Даже солнце в этот день ликует...

В это воскресенье у православных будет замечательный праздник – Пасха. А уж как ждут этого удивительного дня и готовятся к нему в женском монастыре в Линевичах!

13 апр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №962 от 13 апр. 2001
В это воскресенье у православных будет замечательный праздник – Пасха. А уж как ждут этого удивительного дня и готовятся к нему в женском монастыре в Линевичах!

- Пойдемте на колокольню, - зовет нас сестра Екатерина. Когда мы вместе поднимаемся по ступенькам, объясняет:

- Вот сюда сердечно приглашаю вас на Пасху. Приезжайте, и вы сможете сами звонить в колокола, сколько сил хватит. В этот великий праздник колокольный звон должен звучать непрерывно, поэтому любому православному можно будет подняться сюда и звонить. Вы испытаете при этом необыкновенное чувство! Просветленность, ликование...… Приедете?

Ну а пока окрестный люд спешит в монастырскую церковь по другому делу. Монахини говорят, что за последние годы впервые видят так много желающих исповедаться, покаяться в грехах:

- Нынче за семь недель Великого поста у нас тут перебывало столько народу, сколько не было, пожалуй, со времени возрождения обители. Из соседних сел едут, из Уссурийска. Отец Михаил исповедовал буквально каждый божий день.

Может, и вправду все мы нагрешили столько, что подступила пора каяться? Здешний священник после многочисленных исповедей, как заметили насельницы монастыря, с лица спал, недомогает. Впрочем, в эти дни отцу Михаилу и его пастве некогда прислушиваться к своим хворям: идет Страстная неделя. Как известно, по уставу православной церкви “великие дни страданий Спасителя” насыщены долгими торжественными богослужениями.

Только что, в половине первого, завершилась служба, которая началась рано утром. В пять часов пополудни будет следующая и продлится допоздна. Но в этом перерыве между богослужениями мало кто из десяти монахинь, четырех послушниц и нескольких добровольных монастырских помощниц прилег отдохнуть в своих кельях, разве что самые немощные. Большинство, ненадолго заглянув в трапезную, сразу берется за работу.

В канун Пасхи все моется, трется, до блеска начищаются подсвечники, метутся лестницы и дорожки в церковном дворе. Взяв грабли, идут приводить в порядок еще оголенные по весне клумбы девочки в белых головных платках. Это воспитанницы.

Да-да, как в старые, дореволюционные времена, недавно стали вновь привозить сюда из православных семей дочек на воспитание, что вовсе не означает - мол, их отдают в монастырь, и они непременно примут постриг, став послушницами, а потом инокинями. Родители просто хотят, чтобы девочки какое-то время побыли тут, впитали здешний дух, приучились жить без баловства, в строгости, по уставу.

Если дома возможно и покапризничать, когда, к примеру, нет никакого желания мыть пол или сходить в магазин за хлебом, то здесь слово матушки Варвары, игуменьи обители, - закон. На монастырской земле все равны: инокини и воспитанницы, странники и помощники, каждый человек беспрекословно выполняет поручения матушки Варвары. Скажем, сестра Вероника сегодня читает синодики – одна, не отвлекаясь, внимательно вглядываясь в каждое имя того, для кого близкие попросили монахинь о длительном поминовении. А сестре Анастасии выпадет, например, задание идти на скотный двор.

- У нас ведь не городской, как Марфо-Мариинская обитель, а сельский монастырь, - рассказывают инокини, - значит, много обычной работы по хозяйству. Семь коров держим, овец, сами сено для животных заготавливаем, зерно выращиваем. Куры у нас есть, кстати, несутся хорошо, завтра будем яйца красить к Пасхе, в тесто для куличей тоже яйца от своих кур пойдут.

А вот кто из сестер мастерица выпекать вкусные куличи, корреспондентам “В” не сказали:

 - Кому будет благословение, у той и получатся лучшие куличи. Неважно кто. Это ведь не от кулинарного умения зависит. Бог талант дает и помогает, чтобы тесто поднялось и кулич вышел пышным, красивым.

Возможно, так оно и есть, хотя одна из насельниц по секрету поделилась с нами свои мнением: не пробовала вкуснее кулича, чем испеченный матушкой Варварой, и вообще она умелица и готовить, и шить.

К слову, одежду для себя монахини шьют собственноручно: и рясу, и накидку-апостольник, и шапочку-скуфейку.

- Но пока и не мечтаем возродить настоящее швейное производство, - вздыхает сестра Екатерина, - слишком много более насущных забот. А знаете, до революции тут, в Линевичах, были большие мастерские. Шили не только женское монашеское платье, но и облачения для священников, с золотой вышивкой. Обувь шили! И она славилась выделкой, высоким качеством, прочная была, ноская.

Сестра Екатерина о прошлом монастыря знает больше других еще и потому, что в своем прошлом она историк, преподаватель университета. Но лекции, студенты, суетный городской быт для нее давно затянуты дымкой отстраненности: уже седьмой год сестра Екатерина трудится в здешней обители. Пришла сюда сразу вслед за матушкой Варварой, и две эти женщины приняли на свои плечи нелегкую ношу восстановления разоренного монастыря, на территории которого в советское время располагалась войсковая часть.

Не случайно наша собеседница водила нас на колокольню: монахини ею гордятся, с ужасом вспоминая, что прежде-то над их домовой церковью (в которой у военных размещался клуб) возвышалась водонапорная башня и на месте звонницы был бак на 35 тонн воды. Оттуда непрерывно сочились капли в храм и там застывали ледяной коркой на стенах и полу, поскольку в здании всегда было холодно – система отопления оказалась полностью разрушенной. Чтобы в церкви можно было проводить богослужения, монахини установили в алтаре печку-буржуйку, а приезжавшему из Владивостока отцу Василию дали валенки: мол, иначе, батюшка, вы в нашем храме простудитесь.

Тогдашние насельницы отчистили-отскребли ветхий домик самой первой игуменьи монастыря, матушки Павлы, и зажили там, поставив двухъярусные койки. Вставали в полшестого утра и, помолившись, шли на ремонт храмового здания – шпаклевали, штукатурили, красили, белили…

Все эти хлопоты продолжаются до сих пор и конца им не видно: хотя постепенно, где собственноручно, где с помощью средств епархии отремонтировали домовую церковь и кельи, но стремятся возродить и практически лежащий в руинах здешний храм Рождества Богородицы, и часовню на монашеском кладбище. Дело почти неподъемное, многотрудное, и все же вера поддерживает в убеждении: когда-нибудь монастырь таки будет восстановлен в его прежнем виде. Место тут намоленное, благодатное.

К этой благодати тянутся сейчас многие души. Завтра к вечеру в Линевичи по традиции съедутся сотни православных. Великая суббота – день добрых дел. Верующие принесут в церковь, допустим, ненужную одежду, чтобы инокини передали ее бедным, да и любым подаркам для нуждающихся тут будут рады. А за час до полуночи начнется особо торжественное пасхальное богослужение. Будет крестный ход, а потом снова стройно запоют на клиросе сестра Анастасия и другие, сменившие в этот день черное монашеское платье на белое. Пасха – великий праздник!

А давайте в Христово воскресенье встретим рассвет. Часто ли мы глядим на восходящее солнце? Вряд ли. В праздник стоит попробовать. Потому что, как заверили корреспондентов “В” монахини в Линевичах, на Пасху, в единственный день в году, рассветное солнце играет, мерцая многоцветьем, как радуга – ликует. Посмотрим?