Дмитрий Царев: «Меня воспринимали как занозу»

Интервью экс-главы департамента экономики Приморья

17:21, 8 июля 2015 Интервью
1328ec2417c99fa6d20d31fa3497d91e.jpg
Фото: Фото: vladivostok3000.ru

Дмитрий Царев, назначенный в должность главы департамента экономики и предпринимательства в марте, в июне покинул администрацию края. По версии официальных структур, чиновник уволен в связи с нарушением антикоррупционного законодательства. По версии Царева – ушел добровольно, не согласившись с проводимой в Приморье экономической политикой.

Корреспондент встретился с отставником и прояснил ряд интересующих публику вопросов.

- Так все-таки, вас уволили или ушли сами?
- На основании представления прокуратуры еще никого не увольняли. Я поступал не в дворники, а на серьезную должность, связанную с гостайной, и этому предшествовала глубокая проверка всего моего бэкграунда – проверку прошел. Вся информация мною была представлена, включая договора на доверительное управление активами, но процедура это нескорая, за три дня не управишься, в среднем уходит до шести месяцев, они еще не истекли. (Для справки: сенатор от Приморья Вячеслав Фетисов «переоформлял» свои активы в оффшоре более трех лет – Ред.) Так что все «нарушения», указанные прокуратурой, это обычная бюрократическая волокита, никакого умысла тут нет. Основанием для отставки стало мое личное заявление об уходе по собственному желанию, поданное за две недели до того, как.

- И все-таки несерьезно выглядит: пришли, попробовали, ушли…
- Если вы помните, губернатор принял решение разделить департамент экономики и стратегического развития на два подразделения – одно должно было заняться стратегическим развитием (в руководители прочили Виталия Веркеенко), другое - развитием экономики и налаживанием коммуникаций с предпринимательским сообществом, которое возглавил я. На самом деле, за реорганизации так и не случилось, за эти четыре месяца не смогли сделать элементарного - разделить бюрократическую структуру. И фактически это было время безвластия: вроде формально все объявлено, а юридически никто никому не подчиняется… Признаюсь, такой неуправляемости ситуации я не ожидал.

- Вы считаете, виновата система - или сами не справились?
- Мы в своем департаменте все сделали: определили функционал, сферы ответственности, все документы передали - но дальше все где-то застряло в бюрократическом механизме. Так что фактически делать что-то мы не могли.

- То есть, совсем?
- Нет, какие-то разработки были сделаны, я видел два основных проекта, которые могут стать драйверами развития - это развитие владивостокской агломерации и снятие административных барьеров для бизнеса. Вся необходимая для развития инфраструктура при подготовке к саммиту АТЭС была создана, но автоматом это не заработает, нужны еще две составляющие – снятие административных границ между районами и снижение административных барьеров для предпринимательства. Вот с последним у нас большая проблема, попробуйте взять сегодня в аренду землю, четыре месяца земля практически не выдается. Получение разрешения на строительство занимает триста дней (в Татарстане – семьдесят)!

- Не преуменьшайте наши успехи, по официальным данным привлекательность Приморья для бизнеса на глазах растет…
- Это на словах. За эти четыре месяца я убедился - самое эффективное подразделение администрации, это пиар-служба, где реально работают профессионалы. Продвижение имиджа губернатора у нас на высшем уровне, а вот все остальное… Да, вы сами спросите предпринимателей, сходите в «Опору России», вам расскажут, как у нас «все хорошо». К электросетям подключиться очень сложно, с оформлением земли проблемы, а это ключевые показатели привлекательности региона.

- Выходит, три месяца жизни – коту под хвост?
- Ничуть. Это серьезный жизненный опыт, я изнутри увидел, как работает административный аппарат. Герман Греф недавно в своей статье это четко определил: «Когда машина не нацелена на результат, она генерирует процесс. Клиентами этой машины являются не граждане, а руководство, которое, в свою очередь, не получая результата, дает новые поручения в еще более жесткой форме. Машина от страха начинает генерировать еще больше документов, пытаясь угадать волю принципала и отрываясь от содержания». Вот это правда.

- То есть, вы удовлетворили свое любопытство за государственный счет? 

