Путь к границе по долинам и по взгорьям

Из столицы Таджикистана на юг в сторону Вахшской долины ведут две основные автомобильные дороги. Одна прямая, но с резкими подъемами на хребты и крутыми спусками. Другая магистраль в полтора раза длиннее, зато по большей части в равнинной местности. Автор этих строк проехал обеими трассами, совершенно не похожими.

16 май 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №975 от 16 май 2001

  Из столицы Таджикистана на юг в сторону Вахшской долины ведут две основные автомобильные дороги. Одна прямая, но с резкими подъемами на хребты и крутыми спусками. Другая магистраль в полтора раза длиннее, зато по большей части в равнинной местности. Автор этих строк проехал обеими трассами, совершенно не похожими.

Мотоманевренную группу ТОРУ двинули по объездной магистрали через Курган-Тюбе. Ехать дольше, зато спокойнее. В этой части республики нет даже намеков на прошедшую гражданскую войну.

          Вырвавшись из Душанбе, “Урал” несется под палящим солнцем по асфальтовой дороге на юг. Когда едешь с ветерком, то и жары не замечаешь. Но те ребята, которые подставили солнышку свое лицо, здорово загорели. Мимо проносятся зеленые посевы пшеницы, поля под хлопок и бахчевые культуры. Изредка виднеются виноградники и плантации с небольшими ветвистыми фисташковыми деревьями. Используется вся мало-мальски пригодная земля, даже на склонах гор под углом в 45 градусов, где поработали трактора или быки, запряженные в плуги. Днем людей на полях немного, в основном это дети и женщины в шароварах и длинных цветных платьях. Мужчин крайне мало, в основном они позволяют себе лишь управлять транспортными средствами.

          Автозаправочных станций после гражданской войны практически не осталось. Бензином и дизельным топливом, которые доставляют в Таджикистан бензовозами из Узбекистана и железнодорожными цистернами из России, торгуют из канистр и...… 3-литровых банок. Зато в стеклянной банке сразу видно качество товара. Люди заправляются, другого выхода нет. В кишлаках транспорт сплошь гужевой, ездят на повозках с лошадьми и на ишаках.

          По всей трассе стоят посты ГАИ, сотрудники в привычной для нас форме. Машины с военными номерами пропускают, отдавая честь.

          Чем южнее забираемся, тем меньше зелени и больше пыли. Равнинно-холмистая низменность включает в себя две небольшие области (обе меньше любого района Приморья) с центрами в Курган-Тюбе и Кулябе. Это родина президента Имомали Рахмонова, его опора в борьбе за верховную власть с “северянами” из Ленинабадской области (при советской власти занимавшими все ключевые посты в Таджикской ССР) и горцами Хорога, Мургаба и Ванча с мощным религиозным течением исмаилитов – это одна из ветвей шиитского ислама. Кстати, глава исмаилитов Ага Хан IV 49 лет живет в Женеве, но часто посещает Памир, встречается с официальной властью, ездит по кишлакам и раздает продовольствие, медикаменты и подарки для детей, пользуется огромным авторитетом среди местного населения. В Вахшской долине всюду портреты Рахмонова, лозунги с приветственными словами в адрес земляка, который бывает здесь крайне редко.

          Чем дальше от Душанбе, тем беднее кишлаки и его жители. Работы в этих краях нет. Население вынуждено жить натуральным хозяйством - что произвели, то и потребили. Нищета повальная, мужчины-таджики из столицы приезжают сюда в поисках невест. Говорят, что девушку можно здесь купить в жены за мешок муки, несколько килограммов сахара и макарон или небольшого бычка.

          Между жизненным уровнем горожан и селян лежит пропасть. В стране более 85 процентов жителей находится за чертой бедности. Средняя заработная плата не превышает 3-4 американских долларов в месяц. Средняя пенсия 3-4 самонита (7 самонитов равно 100 российским рублям), минимальная пенсионная выплата менее 2 самонитов, что-то в пределах 20-30 рублей. Для сравнения: цена 1 кг героина в провинции Файзабад Афганистана не превышает 100 долларов США, в таджикском городе Куляб он стоит до 600 долларов, в Душанбе - уже 2000 “баксов”. Во Владивостоке килограмм “белой смерти” на черном рынке оценивается в 25-30 тысяч “зеленых”, а в Риме и вовсе 220 тысяч. Баснословные деньги даже по нашим меркам. Для жителей Припамирья и вовсе немыслимые суммы. Поэтому некоторые таджики занимаются преступным бизнесом, становясь наркокурьерами, ведь плата только за доставку зелья огромная.

          Вторая автомобильная трасса между Душанбе и Московским более живописная, местами напоминает Военно-Грузинскую дорогу, только без туннелей. Магистраль то поднимается круто вверх, то серпантином обрывается вниз. Одиноко цветет сирень, а по склонам гор пасутся отары овец и стада коз.

          Поражает сочетание цвета – белоснежные верхушки гор, красный и белый камень с редкой зеленью кустарника и голубая с салатным оттенком вода Вахша. С трассы открывается изумительная панорама водохранилища Нурекской ГЭС с высокой плотиной между отрогами гор. Местные горы стали прибежищем для непримиримых боевиков, не согласных с приходом мира на таджикскую землю. Здесь периодически случались террористические акции, захваты заложников и нападения на вооруженных милиционеров ради захвата оружия и боеприпасов. До прошлого года эта дорога считалась небезопасной, и не каждый решался ею воспользоваться. Сейчас ситуация улучшилась, поэтому машин стало больше. Ведь путь через перевал Чурмазар вдвое короче от Душанбе до Московского.

