Геннадий Апанасенко: перекрестки судьбы

…Однажды, еще будучи курсантом ДВВИМУ, он попал в сильнейший шторм. Разъяренные волны с грохотом кидались на судно, ожесточенно наслаивая льдом обшивку. Казалось, после очередного крена - неминуемое пике в морскую пучину. Выжили чудом. Спасло провидение. А в большей степени – мастерство капитана и слаженность действий команды. Осталась зарубка на память: какие бы ненастья ни крутили твоей жизнью, в колоде судьбы есть спасительная карта. Связанная с таким простым, на первый взгляд, понятием, как профессионализм.

27 апр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №970 от 27 апр. 2001
…Однажды, еще будучи курсантом ДВВИМУ, он попал в сильнейший шторм. Разъяренные волны с грохотом кидались на судно, ожесточенно наслаивая льдом обшивку. Казалось, после очередного крена - неминуемое пике в морскую пучину. Выжили чудом. Спасло провидение. А в большей степени – мастерство капитана и слаженность действий команды. Осталась зарубка на память: какие бы ненастья ни крутили твоей жизнью, в колоде судьбы есть спасительная карта. Связанная с таким простым, на первый взгляд, понятием, как профессионализм.
…Однажды на ответственных соревнованиях, когда уже пелена туманила глаза, на куски рвалось сердце, а кровь пульсировала в каждой мышце, невероятным напряжением воли он и команда отправили мощными гребками шлюпку-ял за финишную черту, завоевав победу. Уж много позже, годы и годы спустя, пройдя через горнило разных обстоятельств, нередко вспоминал наказ-истину своих учителей: с дистанции не сходи, держи характер, нет невозможного, это лишь уловка для слабаков, победа завоевывается сильными духом. 
…Однажды после бесконечно долгого рабочего дня, оставшись один в кабинете, он размышлял над задачкой, которая, казалось, решения не имела. Вместе с надвигающимися сумерками вползала безысходность. Обвал рубля, неплатежеспособность – топкая трясина несбалансированной российской экономики вязала всех одним узлом. И он, директор крупного судоремонтного завода, так много положивший сил, чтобы вывести предприятие из прорыва, оказался заложником – деньги за произведенный судоремонт на завод не поступали. Но списать все на объективные причины, безвольно опустить руки – права не имел. За плечами был коллектив, безоговорочно поверивший в крепость слова, данного Геннадием Апанасенко.

Семеро в одной шлюпке

- Геннадий Васильевич, ваш “олимпийский” характер часто приходил на выручку?
- Говорят же, все мы родом из детства. А мое детство и юность, жили мы тогда в районе фанзавода на станции Океанская, это один сплошной спортзал. Все свободное от уроков время в какие только игры мы не играли – волейбол, футбол, баскетбол, какими только видами спорта я не увлекался. Недаром, поступая в ДВВИМУ, уже имел первый разряд по легкоатлетическому десятиборью. Кто занимался, тот знает, что это серьезный результат.
А в большой спорт меня буквально втянул Михаил Николаевич Каргин, под его руководством и формировался спортивный характер. Это благодаря ему во многом я и стал одним из первых в истории училища мастеров спорта по морскому многоборью – вместе с Мишей Кирдой. Спустя год нормативы выполнили и наши друзья.
- Не тесно ли было вам, семерым “именитым”, в одной шлюпке, ведь каждый мог бы тянуть одеяло, то бишь весло, на себя?
- Когда ты - в команде, рождается чувство единения. И здесь особенно важно, насколько сплочен коллектив, каков морально-психологический климат. Тянуть на себя – дело нехитрое. А вот попробуй поработать на другого, на общий результат, тут особый характер нужен. В жизни потом не раз убеждался: не стоит опасаться лидерства. Это, наоборот, стимул – подтянуть себя до определенной планки.

