Порубили все дубы на гробы…

Преступный лесной бизнес напрямую угрожает национальной безопасности... Приморье можно считать меккой лесодобычи. В то же время это один из самых неблагополучных регионов России с точки зрения нелегального лесного бизнеса. По мнению специалистов, в результате варварских вырубок во многих районах Приморского края товарного леса (дуб, ясень) уже почти не осталось, а в некоторых - всего на два-три года, максимум лет на пять. После этого нелегальный лесной бизнес, конечно, умрет сам собой, но его деятельность будет иметь катастрофические последствия - и экологические, и социальные, и политические.

11 май 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №973 от 11 май 2001
Преступный лесной бизнес напрямую угрожает национальной безопасности... Приморье можно считать меккой лесодобычи. В то же время это один из самых неблагополучных регионов России с точки зрения нелегального лесного бизнеса. По мнению специалистов, в результате варварских вырубок во многих районах Приморского края товарного леса (дуб, ясень) уже почти не осталось, а в некоторых - всего на два-три года, максимум лет на пять. После этого нелегальный лесной бизнес, конечно, умрет сам собой, но его деятельность будет иметь катастрофические последствия - и экологические, и социальные, и политические.

Многолетняя практика вывоза леса и соответственно капиталов за рубеж уже привела к тому, что, по оценкам некоторых специалистов, из Приморья уходит около половины годового бюджета края. Основная часть доходов от продажи нелегально добытой древесины оседает за границей и в карманах отдельных лиц, при этом не принося никакой пользы ни бюджетам районов, ни бюджету края. Это ведет к социальному кризису и, как следствие, к безработице и массовому обнищанию населения.

"Лесные братья"

          В Приморском крае, и это ни для кого не секрет, за последние несколько лет, начиная со времен распада Советского Союза, была создана хорошо отрегулированная машина по добыче, транспортировке, скупке и вывозу за рубеж незаконно заготовленной древесины, а проще сказать, "лесная" мафия. На этой торговле выросли и значительно укрепились вполне серьезные преступные группировки, которые втягивают в орбиту своей деятельности представителей власти и правоохранительных органов.

          В арсенале “лесной” мафии масса всевозможных приемов начиная с подкупов должностных лиц и заканчивая жестокими убийствами. Серьезному прессу подвергаются в первую очередь работники лесхозов. Тех, кого нельзя купить, просто убирают. Так, директор Малиновского лесхоза Виктор Демкин, пытавшийся противостоять воровству леса, в марте 1998 года был задушен бандитами в масках прямо у себя дома. Кроме того, был жестоко избит инженер охраны и защиты леса Спасского лесхоза Крымов. Дважды подвергался нападениям, которые сопровождались побоями, лесничий Мельничного лесхоза Лихачев. Помощнику лесничего Кировского лесхоза Гладуну в январе 1999 года было нанесено огнестрельное ранение. В ночь с 23 на 24 ноября того же года у двери квартиры директора Кировского лесхоза Дьякуна сработало взрывное устройство. Ни по одному из этих фактов правоохранительные органы не смогли найти виновных.

          Нелегальный лесной бизнес как вид преступного промысла появился в Приморье в 1992 году и за это время достиг ужасающих масштабов. Общий объем незаконно заготовленной древесины в крае за год составляет, по некоторым оценкам, около 1,5 миллиона кубометров. Эта цифра может показаться нереальной. Но, поверьте, это не преувеличение.

          - Это не только та древесина, которую спилил и продал китайцу мужичок-браконьер, - говорит эксперт-аналитик российского представительства Всемирного фонда дикой природы (WWF) Анатолий Котлобай. – Неорганизованные, “дикие” браконьеры, так называемые самовольщики, сейчас дают всего треть незаконно заготавливаемой древесины. К сожалению, за последние годы на этом бизнесе выросли четко организованные криминальные структуры, которые включают в себя и чисто бандитские элементы, и представителей администрации, правоохранительных органов, лесхозов. По оперативным данным, эти цепочки простираются и на краевой уровень. Понятно, что преступный бизнес в таких размерах без поддержки сверху просто не может существовать.

Главные лесодобытчики

          -Можно констатировать, что одни из главных браконьеров – это крупные лесозаготовительные компании, - говорит Анатолий Котлобай. – Во время последнего рейда мы проводили проверку не только лесовозов, но и складов, освидетельствование лесосек. Сплошь и рядом встречаются факты, когда площадь легальной лесосеки превышена в два-три раза. Рубки носят массовый характер. Вырубаются водоохранные зоны ключей. Встречаются “самоволки”, объем которых превышает 500 кубов. Причем никто не соблюдает технологию проведения рубок. Лесосеки захламлены как после бомбежки. И по-видимому, их никто убирать не будет. В общем, картина удручающая.

          Подделка сертификатов преследуется по закону?

