Золотой слиток трепета не вызывает

13-го, в пятницу, золотые кресты в “Роскоши” отливать больше не рискуют. Уже пытались махнуть на суеверия рукой, но никакой работы все равно не получилось. Коль уж так сошлось, лучше заняться в этот день другими изделиями.

6 июнь 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №987 от 6 июнь 2001

13-го, в пятницу, золотые кресты в “Роскоши” отливать больше не рискуют. Уже пытались махнуть на суеверия рукой, но никакой работы все равно не получилось. Коль уж так сошлось, лучше заняться в этот день другими изделиями.

- Где золото, там и мистика, мы уже в этом убедились, - говорят на предприятии. - Иному заказчику при всем нашем желании мы не можем выполнить заказ в срок – то на одном, то на другом этапе происходит сбой, вплоть до того, что в пробирной инспекции нет нужного клейма. Вот и гадай, какие черные мысли терзают душу этого человека.

          Другое дело, что это предприятие – не ювелирная мастерская, и хотя тут тоже выполняют индивидуальные заказы, все-таки главная его цель – это массовое производство ювелирных изделий. Если не брать в расчет “Золото Якутии”, “Ювелиры Саха” и другие якутские фирмы, то на Дальнем Востоке это первый пример смелого вторжения в тонкую и очень сложную сферу производства золотых изделий.

          - До бриллиантов мы пока не доросли, - честно признается руководитель предприятия Елена Рахманенко. – Вот у якутских предприятий основная сфера деятельности – это как раз изделия с бриллиантами. Но ведь там есть и производства по огранке алмазов, у нас же пока только формируется такое предприятие на базе Института геологии. Мы выпускаем относительно дешевую группу ювелирных изделий с использованием фианитных вставок.

          К производству “Роскошь” пришла опробованным многими путем – через торговлю. Эта логика развития рыночной экономики прослеживается в разных отраслях. Первоначальный капитал появляется благодаря быстрому обороту в коммерции, а потом заработанные деньги вкладываются в покупку оборудования, производственных помещений, подготовку специалистов. А это уже гарантия хоть какой-то стабильности. Пережитые кризисы преподали суровые уроки нашим предпринимателям и научили серьезно заниматься перспективой.

          На единственном в Приморье ювелирном предприятии пока тесновато, но, как здесь надеются, переезд не за горами, и уже тогда с полным основанием его можно будет назвать заводом. Свое помещение – это, конечно, хорошо, но на первом этапе силы и средства были направлены прежде всего на то, чтобы выучить и подготовить специалистов. Готовых мастеров взять было просто неоткуда, поэтому среди тех, у кого получилось (лишь каждый пятый, попробовав себя в ювелирном деле, остается в “Роскоши”), за плечами самый разный опыт. За два года существования предприятия удалось выпестовать хороших мастеров, из рук которых выходят изделия, способные составить достойную конкуренцию самым известным фирмам, включая итальянские.

          - Ювелирное производство – это как раз та сфера, где Россия может сказать свое слово на мировом рынке, - считает Елена Рахманенко. – Конечно, тут Италия впереди планеты всей, но по качеству с российскими изделиями никто не может сравниться. Вот один пример. Чтобы бриллиант заиграл, казался более ярким, вокруг него должно быть белое поле. В России это достигается с помощью накладки из белого золота и считается просто неприличным ставить бриллианты на радирование. В Италии не идут на такие технологические затраты, закрепленный в изделии камень сверху просто радируется. Но ведь радирование рано или поздно начинает стираться, а мы привыкли считать, что золотое украшение, тем более с бриллиантом, должно быть вечным. Оно носится десятилетиями, передается по наследству детям и внукам. Оттого, наверное, наши покупатели отличаются некоторым консерватизмом, почти не признавая моды в ювелирных украшениях. Какие только новинки мы не пытались предлагать, но в основном продаются классические модели из привычного красного золота 585-й пробы.

          Оборудование в “Роскоши” - все из той же Италии. Оттуда и все необходимые материалы, кроме золота, естественно. 500-граммовые слитки специально для предприятия закупает Сбербанк.

          Золотой слиток не вызывает никаких трепетных чувств. Ему предстоит преодолеть еще очень длинный путь, чтобы перевоплотиться в украшения, радующие глаз и душу. А начинается золотое изделие… с серебра, с серебряной примы, которая служит основой для изготовления каждой детальки кольца, сережек или браслета. До того, как их выплавят из золотого сплава (лигатуры), они побывают в роли восковых “безделушек”, потом покрасуются на золотой елке, с которой будут аккуратно скусаны литейщиком. Этап за этапом проходит золотое украшение до своего рождения и на каждом из них требует очень уважительного к себе отношения, самого тонкого мастерства. А вы знаете, что моют готовое золотое изделие в ультразвуке? Чистота с помощью ультразвука достигается идеальная, а заодно при вибрации в аппарате проверяется качество закрепки камня.

          Одна из причин, заставивших “Роскошь” окунуться в хлопотное производство, - неудовлетворенность ассортиментом ювелирных заводов.

          Нет никакого разнообразия декоративных браслетов, брошей, днем с огнем не найти галстучных заколок, популярных нынче у респектабельных мужчин. Мужчин вообще обижают, не оставляя им почти никакого выбора. Да ведь и дама, решившись один раз в пять лет на покупку золотого украшения достойного качества (такова официальная статистика), должна увидеть на прилавке все, что только может пожелать душа. Ее дело, на чем остановиться. Мастера в “Роскоши” стараются предугадать наши вкусы, запросы и пожелания.

          Виктория Захватова колдует сейчас над брошами – их будет сорок в задуманной коллекции.

          - Почему сорок, Вика? – удивляюсь я.

          Но это тайна. Помните про мистику? С золотом лучше говорить один на один, тогда будут понимание и ответные чувства.

          У Александра Зайцева на предприятии другая стезя – эксклюзивные модели. Он многому научился в престижной столичной фирме “Сирин”, выпускающей настоящие произведения искусства из золота только высокой 750-й пробы и только из самых драгоценных камней. “Супермальчик”, – говорит о Саше Елена Рахманенко. Хотя, по словам руководителя, в коллективе еще немало таких же “выдающихся мальчиков и девочек”.

          А как живут те, кто “купается в золоте”, богато?

          - В золоте мы, может быть, и вправду купаемся, но это не значит, что при этом едим много колбасы, - услышала я в ответ на свой законный обывательский интерес. – Наши доходы на порядок ниже, чем у работников аптек.

          Да оно и понятно: покупать колечко мы пойдем только тогда, когда у нас уже все есть. Впрочем, цены на золотые украшения сегодня стали явно отставать от стоимости приличных туфель или крутизны некоторых бутиков. А если еще прикинуть, какую уйму “зеленых” придется ухнуть на покупку сносного автомобиля, который, как известно, не роскошь...… На этом фоне украшение из презренного металла – уж точно не роскошь. А что? Массовое бытовое изделие?