          Московский - единственный город, который сохранил свое название с советских времен, в отличие от Ленинабада или Орджоникидзеабада. Сами таджики высказались категорически против переименования. Так же, как и против ухода русских пограничников. Благодаря присутствию погранотряда, наличию в нем хоть какой-то работы город до сих пор существует в сносных условиях. На юг от Московского виднеются горы. Это уже Афганистан. До границы всего десяток километров.

Талибан

          После ухода советских войск в Афганистане началась гражданская война. В ее основу легли экономические причины, борьба за передел сфер влияния, в том числе и в наркотическом бизнесе. Руководители Туркмении и Пакистана договорились о прокладке трубопровода для дешевого туркменского газа. В этом топливе были заинтересованы и американские нефтяные компании. Кратчайший путь до порта Карачи лежит через Афганистан. Однако президент Наджибулла занимал антипакистанскую позицию. Его преемник с 1992-го Раббани, таджик по национальности, был также против. А может, они просто не сошлись в цене? Тем не менее власти Карачи поставили на другую карту – движение “Талибан”.

          26 сентября 1996 года формирования “недоучек-семинаристов” захватили Кабул. Попытки завладеть столицей Афганистана предпринимались и раньше, но до того момента войска, преданные премьер-министру Хекматияру, отбивали атаки. Тогда талибы подкупили часть сторонников законного правительства, и они перешли на сторону “страждущих”. Кстати, талибы постоянно применяют тактику подкупа там, где не могут взять силой. К моменту падения Кабула уже было сформировано новое правительство, которое обосновалось в новой столице – Кандагаре, центре пуштунских земель. Для талибов национальность не имеет значения, хотя им сейчас противостоят лишь отряды из этнических таджиков и узбеков. Главное – религиозная основа. Если ты исповедуешь ислам сунитского толка, то являешься братом по вере и оружию.

          Местное пуштунское население от Джелалабада до Гиришка активно поддержало новый режим. Движение “Талибан” сразу же стало насаждать свои порядки на захваченных землях. Муллы запретили бритье бороды и ношение любой западной одежды, женщинам пришлось надеть паранджу и выходить на улицу только в сопровождении мужчины, их лишили права на учебу и работу. В стране под запретом оказались музыка, живопись, скульптура (еще свежи в памяти события вокруг уничтожения каменных изваяний Будды), спорт, телевидение, Интернет, азартные игры и многое другое. Введены публичные глумления над неверными, скорые расправы без суда и следствия над преступниками – на площадях им отрубают конечности.

          Постоянно под ружьем у талибов находится до 60 тысяч классно вооруженных боевиков. Есть около 150 танков “Т-72 УД” и “Т-80” украинского производства, проданные Пакистану, но переданные талибам, а также боевые машины пехоты и бронетранспортеры. Армия разделена на бригады и полки по 1,5-2 тысячи человек. В случае необходимости движение может мобилизовать еще несколько десятков тысяч человек. Есть современные зенитные комплексы, ракеты “земля-земля” и “земля-воздух”, вертолеты огневой поддержки, парочка эскадрилий “МиГов”.

          Перелом в гражданской войне произошел в кампании 1995-96 годов. Войска персоязычных жителей Герата во главе с Исмаил-ханом, поддерживаемые Ираном, перешли в наступление. Однако неудачно. Талибы разбили их в пух и прах. Молниеносно захватили Герат, в Мазари-Шарифе вырезали более десятка дипломатов Ирана и вышли к границам Туркмении. С этого момента в открытом противостоянии талибам остался только “Северный альянс”. Нетерпимость талибов сунитского толка к шиитам–иранцам в любой момент может привести к войне в исламском мире. Иран держит на границе армию в 300 тысяч человек, авиацию, танковые и ракетные части. Но пока до боевых действий не дошло.

          Перед угрозой “Талибана” с религиозным беспределом и геноцидом национальных меньшинств объединились бывшие соперники. Это генерал Рашид Дустум – лидер провинций этнических узбеков с центром в Мазари-Шарифе и Ахмад Шах Масуд на северо-востоке страны. Дустум был уверен, что за перевалом Саланг он в неприкосновенности. На случай нападения в тоннеле находился грузовик с взрывчаткой. Весной 1997 года талибы активизировались на фронте против Масуда. Тот запросил помощи у Дустума в виде 20 танков и нескольких тысяч солдат. Узбекский генерал проигнорировал просьбу, но стал выторговывать у премьера Раббани министерский пост. Подчиненные сумели самостоятельно в тот период выстоять под ударами талибов. И даже перешли в контрнаступление. А вот “Северный альянс” распался. По другой причине. Талибы дали денег генералу Абдулло Малику, заместителю Дустума, и еще четырем командирам узбекской армии. Те предали своего командующего и пропустили врага через знаменитый Саланг. Масуд отправил за союзником вертолет. Но тот уже бросил остатки верных ему частей и скрылся в Узбекистане. А оттуда рванул в Турцию, где присоединился к правительству Хекматияра в изгнании.

          Так, Ахмад Шах Масуд остался наедине с талибами. Наедине, если не считать… России.

Владивосток - Душанбе - Московский - Владивосток           

          Редакция “В” благодарит командование ТОРУ ФПС и руководство холдинговой компании “Дальморепродукт” за помощь в организации командировки.