«Человек и море”: зачем нужно кино на пароходе?

Третий международный кинотелефестиваль “Человек и море-2001-Эко” был, видимо, последним масштабным кинофорумом, проходившим во Владивостоке на судах ДВМП. И дело даже не в том, что пароходство объявило о своем желании распродать остатки нерентабельного пассажирского флота.

27 апр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №970 от 27 апр. 2001
Третий международный кинотелефестиваль “Человек и море-2001-Эко” был, видимо, последним масштабным кинофорумом, проходившим во Владивостоке на судах ДВМП. И дело даже не в том, что пароходство объявило о своем желании распродать остатки нерентабельного пассажирского флота.
А в том, что за четыре года, прошедшие после первого фестиваля в 1997 году, ни чиновники, ни охочая до скандалов дешевая пресса так и не смогли избавиться от оставшихся с советских времен стереотипов, когда каждая поездка за рубеж, в которую они лично не попали, воспринимается не иначе как кулуарный междусобойчик, эдакий круиз для своих. А своих у нас принято бить – чтоб чужие боялись.

Миссия выполнима!

Нас и так уже боятся во всем мире. Каких русских привыкли видеть, допустим, в соседней Корее или Японии? Суровых машиновозов со специфическим лексиконом, беспардонных шопников, нелегальных девчонок-проституток. Редко, очень редко люди с русскими лицами попадают в эти страны с культурной миссией. Наверное, поэтому их все чаще принимают за французов или американцев, что, согласитесь, конечно же лестно, но за державу при этом обидно.
“Важная составная часть телефестиваля “Человек и море” – это миссия доброй воли, с которой фестивальное судно заходит в порты Южной Кореи и Японии, - говорит генеральный директор фестиваля человек-легенда приморского телевидения Валентин Ткачев. – Люди, живущие в разных странах на берегах Японского моря, озабочены его состоянием. И фестиваль - это возможность сближения творческой части общества, работников телевидения в первую очередь, в решении общих для нас всех экологических проблем”.
И это не просто красивые слова. За ними – реальные встречи, живое общение. На прошлом фестивале участники побывали в Ниигате в телекомпании TNN, в Токио посетили NHK. В этом году заинтересованный разговор состоялся в Пусане в крупной частной телекомпании MBS. При поддержке генерального консула России Константина Костюхина была достигнута договоренность о творческом обмене между приморскими и пусанскими телекомпаниями. Примут участие в этом обмене и Российский фонд развития телевидения, генеральный директор которого Раиса Беспечная была членом международного жюри фестиваля, и старейшее отечественное кинообъединение “Союзтелефильм” (его директор Григорий Тараненко тоже входил в состав жюри). Так что фестиваль – это не просто праздник, это еще и работа, которая конечно же меньше бросается в глаза постороннему наблюдателю, но от этого не становится менее значимой.

Выставки и бани

Спросите, например, была ли в пусанской бане программный директор фестиваля Наталья Шахназарова? В то время когда все с удовольствием плюхались в разнообразных бассейнах, Наталья в одной из галерей Пусана проводила выставку владивостокского графика Сергея Патлаха и костореза Вадима Хижняка, на которой всего за четыре часа работы успели побывать десятки корейских ценителей изобразительного искусства, журналисты многочисленных СМИ.
А ездила ли Наталья в Японии на экскурсию в город-мемориал Хиросиму? Опять же нет. В это время на борту “Антонины Неждановой” проходил День Приморья, была развернута выставка товаров наших производителей, и японцы целый день валили толпами на экскурсии. 
Небольшой оргкомитет фестиваля, куда входит и один из опытнейших продюсеров разного рода культурных проектов нашего города Александр Долуда, на своих плечах вынес все трудности, связанные с проведением этого необычного, а потому и многими непонятого круизного фестиваля. Да, в этом году краевая администрация выступила инициатором рейса “Неждановой” с фестивалем на борту в японский порт Хамада, где готовились отмечать 10-летие установления побратимских связей между Приморьем и префектурой Симанэ. Да, международный отдел помогал организовывать культурную программу празднования. Но при этом краевая администрация не выделила ни копейки на проведение фестиваля! Равно как и Морской экологический фонд, который выступил лишь в роли учредителя и организатора.
Да, фонд и его председатель Геннадий Несов помогали искать деньги для этого проекта, и то, что они их все-таки нашли, говорит о том, что есть у нас в крае люди, которые понимают, что Владивосток и Приморье должны ассоциироваться в сознании людей всего мира не только с дурными политиками и темными улицами, но и с масштабными культурными акциями.

С миру по нитке

Итак, из чего же складывался бюджет прошедшего фестиваля? Живых, как сейчас принято говорить, денег было немного – их выделили ТУРНИФ, Восточный порт. Генеральный спонсор - Дальневосточное морское пароходство за девять дней рейса согласилось не брать арендную плату с компании “Бизнесинтурсервис”, официального фрахтователя судна, который, кстати, ни на минуту не забывал о своем коммерческом предназначении и по полной схеме вытягивал деньги с оргкомитета. Морской торговый порт не взял с судна портовые сборы. Компания “Владивосток-авиа” бесплатно привезла из Москвы членов международного жюри, а компания “Примораэронавигация” обеспечила им обратную дорогу в столицу.
Компания “Акос” выделила сотовые телефоны на период самой напряженной подготовки фестиваля. Акционерное общество “Электросвязь Приморья”, генеральный директор которого был участником прошлого фестиваля и реально знает, что это такое и для чего он проводится, оплатило междугородные переговоры. Компания “Экспорт-импорт бэнкорп” спонсировала печать футболок с фестивальной символикой и другой рекламной продукции. А киноконцертный комплекс “Иллюзион” снял целых два сеанса, чтобы достойно провести репетицию и торжественное закрытие фестиваля. Правда, желанных зрителей на закрытии было до обидного мало, и это при том, что оргкомитету не разрешили пригласить многих из тех, кто имел к фестивалю самое непосредственное отношение.