Парус судьбы

Если уж пользоваться морской терминологией, то штиль редко случался в его жизни. Cвежий ветер постоянно наполнял парус, отправляя в новое неведомое плавание, не давая порой времени на раздумья: а что ждет там, за горизонтом?
- Любой поворот судьбы сопряжен с сомнениями, переживаниями, бессонными ночами. Я никогда никого не расталкивал локтями. Когда занимался спортом, там да, стремишься к результату, борешься за каждую секунду, каждый метр, правильный выстрел, главное – быть лучшим и победить. В профессиональной работе для меня тоже важен результат. Но тут принцип другой: где бы ты ни работал, чем бы ни занимался, главное – делать дело хорошо.
- Кто ж тогда он, судья?
- Большего судьи, чем сам себе, я не знаю.
- Геннадий Васильевич, приходилось ли решать: профессионал или хороший человек?
- Приходилось.
- И в чью пользу выбор был?
- На работе в первую очередь ценю специалиста по его профессиональному уровню. Если при этом еще он честен, обязателен, трудолюбив! Правда, это уж совсем идеальный вариант.
- Вам трудно говорить “нет”?
- Нетрудно. Я достаточно прямой и решительный человек. Даже если это непопулярное с точки зрения коллектива или человека решение. Чаще все-таки стараюсь убедить людей в верности своей позиции. Но руководитель не имеет права на “пробуксовку”, на оттяжку решения. Упустить время – создать новый узел проблем.
- Что для вас есть карьера?
- Хорошо делать дело, какой бы пост ты ни занимал. Чтобы не стыдно было ни перед людьми, ни перед самим собой.
- В вашем послужном списке – столько ответственных постов. И часто “новая метла” по-новому мела?
- Безусловно, что у каждого руководителя есть свой стиль, видение проблем, разрабатывается своя стратегия. И это нормально. Но никогда я не начинал новое дело с кардинальных кадровых перемен. Корректировка могла быть в случае несоответствия определенному уровню, но замены, увольнения случались не так часто. Эффективность – вот что является объективным мерилом.
- Ахиллесова пята характера – это…
- Вспыльчивость. Есть такой недостаток. Наверное, оттого, что все близко принимаю к сердцу. Пытаюсь себя сдерживать. Но незлопамятен, отходчив. Могу извиниться, на это тоже способен.
- За вами к месту нового назначения всегда следовала жена как нитка за иголкой. И никогда не роптала?
- Это у меня второй брак. Женился рано, в восемнадцать, еще курсантом. А через 16 лет развелись. Судьба подарила встречу с Галиной. Она удивительный человек, настоящий друг, мудрый советчик, хорошая хозяйка, в руках все спорится, и, наконец, просто красивая женщина. Легкая на подъем, что на природу в одночасье выехать, собраться, что на новое место жительства. На двоих у нас четверо детей. Недавно я третий раз стал дедом, родился еще один внук.
- И назвали его – Геннадием. Приятно, наверное, черт побери!
- Еще бы. Кстати, свою младшую мы нарекли в честь бабушки – Любашей. Хорошие, духовные корни, я считаю, имеет эта традиция. Ведь не просто имя “передается”, сохраняется память об очень близких, родных, дорогих нам людях.

Слово и дело

В разгар перестройки модным стало всем трудовым коллективом руководителя выбирать. В Советской Гавани, на судоремонтном заводе, одним из претендентов на должность директора был Геннадий Апанасенко. “Варяг”, “чужак” - пытались найти изъяны его соперники. Он победил с таким преимуществом, что даже сам поразился.
- Геннадий Васильевич, что оказалось определяющим для заводчан? Чему поверили?
- Завод из года в год числился в отстающих среди предприятий министерства морского флота. Претенденты же были из категории местных руководителей. Коллектив им уже не верил. В моей же программе они увидели стратегию действий и, если хотите, надежду на будущее.
Да, я был для коллектива человеком новым. Но уже зрелым специалистом в области судоремонта. Мне легко было общаться с рабочими, конструкторами, мастерами, технологами – мы говорили на одном языке. Выступая на производственных участках, в цехах, я не обещал светлого будущего. Более того, совершенно открыто признавал: трудностей не избежать. И мне не стыдно было людям смотреть в глаза, когда, отработав семь лет в должности директора, перешел первым заместителем по экономике в администрацию Хабаровского края. Было сделано все, что намечалось…

Предсказуемая непредсказуемость

Человек, который действует так, что он в ответе за все, сильно рискует. Удачи – твои, но и просчеты критики быстро занесут в твой актив. Каждый на это реагирует по-своему: замалчивая, оправдываясь или парируя удар.
- Насколько сильно задевает вас критика?
- Конечно задевает. Как для всякого нормального человека, в этом мало приятного. Пытаюсь доказать свою правоту, если аргументы оппонентов убедительны – готов согласиться.
- Отстаивая свою точку зрения, готовы идти до конца?
- Нельзя бессмысленно упираться лбом в стенку. Не получается проломить ее – стоит искать другие пути.
- Но – достичь цели?
- Да, всегда важен результат, на полпути я не сверну.
- Насколько вы готовы идти на компромисс?
- Готов.
- А чем можете пожертвовать ради достижения цели?
- Личным временем, благополучием, где-то даже здоровьем, комфорностью. Но все зависит – какая цель стоит.
- Загадочная русская душа. В чем для вас ее загадочность?

- В непредсказуемости. Ведь такого не скажешь про немцев, англичан, японцев. Столетиями из поколения в поколение они воспитывались в рамках правил и законности. Для нас же по-прежнему характерной чертой нации является непредсказуемость - даже не души, сказал бы я, а поступков.
- Вы – предсказуемы? 
- И да, и нет. В части принятия решений могу идти нестандартным путем.