          Незаконные рубки угрожают в первую очередь наиболее ценным реликтовым валютоемким (100-200 долларов за кубометр) породам древесины. Это дуб и ясень. Но это не значит, что не заготавливаются нелегально и другие породы деревьев, например хвойные – ель, пихта. Проконтролировать их заготовку очень тяжело, поскольку для рубки большинства хвойных пород не нужен лесной сертификат. В данной ситуации было бы разумно сертифицировать древесину всех пород.

          Сертификаты чаще всего заполняются с большими нарушениями или не заполняются вовсе. Во время одного из последних рейдов группы “Кедр”, которая входит в состав специнспекции “Тигр”, был выявлен целый ряд нарушений: несоответствие пород и объемов, указанных в сертификате; несоответствие срока действия сертификата; несоответствие маршрута, проделанного лесовозом, географическому местонахождению указанного места погрузки; несоответствие данных сертификата лесобилету; отсутствие дат, подписей и фамилий лиц, выдавших сертификат.

          Кроме того, сертификаты и другие документы активно подделываются. Поддельными могут быть лесобилет, предписывающий вести рубки ухода, и экспортная лицензия. Для заполнения сертификата используются даже исчезающие чернила. Когда на основе такого сертификата уже выписаны таможенные документы, сам он становится чистым и может использоваться для легализации следующей партии леса.

Все дороги ведут в Китай

           Подавляющая часть нелегального лесного бизнеса ориентирована на Китай. На складах, где хранится древесина, предназначенная для отправки в Поднебесную, часто учет не ведется, активно скупается ворованный лес, а документы на него предоставляются липовые. Нелегальная древесина скупается китайскими предпринимателями за наличный расчет, причем подделанные документы на нее могут быть целиком изготовлены в Китае. Мало того, многие лесоторговые компании (свыше 110) и лесные биржи либо непосредственно, либо через подставных лиц принадлежат гражданам Китая. Идет почти не прикрытая желтая экспансия на наш рынок. И это ставит под угрозу национальную безопасность.

          Импорт в Китай российского леса возрос после введения в КНР ограничений на заготовку древесины. По официальным данным, Китай сейчас импортирует более 4 миллионов кубометров леса в год. В течение 1998-99 годов этот показатель вырос на 250 процентов.

          Бурно развивающейся экономике соседнего государства нужна постоянная подпитка за счет наших природных ресурсов. По данным центра международной торговли древесиной (Вашингтонский университет), к 2025 году огромный китайский рынок будет ежегодно нуждаться в 200 миллионах кубометров древесины. Конечно же его будут вести из Приморья, если к тому времени у нас еще останутся хоть какие-то леса.

На складах черт ногу сломит

          Вольготнее всего китайские бизнесмены чувствуют себя на территории Дальнереченска и одноименного района. Именно здесь сходятся пути всего нелегально заготовленного леса. Именно в Дальнереченске расположены склады, где можно почти беспрепятственно прикупить партию ворованной древесины.

          Сейчас в Дальнереченске существует более 40 площадок перевалки леса. Во время одного из последних рейдов группы “Кедр” на этих складах находилось порядка 30-40 тысяч кубометров леса. По признанию самих нелегальных лесозаготовителей, минимум 50, а то и 80 процентов леса, лежащего на этих складах, заготовлено незаконно.

          - Мы настаивали на том, чтобы в Дальнереченске было всего пять площадок для того, чтобы можно было вести учет перевозимой древесины, - говорит глава администрации Дальнереченского района Анатолий Фтодосьев. – Сегодня вокруг города все завалено лесом. То, что мы делаем в районе, – это капля в море. Приехала бригада с проверкой - движение лесовозов притормозилось. Только уехала – валом пошел лес.

          Еще в феврале Анатолий Фтодосьев и ряд должностных лиц Дальнереченского района направили на имя полпреда президента России в Дальневосточном федеральном округе Константина Пуликовского обращение. В нем предлагалось поручить компетентным органам провести проверку на площадках по перевалке леса в Дальнереченске, организовать единый таможенный склад, потребовать от УВД Приморского края взять на особый контроль рассмотрение и расследование дел, связанных с незаконной заготовкой, оборотом и несанкционированным вывозом древесины за пределы края. Кроме того, должностные лица Дальнереченского района просили “обратиться в Государственную думу РФ по вопросу ужесточения наказания, определенного статьей 260 Уголовного кодекса РФ…”

          Судя по всему, люди, подписавшие это обращение, расписались в собственном бессилии. Что может сделать Дальнереченский район, у которого нет даже своей милиции?

Те, кто лес защищает

          Забота о сохранности приморских лесов возложена на государственную лесную охрану края. Несмотря на то, что в прошлом году произошла реорганизация и это подразделение влилось в состав министерства природных ресурсов, этих обязанностей никто не снимал.

          - Краевые структуры лесного департамента МПР демонстрируют полную неспособность противостоять нелегальным рубкам леса, хотя государственная лесная охрана края насчитывает свыше 1500 человек, - говорит координатор лесной программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) Тамара Русина. - Главное, что прописано в должностных обязанностях работников лесоохраны, – это борьба со всеми лесонарушениями, включая незаконную заготовку древесины. Другое дело, что работает гослесоохрана неэффективно, поскольку отвлекается на несвойственные ей функции.