Кино и вранье

Наверное, здесь уместнее всего поговорить о той массовости, за которую так ратуют противники фестивальной богемности и кулуарности. Не дают им покоя фестивали застойных времен, когда на скучнейшие фильмы нас водили классами, пионерскими отрядами и цехами. А председателем жюри обязательно выбирали знатного передовика производства, который мало что понимал в происходящем, но зато за его подписью в газете “Правда” появлялась статья с итогами фестиваля, написанная на самом деле известным кинокритиком. Красивое было, вдохновенное вранье!
В изменившихся условиях трудно себе представить, чтобы какой-то приличный кинотеатр согласился проводить в своих залах фестиваль документального кино с экологической проблематикой, самые замечательные фильмы которого вряд ли могут привлечь такое количество зрителей, какое бывает на американских боевиках и мелодрамах. Изменились кинотеатры, изменился зритель, изменились сами документальные и телевизионные фильмы.
Если даже в благополучной Латвии, откуда приехал молодой и искрометный председатель международного жюри Роландс Тярве, в павильонах бывшей студии документального кино теперь катаются на роликовых коньках за два доллара в час, то что уж говорить о нашем “Дальтелефильме”, тихо ушедшем в историю, да и о столичном “Союзтелефильме”, который снимает сейчас четыре картины в год, хотя раньше их было больше сотни. 
Не вернутся времена государственного финансирования такого мощного инструмента пропаганды, каким была кинодокументалистика. Не удастся даже самым ярким провинциальным режиссерам и операторам объездить со своими работами множество всесоюзных и международных фестивалей, как это было, например, во времена молодости маститого приморского киношника Олега Канищева. “У меня ничего нет в этой жизни, лишь воспоминания”, - признается он теперь. А у молодых и воспоминаний может не остаться, потому как сегодня для любой, даже сугубо творческой поездки нужно искать спонсоров или надеяться на милость руководителей телекомпании.
В этом году среди участников фестиваля действительно оказалось немного создателей фильмов. Хотя, например, у Приморской телерадиокомпании “Владивосток” была реальная возможность отправить в рейс на “Неждановой” своего представителя практически бесплатно, но она почему-то этого не сделала. На спонсорские деньги прилетели через всю страну две замечательные мурманчанки с серьезным экономическим фильмом “Соло на промысле”. Нашел возможность добраться и камчадал Сергей Микаэлов, чей фильм “Авачинская бухта: сценарий выживания” показывает страшную правду об уникальной камчатской бухте. 
Из Комсомольска-на-Амуре приехал молодой журналист Максим Пастухов, который, наверное, лучше, чем кто-либо, прочувствовал всю важность подобных профессиональных встреч: “Каждый день мы занимаемся информационной текучкой, когда, кажется, нет ни сил ни времени остановиться и что-то осмыслить. Но после общения на фестивале я иными глазами взглянул на свою работу и на всю свою жизнь”.

И корабль плывет!

Из тех, кто был в фестивальном круизе, явное недовольство происходящим выразила лишь одна из туристок, хозяйка модной владивостокской парикмахерской. Как ей показалось, в круиз пошло слишком мало артистов: “Я была на “Михаиле Шолохове” во время первого фестиваля, так артистов было намного больше!” Конечно, энергичной даме трудно поверить, что привозить кучу артистов для развлечения скучающей публики – удовольствие дорогое. По ее меркам, 400 долларов за путевку – вполне нормально. Можно и машину привезти, и каждый вечер с интересными людьми пообщаться.
Кстати, в этом году “Бизнесинтурсервис” набрал туристов на фестивальный рейс практически безо всякой рекламы – народ уже знал, куда и зачем он идет. Второй раз пошла в рейс за свои деньги легендарная “радистка Джейн” - ветеран Дальневосточного морского пароходства Евгения Рогозина. В своем более чем почтенном возрасте она с интересом работала в общественном жюри, выступала на вечерах в музыкальном салоне, а итальянский режиссер Томасо Моттола не мог отвести от нее объектива своей камеры – настолько Евгения Михайловна была колоритным персонажем!
Итальянская съемочная группа вообще очень много работала – снимала одновременно и документальный фильм о фестивале, и игровое детективное кино в духе “Десяти негритят”. Даже по возвращении из круиза в те несколько дней, что оставались до отлета в Москву, итальянцы использовали каждую минуту, чтобы запечатлеть Владивосток на пленку: “В Европе мало кто знает о вашем уникальном городе. У вас мало денег, но очень много творческих людей и идей. У нас денег больше, а вот идей явно не хватает!”
Как бы хотелось дожить до тех времен, когда и денег, и идей, и интересных людей у нас будет более чем достаточно. Тогда, наверное, все желающие смогут погрузиться на борт какой-нибудь гигантской “Принцессы” и отправиться по волнам чистого моря на фестиваль радости, добра и счастья!