Светлана Анатольевна, как вы смогли?

Она спаслась, будучи безнадежной... Светлана Кобзева работает социальным работником во Владивостокском наркологическом диспансере. Только вот профессию эту она оттачивала не на факультете психологии, сама прошла через наркотический ад. Вырвалась - не без помощи религии. И собственного характера.

20 апр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №966 от 20 апр. 2001
Она спаслась, будучи безнадежной... Светлана Кобзева работает социальным работником во Владивостокском наркологическом диспансере. Только вот профессию эту она оттачивала не на факультете психологии, сама прошла через наркотический ад. Вырвалась - не без помощи религии. И собственного характера.

Сегодня она “свидетельствует” больным о своем выздоровлении с позволения лечащих врачей. И это неудивительно: медики сегодня прибегают ко всевозможным техникам, чтобы искоренить наркоманию, и даже к таким необычным, как консультации бывшей безнадежной наркоманки.

История знакомства с наркотиками тогда еще у семнадцатилетней владивостокской девушки Светы была классической. Училась в педучилище. Отдалась такому привлекательному для многих подростков “уличному духу” с его анархической эстетикой. Потом познакомилась с парнем, который сидел на игле, пыталась помочь ему вылечиться. Но все попытки оказались тщетными. И… решила попробовать сама, что это за тема такая. “Наркотики как бы создают эйфорию… Когда человек не получает любви и нежности от близких людей, он ищет ласку в альтернативе – алкоголе, наркотиках”.

Сегодня Светлана может дать такой совет: “Прежде чем начать колоться, сходите в наркодиспансер и посмотрите на себя в недалеком будущем”. В эту больницу, где девушка лежала четырежды и находилась там на грани сумасшествия, чувствуя себя 90-летней старухой, вряд ли кто захочет попасть.

Она выбралась – после семи лет зависимости, после “3-й степени” по диагнозу. Диспансер посетили евангельские христиане и убедили, что вера в бога вполне может заменить культ “ханки”.

“Когда наркотики меня больше не стали физически привлекать, возникло первое чувство – пойти и поделиться этим чудесным рецептом с другими”, - рассказывает Светлана Анатольевна. В больнице к ее желанию отнеслись должным образом. Предоставили свободу действий. Так она и живет сегодня: церковь, диспансер, церковь. В общине нашла свою вторую половинку, хотя в недалеком прошлом презирала перспективу замужества: “Думаю, что я состоюсь и как мать”.