, и не причёска в прямом смысле слова, тут не каждый локон важен, нужно, чтобы причёска читалась со сцены.

- А вы гримируете детей?

- Детей не гримируем, делаем им только прически и одеваем парики.

- Один и тот же персонаж получается каждый раз по-разному или же стараетесь делать грим одинаковым?

- Он должен получаться одинаковым, но иногда даже артистам хочется разнообразия. У меня есть персонаж «Царевна Лебедь» из оперы «Сказка о Царе Салтане», ей порой хочется добавить блесток и какого-то неземного сияния. В последний раз внесли в ее грим много красивого цветного пигмента и блеска.
Парни на балете «Корсар», которые играют пиратов, иногда просят добавить шрамы, это их инициатива и, конечно, мы с удовольствием делаем.

Фото предоставлено пресс-службой Приморской сцены Мариинского театра. Автор — Геннадий Шишкин

- Расскажи о своем самом любимом образе?

- Любимый образ – это Царица ночи из оперы «Волшебная флейта». Грим очень специфический. Во время спектакля перегримировка и замена парика осуществляется три раза.
Еще я очень люблю делать причёски бидермейер на опере «Евгений Онегин». Макияж в этой постановке натуральный и естественный, а вот с причёсками я могу покреативить.

Софья Ночвина 

Фото предоставлено пресс-службой Приморской сцены Мариинского театра. Автор — Геннадий Шишкин