От мощных канатов до шнурков

Все это делали в старом Владивостоке... Сегодня прилавки всех магазинов и киосков Приморья пестрят разноцветьем иностранных товаров. Большинство из них имеет торговые марки стран Юго-Восточной Азии. Всегда ли было такое засилье иностранных мастеров? Оказывается, нет, и в этом можно убедиться, полистав старые газеты Владивостока.

1 июнь 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №985 от 1 июнь 2001

Все это делали в старом Владивостоке... Сегодня прилавки всех магазинов и киосков Приморья пестрят разноцветьем иностранных товаров. Большинство из них имеет торговые марки стран Юго-Восточной Азии. Всегда ли было такое засилье иностранных мастеров? Оказывается, нет, и в этом можно убедиться, полистав старые газеты Владивостока.

Когда-то корабельные канаты, свитые в нашем городе, славились на всех флотах, чьи корабли бороздили воды Тихого океана. По качеству они не уступали манильским, которые считаются лучшими и сегодня. Начало этому делу положила известная русская компания “Шевелев и К”, а возглавил предприятие друг Михаила Шевелева и главный распорядитель компании купец первой гильдии К. Шулынгин.

          В 1891 г. Константин Николаевич купил недалеко от устья реки Суйфун (Раздольная) - проще доставлять продукцию на пароходы - участок земли под канатную фабрику. Внимательно присмотревшись, он сам отметил место для будущих цехов и домов для рабочих. Здесь же распахали и пашни под сельскохозяйственные культуры. Предприниматель здраво рассудил, что его хозяйство должно быть многоотраслевым.

          Как только взметнулись крыши строений, подошло и оборудование, закупленное на 40 тысяч рублей. А вскоре фабрика была готова к пуску. Едва новое предприятие начало свою деятельность, катер из Владивостока привез первых посетителей, решивших осмотреть необычное для Приморья хозяйство. Поражал прядильный цех, тянувшийся почти на полкилометра. В конце его была сооружена арена, где по кругу ходили лошади, которые и “заплетали” толстые канаты. В соседних помещениях изготавливалась другая продукция. Ассортимент ее был разнообразным: от мощных канатов до шнурков - и все на местной пеньке. Уже в первый год было произведено продукции на 60 тысяч рублей, что полностью окупило средства, затраченные на оборудование.

          Константин Николаевич Шулынгин, как и его приятель Михаил Григорьевич Шевелев, был большим энтузиастом Общества изучения Амурского края. Выделяя необходимые средства, он участвовал в строительстве здания музея. Понимая, насколько важны для молодой общественной организации его коммерческий опыт и смекалка, Шулынгин долгое время входил в ревизионную комиссию общества. Как и другие меценаты общества, он не без основания считал, что дело ученых-любителей - заниматься наукой, а его задача - добывать для нее необходимые средства.

          Скончался Константин Николаевич в начале 1901 г. Почти весь Владивосток вышел провожать старожила города в последний путь. Пока были живы рабочие его фабрики, сохранялась в городе и память о Шулынгине. На 50-летний юбилей Владивостока был издан альбом с иллюстрациями, где почетное место заняла фотография покойного предпринимателя. Но с течением времени изгладились у владивостокцев воспоминания о нем, как утратилась и былая слава владивостокских канатов.