          Еще один активный лесоохранник - правоохранительные органы, и в первую очередь милиция. Можно говорить о том, что в ее рядах иногда встречаются люди недобросовестные, способные на должностные преступления, но нельзя отказать в том, что УВД края все-таки пытается контролировать ситуацию с нелегально заготовленной древесиной. Только в прошлом году органы внутренних дел провели 3612 проверок на 785 лесозаготовительных предприятиях. Было возбуждено 273 уголовных дела экономической направленности. Другое дело, что раскрываемость этих преступлений составляет всего около 60 процентов и эти дела чаще всего не доходят до суда, а органы правопорядка в состоянии контролировать весьма небольшую часть преступного лесного бизнеса.

Болота и пустыни

          Происходит не просто вырубка лесов – идет уничтожение среды обитания, то есть антропогенная массированная трансформация ландшафта. К чему это может привести?

          Самый главный удар приходится на кедрово-широколиственные леса. Этот тип лесов является реликтовым. В современных условиях восстановить все вырубленное практически невозможно. На месте лесов возникнут болота.

          - Известно, что массированная вырубка лесов на склонах приводит к быстрому смыву почвенного слоя, - говорит руководитель российского представительства программы TRAFFIC Алексей Вайсман. – Склон будет представлять собой каменные россыпи. Потом это все выдувается, смывается и сносится вниз. Сейчас лесные экосистемы с развитым травяным покровом и мхами – это аккумуляторы и перераспределители влаги. Особенно это важно в Приморье, которое находится в муссонном климате и где часто идут дожди. В случае уничтожения лесов и смыва почвы со склонов обрушатся мощные селевые потоки. Паводки будут чередоваться с длительными засушливыми сезонами. Произойдет уничтожение растительности на склонах и заболачивание низин. Таких мест в нашей многострадальной стране уже очень и очень много.

          Вырубка лесов, особенно в верховьях рек, повлечет за собой резкое изменение гидрорежима в крае. Приморье практически повсеместно станет зоной рискованного земледелия. Паводки, которые и без того каждый год терзают сельское хозяйство, станут гораздо мощнее. Соответственно это грозит социально-экономическими потрясениями на уровне каждой отдельно взятой семьи и даже на государственном уровне. Если не остановить процесс дальнейшего расхищения лесных ресурсов края и трансформации ландшафта, то это приведет к региональной экологической и экономической катастрофе и потере края для России. И в этом тоже угроза национальной безопасности.

          Мы рискуем получить в Приморье не только сплошные болота, но и безжизненную пустыню, которая может образоваться после высыхания заболоченных почв и будет угрожать существованию населения. Подобное уже произошло на северо-западе Китая. Некогда плодородные земли с буйной растительностью превращены в пустыню. Сейчас она угрожает засыпать целый город, расположенный недалеко от Пекина. Недавно наши соседи, жители Хабаровского края и Еврейской автономной области, ощутили на себе натиск песчаной бури, пришедшей к нам из Поднебесной.

Вот приедет барин, барин нас рассудит

          Совершенно очевидно, что местные власти различных уровней, начиная с глав районных администраций и заканчивая Валентином Дубининым, который все последние годы курировал лесную отрасль края, просто не в состоянии справиться с тем валом ворованного леса, который идет сейчас за рубеж. Без поддержки федеральных структур с этим бороться невозможно.

          УВД Приморского края непрерывно проводит операцию “Лес”. И надо отметить, уже достаточно много сделано. В то же время группа “Кедр” специнспекции “Тигр” вместе с РУБОП постоянно осуществляет свои рейды по таежным районам края. Но ситуация меняется либо очень медленно, либо не меняется вообще. А ведь счет идет даже не на годы, а буквально на дни, которых остается все меньше и меньше для того, чтобы спасти приморскую тайгу от полного исчезновения.

          - Необходимо на уровне комитета природных ресурсов по Приморскому краю разработать единую компьютерную базу данных, где бы собирались все сведения по выданным лесопорубочным билетам, по заключенным договорам и так далее, - говорит природоохранный прокурор Приморского края Геннадий Жеребкин. – К сожалению, мы не можем надлежащим образом лес сохранить. Болезнь легче предотвратить, чем лечить. А мы допускаем, чтобы лес валили, а потом только его конфискуем. Нужно исходить из того, какая у нас правовая база. От того, с какими предложениями мы будем входить в думу Приморского края и правительство России, во многом зависит состояние наших лесов. Это не значит, что нужно сложить руки и сказать: “Покуда закон не будет принят, мы ничего делать не будем”. Нужно выходить с инициативами, нужно создавать совместные группы, чтобы в них были не только сотрудники группы “Кедр”, но и следователи.

          Вспомните зимний энергетический кризис. Без вмешательства Москвы и министра Шойгу во время его ликвидации не обошлось. Судя по всему, еще одно меткое выражение - “Вот приедет барин, барин нас рассудит…” - как нельзя лучше подходит и в этой ситуации.