- Ни в коем случае, в своих намерения я был искренен. Долгое время я был предпринимателем, начинали мы с отчислений в бюджет (налоги-пошлины) – 100 тысяч руб. Бизнес развивался, росли наши отчисления государству – миллион, сотни миллионов, в последний год миллиард рублей... И что мы видели: налоги растут, а жизнь вокруг не улучшается. Возник вопрос – люди не могут финансами профессионально распоряжаться? Посчитал, что мой опыт как управленца может пригодиться, как и эффективный инструментарий – стратегическое планирование, фокусировка, целевое управление, делегирование полномочий и т.д. Все это реально работает в бизнесе и во власти - в том же Татарстане, в Самарской области… Ведь Самара всегда была допотопным провинциальным городом, а недавно заезжал и не узнал – хорошие дороги, индустриальные парки…Все изменяется на глазах и, заметьте, без всяких «саммитов». Просто пришла новая команда с новым мышлением, и они смогли.

- А вы – не смогли?
- Я шел работать в команду. Но в этой системе команды в принципе нет – есть «винтики». Ведь ключевой фактор – это глава региона. Я уважительно отношусь к Владимиру Миклушевскому, это сильный волевой администратор. Но как управленец…У нас само управление заточено не на развитие, а на поддержание стабильности, мы постоянно живем в режиме оперативного администрирования, а главный критерий эффективности работы чиновников у нас - «пиар». Ну, нельзя управлять таким огромным и сложным субъектом в ручном режиме, контролируя лично каждый «угол» и каждый рубль, не видя за деревьями леса.

- Полагаете, есть чем еще управлять?
- Складывается ощущение, что в крае внешнее управление, нашим будущим и нашим «сегодня» распоряжается кто угодно, только не край. - И это вторая причина, по которой я счел невозможным работать чиновником. Идет расфокусировка управления: есть губернатор, который вроде отвечает за всю территорию; есть Минвостокразвития со своими проектами ТОРов, которые априори не подчиняются губернатору; и есть проект «свободного порта», который курирует уже вице-премьер Юрий Трутнев... В такой ситуации очень трудно работать, мы не хозяева на своей территории, мы даже толком не знаем, что реально мы можем инвесторам предложить.

-Не выйдет, что у семи нянек дитя «без глаза»?..
- Как хотите, но такое нагромождение проектов и структур ясности не добавляет, думаю, никто вам точно сейчас не скажет, как все это будет работать. К примеру, декларируется, что ТОР станут драйверами роста экономики региона - а что мы видим на деле? На первую территорию в Надеждинском районе якорным резидентом заходит крупный ритейлер «Невада-Восток» - владелец торговой сети-дискаунтера "Самбери". Он построит склад и вспомогательные производства, мы за свой счет обеспечим ему всю инфраструктуру, еще и неслабые льготы дадим – и что получим? Себестоимость у него будет ниже, чем у прочих торговых сетей, в результате своими руками взрастим монополиста, убьем конкуренцию на рынке, что неизбежно приведет к росту цен в магазинах. И, кстати, налогов в казну от льготного резидента будет меньше. То есть, кроме самой торговой сети никто в Приморье не выиграет – оно нам надо? И так почти по всем пяти «площадкам», пользовать их, по сути, будут пять крупных федеральных компаний - это убьет конкуренцию в регионе, так как разница в себестоимости производимой продукции в ТОР и за ее пределами будет колоссальной.

- Вашу озабоченность в администрации края разделяют?
- Меня воспринимали как «занозу» - тебе больше всех надо? Проблема в том, что управление в крае действительно «внешнее». Вот, почему Татарстан так уверенно развивается – потому, что у руля там стоит местная элита, для которой их территория –родина; они сами там выросли, там растут их дети. А у нас губернатор Миклушевский приезжий, министр Галушка тоже москвич, полпред Трутнев также не местный – да они изначально воспринимают Дальний Восток как пустыню, где ничего до них не было. А это неправильно, здесь своя «экология» жизни, которую они просто не чуют.

- То есть, столкнувшись с непониманием, вы спасовали?
- Не спасовал, а понял, что при данных мне полномочиях я не могу повлиять на ситуацию - а по должности я несу за это ответственность. Роль зицпредседателя Фунта меня не устраивает, я принял решение отказаться от должности. - Значит ли это, что во власть вы больше не ходок? - Вовсе нет. Думаю, со временем в крае вызреет патриотичная местная элита, она выдвинет своего губернатора, который будет любить, понимать и знать свой край. 

Источник: Марина Лобода, «Дальневосточные ведомости»