Встреча друзей

Фойе Дворца культуры моряков в прошлую пятницу навевало воспоминания о старых советских фильмах. Помните, на ВДНХ у фонтана приветствовали друг друга люди разных национальностей, живущие в бескрайнем Советском Союзе? Здесь тоже армянин похлопывал по плечу татарина, а латышка целовалась с украинкой. Смешались национальные костюмы, русская речь перемежалась словами из других языков.

10 апр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №959 от 10 апр. 2001
Фойе Дворца культуры моряков в прошлую пятницу навевало воспоминания о старых советских фильмах. Помните, на ВДНХ у фонтана приветствовали друг друга люди разных национальностей, живущие в бескрайнем Советском Союзе? Здесь тоже армянин похлопывал по плечу татарина, а латышка целовалась с украинкой. Смешались национальные костюмы, русская речь перемежалась словами из других языков.

Праздник начался задолго до его официального открытия. Уже наряженные в бело-голубые платья, стилизованные под белорусские костюмы, школьницы из Большого Камня с аппетитом уплетали мороженое. Вкусно? “Да, только в Большом Камне вкуснее”. А танцевать что будете? “Бульбу”, - отвечают хором. – Это значит “картошка”. Да уж помним. Как не забыли и яркие украинские костюмы с вышивкой да широченными мужскими шароварами. Украинцы Саша и Рома из ансамбля “Радуга” отдыхают в креслах пока еще пустого зрительного зала – солидные люди: девятиклассники. А их младшие друзья облепили игровые автоматы - забавное сочетание современной техники и старинных нарядов.

Детей оказалось много: и среди артистов, и среди зрителей. Первоклассница Валерия Гензе, которой скоро предстоит сопровождать “невесту”, держит за палец старшего приятеля Ивана Валла. Этакая немецкая идиллия. А вот армянские девчонки Карина и Армине полны скрытой экспрессии. Они, позвав своих атлетически сложенных партнеров, с удовольствием позируют: “Наши снимки напечатаете?” Будь возможность – поместили бы все фотографии. Уж очень красочные костюмы. А столько сияющих глаз уже давненько видеть не приходилось. Вот, к примеру, Фидай Анваров, татарин. Колоритнейший вид – голубой костюм оттеняет седину волос. “Что-то Богдана, украинца, не вижу, - говорит он. – На прошлом фестивале у меня баян сломался, так он мне свой дал. Замечательный человек”.

Нынешний фестиваль национальных культур уже третий в Приморском крае. Но это не значит, что организовать его было легко – нынче в комитете по делам национальностей сотрудников поубавилось. И потому трудно подступиться и к Зинаиде Заике, и к Светлане Непомнящих. Нарядные, элегантные, они заняты последними приготовлениями к феерическому зрелищу. И немного волнуются. Как и Лайма Мещерякова, литовка, которой поручено произнести со сцены короткую речь.

 Сказал несколько добрых слов исполняющий обязанности губернатора Валентин Дубинин, вручила грамоты председатель комитета Зинаида Заика, осветилась взлетевшими огнями сцена – и началось действо…...

Неужели так профессионально танцуют те самые удэгейские девчонки Зоя Погореленко и Люба Кялунзига, которые только что в фойе демонстрировали нам свои замечательные костюмы? Они ведь еще школьницы, танцами занимаются не так уж давно. А каждое движение отточено, каждый жест красноречив. Их сменяют представители центра русской культуры. “Шиты золотом сапожки русские…”, красные шарфы, летящие над головами. Так ли пели, так ли танцевали наши предки? Скорей всего просто похоже. Да какая разница! Главное – русская душа в каждой ноте, в каждом па. Но уже вышла на сцену Ольга Цой, и притих зал, наслаждаясь песней. Выплыли за ней стройные кореяночки с веерами.

Об этом концерте можно рассказывать долго. Повезло тем, кто на него попал. Потому что представление оказалось красочным, хорошо подготовленным и умело организованным. Однако главное все-таки в другом. Одна из гостей праздника, Лариса Михайловна Радченко, отметила: “Я не хочу сказать, что жизнь в прежние годы была лучше, но мы были вместе. Нам нечего делить. Дружба народов – самое замечательное, что есть в наше непростое время”.

«Мой предок - славная турчанка...»

 Копнет иной раз русский человек свою родословную, и куда только шовинизм девается. Одни с удивлением обнаруживают среди предков евреев, другие - отголоски татаро-монгольского нашествия, а третьи вдруг понимают, откуда в их характере нордические черты.

Мариам Павловская, с которой знакома чуть ли не половина Владивостока, очень долго о своих корнях не знала ничего - мама надеялась, что таким образом убережет дочь от лишних проблем. Но однажды приехал в гости дядя, человек сложной, даже трагической судьбы, не имевший наследников, и сказал: «Запиши все, что знаю я, иначе трудно будет раскопать нашу родословную». Вот тогда и узнала Мариам, что ее удивляющая многих импульсивность скорей всего связана с той красавицей турчанкой, которую в 1853 году взял в жены ее пра-пра-...дедушка. «Явись, явись, краса-турчанка, Наш род с тобой продлился вновь. С тобой играем мы в молчанку, А в моем сердце твоя кровь», - напишет позже Мариам.

