Где живет бескрылая муха...

На прошлой неделе из японского города Саппоро вернулась делегация ученых Дальневосточного отделения Российской академии наук, принимавшая участие в симпозиуме “Биологическое разнообразие Курильского архипелага”.

5 июнь 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №986 от 5 июнь 2001

На прошлой неделе из японского города Саппоро вернулась делегация ученых Дальневосточного отделения Российской академии наук, принимавшая участие в симпозиуме “Биологическое разнообразие Курильского архипелага”.

 Симпозиум стал заключительным этапом, своеобразным подведением итогов большой семилетней программы по изучению Курил. В ней участвовали ученые из России (ДВО РАН), Японии и США. Финансировалась программа национальным научным фондом США и японским обществом содействия науке, российская сторона предоставляла судно. Корреспондент “В” встретился с тремя учеными, принимавшими активное участие в курильских экспедициях. Все они работают в Биолого-почвенном институте ДВО РАН. Это директор института, академик Юрий Журавлев, заведующий лабораторией энтомологии Аркадий Лелей и руководитель группы по моллюскам Лариса Прозорова.

          В результате серии экспедиций собран уникальный материал. По словам Юрия Журавлева, биологи теперь обеспечены работой на всю первую половину нового столетия.

          - И не только наши, - говорит Юрий Николаевич. – Ученые всего мира принимают участие в обработке и систематизации полученных данных. Например, мы обнаружили 17 новых видов шмелей. Во всем мире есть всего три крупных специалиста в этой области. Один живет в Швейцарии, другой в Финляндии, третий – в Японии. Им и предстоит теперь описать и классифицировать новые виды, определить каждому свое место в “шмелином роде”.

          Первым конечно же стал вопрос о том, каково было жить и работать в такой интернациональной компании?

          Зарубежные коллеги оказались настоящими полевиками. Стереотип об американцах, как о людях, не способных выжить в местности, где нет “макдональдса”, банкомата и теплого туалета, – не о них. Наравне с нами они купались в ледяной воде Охотского моря при высадке на острова, спали в палатках, а иногда и без. Однажды поднялась сильная волна, катер не смог подойти к берегу и забрать нашу группу с острова Матуа. Пришлось организовать непредвиденную ночевку. Естественно, что палаток и котелков с собой не было, и всю ночь мы сидели у костра. Хорошо, что на заброшенной погранзаставе остались старые солдатские шинели, в которые все и кутались.

          За семь лет осуществления проекта ученые посетили почти каждый остров, включая и большие “обитаемые”, и совсем крохотные птичьи базары. Даже первичный анализ полученных данных позволил сказать новое слово в науке.

          На каждый остров высаживался интернациональный десант из ботаников, зоологов, экологов, биохимиков, биотехнологов, биооргаников.… Это позволило рассматривать всю курильскую экосистему в целом, начиная с уровня гена и заканчивая взаимоотношениями между различными видами растений и животных.

          По заключению ученых, на островах Курильской гряды, занимающих всего четыре процента от площади Дальнего Востока, обитает четверть всех видов моллюсков. Причина этого кроется в самой географии Курил – они соединяют два удаленных биологических центра, “жители” которых, как по мостику, перемещаются навстречу друг другу по островам гряды. В качестве “транспортных средств” могут использоваться не только сухопутные мосты, которые существовали в недавнем прошлом, но и насекомые, птицы, другие животные и человек в его разнообразной деятельности.

          За время экспедиций на Курилах было обнаружено много совершенно новых видов. Ученым, уподобившись первооткрывателям прошлого, пришлось давать им имена. В ход шло все, даже национальная мифология. Например, сегодня науке известен шмель кропоккрус, названный так в честь бога огня айнов.

          Энтомолог Аркадий Лелей гордится открытой им бескрылой мухой сапрофагой, которая совсем не похожа на привычных нам мух: сапрофага начисто лишена крылышек, очень мохнатая и больше похожа на паука, не будь у нее шести вместо восьми “положенных” паучьему племени ног.

          - Курилы просто изобилуют жизнью, - говорит Лариса Прозорова. - Даже самый маленький скалистый островок обитаем, и все же при видимом изобилии равновесие здесь очень хрупкое. Популяцию песцов на средних размеров острове может запросто уничтожить всего один охотник. Пока Курилы благодаря недоступности и малой населенности являются естественным природным заповедником, однако освоение их неизбежно. Будет ли оно разумным или, наоборот, варварским - от этого зависит их будущее, ведь превратить бурлящие жизнью земли в скалистые пустоши можно очень быстро.