“Леопард” и другие

Полгода назад управлением по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Приморского края был создан краевой специализированный отряд. Его члены разбиты на шесть отдельных мобильных оперативных групп и действуют во всех уголках приморской тайги. За это время браконьеры окончательно перестали их путать со специнспекцией “Тигр” министерства природных ресурсов. Больше того, те, кто привык быть “хозяином” тайги и не признавать в лесу закона, окончательно убедились, что для них настали грустные времена.

27 июнь 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №997 от 27 июнь 2001

Полгода назад управлением по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Приморского края был создан краевой специализированный отряд. Его члены разбиты на шесть отдельных мобильных оперативных групп и действуют во всех уголках приморской тайги. За это время браконьеры окончательно перестали их путать со специнспекцией “Тигр” министерства природных ресурсов. Больше того, те, кто привык быть “хозяином” тайги и не признавать в лесу закона, окончательно убедились, что для них настали грустные времена.

По информации Юрия Зайцева, командира краевого специализированного отряда, только за пять месяцев этого года оперативными группами было проведено 224 рейда, в том числе специально созданной и базирующейся в окрестностях заказника “Барсовый” опергруппой “Леопард” – 57. Всего выявлено 341 нарушение. Изъято 89 единиц оружия. За это время возбуждено 17 уголовных дел, наложено и взыскано штрафов на сумму 151 тысяча рублей.

          Но даже не в этих убедительных цифрах дело. Последние полгода существенно улучшилась ситуация с охраной охотничьих животных, у многих браконьеров со стажем отпала охота хозяйничать в тайге. Конечно, и раньше охрана фауны была организована, но с появлением постоянных оперативных групп, которые имеют право работать в любой точке края и не согласовывают свои действия с местными властями и прочими инстанциями, появился эффект внезапности и скрытности. При этом соблюдаются все установленные законодательством нормы. У членов спецотряда своя, узнаваемая форма, что немаловажно в лесу, где встреча с чужим человеком чревата любыми неожиданностями. Есть специальные знаки отличия и эмблемы ведомства, удостоверения. Они неплохо экипированы и вооружены. Могут применять в случае угрозы для жизни инспектора оружие. И это дает свои результаты.

          Вот последний пример. Никогда раньше за два рейдовых дня не вскрывалось три десятка нарушений. В нынешний сезон охоты на водоплавающую птицу в Хасанском районе спецгруппа “Леопард” и опергруппа “Центральная” сумели полностью пресечь охоту без документов, в неразрешенных местах и другие нарушения.

          Естественно, что появление столь эффективного подразделения не могло не вызвать определенную реакцию у браконьеров и их защитников. Приходится и в судах защищаться, и доказывать свою правоту, и сталкиваться с давлением со стороны некоторых представителей районных властей. Юрий Зайцев назвал несколько самых “проблемных” территорий, где у отряда особенно много работы. Это Чугуевский, Партизанский и Ольгинский районы. Причем там среди браконьеров – зачастую работники милиции, которые вовсю используют для незаконной охоты служебную технику и радиосвязь.

          В последнее время к работе отряда неподдельный интерес проявили представители различных международных природоохранных организаций. Они начали изучать опыт работы специализированного отряда, участвовать в рейдах. Возможно, потому, что, охраняя охотничьих животных, приморские охотинспектора и егеря сохраняют в том числе кормовую базу для редких и краснокнижных животных, которые пока больше всего интересуют иностранцев.

          Работа охотинспекторов в отряде сопряжена с риском для жизни. Им регулярно угрожают и постоянно провоцируют. И все же отряд продолжает наводить порядок на лесных дорогах и в тайге. Время показало правильность выбранного направления.