Смешалась восточная кровь со славянской, и вроде все шло прекрасно. До рокового 14-го года, когда погиб дед, работавший до этого лесничим в Хасанском районе, когда пошло прахом мощное хозяйство, которое не смогла удержать в своих слабых руках бабушка. Двух девочек тогда взял на воспитание помещик Воронин, а мальчишки оказались в детском доме.

Отец ее мечтал стать юристом, его уже даже приняли на рабфак. Но «любовь нечаянно нагрянет...» Женитьба на польке в Советской России - это не женитьба на турчанке при царской власти. Двери юрфака захлопнулись наглухо. Правда, мужик оказался настырным - хоть и другое, но образование все же получил.

Не согласна Мариам, что не существует зова крови. Иначе почему так дрогнуло сердце, когда приехали во Владивосток представители знаменитого восточного рода - джигиты Кантемировы? Не турки, конечно, но и далеко не славяне. Наверное, знакомство с Мухтарбеком было предначертано судьбой. Долгие прогулки у моря, опоздание домой к строго оговоренному времени, за что мама охаживала палкой по спине, могли перерасти в нечто большее. Однако мир полон условностей. Они расстались. Но забыть друг друга не смогли, о чем и сказали при встрече через много-много лет. Вот книги о джигитах Кантемировых, вот портрет Мухтарбека, видеокассета с его выступлением... «А вы-то лошадей любите?» - спрашиваю Мариам. «А как же! - она аж подскакивает. - Это же умнейшие животные, самые добрые. Правда, я верхом ездить так и не научилась». Зато на фильмы с участием Мухтарбека она ходила не раз, восхищаясь удальством и своего друга, и всей их труппы, и прекрасными животными, с которыми работают джигиты.

Говорят, смешение кровей рождает таланты. Возможно. Сыну Сергею было уже 35, когда, вернувшись из очередного рейса, он занес домой две коробки с картонками из-под рыбной тары, на которых были записаны стихи. «Сын, - всплеснула руками Мариам, - а я ведь тоже начала писать стихи». В тот день они долго слушали друг друга...

У Сергея в этом году в Херсоне вышла книга, а его мама об издании своих стихов пока только мечтает. Уже прошел творческий вечер Мариам Павловской, на котором она читала свои произведения. Уже появились первые иллюстрации, выполненные учащимися художественного училища. Но нет пока спонсора, а издание книги - дело дорогое. Тем не менее Мариам надеется, что ее молодая кипучая энергия преодолеет все преграды.

Если вы потерялись на этой Земле

Разбросала жизнь людей по белу свету - разбежался народ из бывших советских республик по городам и весям России. Многие ничего не знают о старых друзьях, о бывших соседях. Но забыть все то доброе, что их связывало многие годы, не могут - любая весточка, любой намек на встречу вселяют надежду. Поэтому после публикации о вынужденных переселенцах в редакцию посыпались письма.

«Мы тоже в 1990 году уехали из Гулистана, - пишет О. Матвеева. - Сообщите нам адрес наших земляков, проживающих в Уссурийске. Мы бы хотели с ними встретиться». Хотят повидать бывших жителей солнечного Узбекистана и другие, теперь уже приморские жители. Им есть о чем поговорить, что вспомнить. Сообщаем адрес, где можно поискать земляков:

Уссурийск, ул. Лемическая, 28 а, общежитие.

Кстати, этот адрес может пригодиться и тем, кто хочет и имеет возможность оказать помощь. Некоторым из переселенцев - особенно одиноким и престарелым - по-прежнему живется туго. В общежитии будут рады и спонсорской помощи, и незамысловатым подаркам. Не секрет, что некоторые обеспеченные приморцы, меняя мебель или бытовую технику, не знают, куда деть старую. Здесь эти вещи очень пригодятся. Шторы на окна, постельное белье... Да любая хозяйственная мелочь может облегчить жизнь.

Среди редакционной почты есть письма и от тех, кто, уехав из родных мест, попытался выстроить новую жизнь самостоятельно. «Средств от продажи квартиры едва хватило на проезд, - пишет А. Кан. - Мы живем у родственников в маленьком деревенском домике из двух комнат, а нас три семьи». Куда обратиться за помощью? Где получить информацию о статусе вынужденного переселенца? Можно ли рассчитывать на ссуду для приобретения жилья? На все эти и другие вопросы ответят в отделе по работе с вынужденными переселенцами Территориального органа Минфедерации России в Приморском крае. Телефон отдела 251-918.

Многим сейчас нелегко. Однако тем, кому пришлось покинуть родные места, особенно сложно. Тем не менее не стоит опускать руки - мы живем среди людей, которые всегда готовы прийти на помощь.