Куклы, люди и другие

Ай-да Виктор Бусаренко, ай-да молодец! Желание раздвинуть рамки кукольного театра, к которому мы привыкли, до театра, которого приморцы вживую еще не видели, в нем чувствовалось давно. “Здравствуй, Кукляндия” – внешне наивный, но глубоко мудрый спектакль, открывающий маленькому зрителю закулисные игры кукловодов подобно бриттеновскому “Путеводителю по оркестру”, сегодня воспринимается знаковым: милая японская кукла в человеческий рост открыла дорогу в волшебную страну Хоббитанию, выдуманную Д. Р. Р. Толкиеном в конце прошлого тысячелетия. Да, не полтора-два десятка лет тому назад, не в прошлом веке, а именно в прошлом тысячелетии. Режиссер Виктор Бусаренко и сердцем актера, и душой администратора чувствовал ответственность поэта перед временем и рискнул дать премьеру, достойную миллениума.

29 май 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №982 от 29 май 2001

Ай-да Виктор Бусаренко, ай-да молодец! Желание раздвинуть рамки кукольного театра, к которому мы привыкли, до театра, которого приморцы вживую еще не видели, в нем чувствовалось давно. “Здравствуй, Кукляндия” – внешне наивный, но глубоко мудрый спектакль, открывающий маленькому зрителю закулисные игры кукловодов подобно бриттеновскому “Путеводителю по оркестру”, сегодня воспринимается знаковым: милая японская кукла в человеческий рост открыла дорогу в волшебную страну Хоббитанию, выдуманную Д. Р. Р. Толкиеном в конце прошлого тысячелетия. Да, не полтора-два десятка лет тому назад, не в прошлом веке, а именно в прошлом тысячелетии. Режиссер Виктор Бусаренко и сердцем актера, и душой администратора чувствовал ответственность поэта перед временем и рискнул дать премьеру, достойную миллениума.

Дебют “Хоббита” состоялся на сцене краевого театра кукол. Малыш оказался курносым, толстощеким, забавным, озорным и на редкость добрым. И даже с волосатыми ногами. Рост под полтора метра не мешал ему оставаться куклой. Надо отдать должное художнику спектакля Виктории Просвирниной - герои Хоббитании такие, какими их увидела художница, помогли актерам стать куклами, а куклам людьми. Немногие театры способны на такие перевоплощения своих актеров. Как правило, трудно не избежать зазора между персонажами и лицедеями. И тем ценнее воспринимается победа! Гномы Торин, Балин, Дори, Филли, Глойн, Бифур, Бомбур предстали неотделимыми от своих родителей-артистов. И хотя гены у них, конечно, разные (у одних из пластмассы, а у других из ДНК), душа была общая.

          Вот почему, где были бессильны куклы, им помогали люди, а там, где не справлялся человек, рядом оказывалась кукла. Не потому ли от слов в адрес гномов, решившихся на войну ради золота, потому что оно красивое: “но разве стоит та красота жизни вот этого Хоббита!” - хочется плакать, а от сопоставления ужина гномов с привычной композицией леонардовской “Тайной вечери” улыбнуться.

          Вообще-то “Хоббит” Д. Р. Р. Толкиена – произведение глубоко философское. Клубы толкиенистов можно найти в городах всего мира, не говоря уже о сайтах компьютерной паутины. Но не стремитесь обязательно прочесть оригинал. Даже напротив – не читайте! Литературная девственность иной раз мешает “детственности” восприятия. А каноны последней, хотя и кажутся наивными, являются лучшими воспитателями человека, будь он взрослым или малышом: это сказка о дружбе, добре, находчивости, отваге, сострадании и силе любви. Без этого не существует философии мира. И поэтому дважды сгущенный: сначала до трехчасовой Сергеем Рыбалкой, а потом в союзе с заслуженным работником культуры России Виктором Бусаренко до двухчасовой сценической версии, оригинал не стал неинтересным для искушенного в делах Хоббитании толкиениста и не оказался непонятным для впервые узнавшего о мистере Бильбо Бэггинсе. Вопросы-то остались целы!

          Постановка “Хоббита” не позволила угаснуть дарованию Бусаренко прежде всего как режиссеру взрослого театра, каким его до сих пор помнит и красноярская публика, и красноярская театральная критика. Между прочим, стремление к взрослению детского театра со стороны художественного руководства способствует профессиональному взрослению труппы театра, его вспомогательных служб. Оперность в смысле зрелищности, так ярко проявившаяся в премьере, потребовала от артистов не сюсюканья, понятного одним малышам, а нормального сценического реализма, понятного детям и интересного их родителям. По реакции зала на происходящее на сцене можно сказать: в целом премьера удалась. Встречались, правда, в спектакле сценарные длинноты, которых можно вполне миновать; музыки где-то хотелось больше, чтобы приблизиться к жанру постановки; голоса артистов – посильнее и полетнее; рэпа не песенного, а по-децловски (да-да, есть в спектакле и рэп!), но все это меркнет на фоне добротного задела поистине синтетической фантасмагории в театре реального XXI века.

          Постановка “Хоббита” во Владивостоке обречена стать не только заслуженно первой (без всяких намеков на свойства “первого блина”), но и долгожительницей сцены. Есть в “Хоббите” харизма! Что ж, пожелаем новорожденному героическому мюзиклу – именно так определен жанр произведения – счастливой судьбы. Пусть “Хоббит” подрастает и начинает свой взрослый путь от приморских звезд к млечному пути хоббитанского неба, радуя гастрольными знакомствами россиян и удивляя иностранцев. Главное, чтобы приморский зритель не дал мистеру Бильбо Бэггинсу и его друзьям заскучать. Уж остальное, верьте, приложится!