Всем начальникам – в спортзал

Будучи директором завода, он издал такой приказ: руководителям посещение спортзала, бассейна – общефизическая подготовка - в обязательном порядке. Благо, все условия были – Дворец спорта, красавец, располагался недалеко от завода. Когда уезжал в командировки, занятия срывались. По возвращении с прогульщиков строго спрашивал. И закрепилось за ним новое отчество – Геннадий Виссарионович.
- Геннадий Васильевич, не обидно было, что благие намерения в штыки принимались? 
- Интересно, как я все это узнал. На завод приехал Вольмер, министр морского флота СССР. Юрий Михайлович ходил по цехам, беседовал с рабочими. Как-то спрашивает: а у директора своя кличка есть? Собеседник усмехается и что-то на ухо ему говорит. Вольмер рассмеялся. Так мои благие намерения ввести в приказном порядке здоровый образ жизни обернулись вот таким казусом. Приказ отменил, только что любопытно: многие потом говорили, мол, все-таки хорошо было, когда вы нас, Геннадий Васильевич, в спортзал загоняли.
- А сами сейчас спортивную форму поддерживаете?
- Результаты, конечно, уже не те, но в плавании вольным стилем с молодыми могу посоревноваться. В стрельбе – также.

На генном уровне

Ученые определили, что есть у человека такой ген - азартности. Если ген в зачаточном состоянии, обладатель, так и не уразумев, в чем дело, будет безынициативен, вял, дрейфуя по жизни без поисков своего Гольфстрима. Ярко выраженный ген азартности формирует характер многомерный, который проявляется в широком диапазоне.
- Геннадий Васильевич, кроме экономически-производственных тем на какие с вами можно говорить часами?
- Про рыбалку, охоту, преферанс, подводное плавание, грибы, дачу – найдутся темы. Люблю и морскую рыбалку, и на горных речках. С настоящим поплавком, с мушкой вместо наживки. Хариуса интересно ловить, ленка, тайменя – на спиннинг. Поймать – непередаваемое удовольствие, еще большее – снять с крючка и отпустить восвояси. Люблю игру на бильярде, американский не признаю, предпочитаю русскую пирамиду, на большом столе. Преферанс – весьма для меня азартное занятие, как и шахматы, это гимнастика для ума, надо держать ситуацию и просчитывать на несколько ходов вперед. 
В грибную пору – обязательно в лес. До сих пор помню, как всей семьей - с отцом, матерью, сестренкой отправлялись за грибами. Сыроежки, маслята, опята, подберезовики – припасали их на зиму. За белыми ездили по краю – в Надеждинский район, до Черниговки добирались. Кстати, белых грибов я больше всего набирал в Хабаровском крае. Как-то за выходной привез домой 16 ведер. Жена ахнула, что ж мы с ними делать будем. Сутки перерабатывали – мариновали, жарили. Заложили в морозилку. Знаете, такой способ: окунаешь в холодную водичку – и в полиэтиленовый мешок, гриб покрывается ледяной корочкой-глазурью, сохраняется всю зиму. Представляете, какая будет картошка-жареха с грибами.
- Так вкусно рассказываете…

- Да, это попробовать надо. При застолье всегда грибочки хорошо идут, впрочем, как и другие домашние разносолы с дачи. Какие компании у нас в доме собираются, двери для друзей всегда открыты. Разговоры, общение – вот истинная радость. Если еще дочь играет на фортепьяно.
- А сам хозяин старинный романс заведет…
- Это вам кто-то уже домашнюю тайну выдал. Романсы – только в очень узком семейном кругу.
- Вот только про дачу непонятно. Особой-то необходимости, наверное, в ней нет.
- Здесь дело в другом. Это уже потребность. Копка грядок, посадка, прополка – родители с детства приучили заниматься землей. Потом, где бы я ни жил, всегда брал участок. Весной – какая-то особая тяга к земле. Все в удовольствие, без суеты, повозишься – как очищается что-то в душе. Дышать становится легче, спокойнее, отступают мрачные мысли, жизнь вновь наполняется очарованием и смыслом.
- И приходят на память приятные минуты прошлого…
- Нет, думается о будущем. Что толку считать ушедшие счастливые минуты, надо строить свою жизнь так, чтобы их больше было в будущем…
          
Материал оплачен из избирательного фонда кандидата в губернаторы Приморского края Г. В. Апанасенко.

Справка “В”

Геннадий Апанасенко – коренной приморец. Родился 14 сентября 1950 года в поселке Трудовое. Окончил Дальневосточное высшее инженерно-морское училище им. адмирала Невельского. Трудовую деятельность начал судовым механиком на теплоходе “Русь”. Затем работал на Славянском судоремонтном заводе. Прошел путь от мастера до заместителя главного инженера завода. Новая строка в биографии – работа начальником базы технического обслуживания флота Дальневосточного морского пароходства. В 1988 году, уверенно победив на выборах, возглавил судоремонтный завод в Советской Гавани. За время его деятельности были построены корпусный цех, кислородная станция, ремонтно-строительный цех, лесной причал, цех по распиловке леса, буквально за три года сумел построить жилье и обеспечить квартирами более 700 рабочих. Министерство морского флота РФ присваивает Г. Апанасенко звание “Почетный работник морского флота”. Очередное назначение – первым заместителем губернатора Хабаровского края. Спустя пять лет, в 2000 году, полномочный представитель в Дальневосточном федеральном округе Константин Пуликовский определяет для Геннадия Васильевича государственный круг обязанностей в качестве первого заместителя полпреда.