Алеко, не воруй!

Весной больше нищих. Сегодня они не христарадничают на паперти. Они присутствуют везде. Сидят у входа в подземный переход с протянутой рукой, нянчат подозрительно сонных детей, обнажают гнойные язвы, бредут по вагону электрички, увешанные табличками со стандартной автобиографией. Пожалуй, если бы каким-то чудом их в одночасье не стало, город многим показался бы чужим.

3 апр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №955 от 3 апр. 2001
Весной больше нищих. Сегодня они не христарадничают на паперти. Они присутствуют везде. Сидят у входа в подземный переход с протянутой рукой, нянчат подозрительно сонных детей, обнажают гнойные язвы, бредут по вагону электрички, увешанные табличками со стандартной автобиографией. Пожалуй, если бы каким-то чудом их в одночасье не стало, город многим показался бы чужим.

С 1992 года больше не существует 198 статьи Уголовного кодекса, которая предусматривала ответственность за попрошайничество. Поэтому нищего могут забрать в милицию, только если у него отсутствуют документы, да и то лишь на три часа, а потом он вернется на свое “рабочее место”.

Деньги сердобольные граждане дают охотно. Иной нищий зарабатывает в день больше, чем та же медсестра или воспитательница детского сада за месяц.

- Цыгане, приезжающие на заработки из бывших азиатских республик, увозят отсюда неплохие деньги, - говорит начальник приемника-распределителя для лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество, УВД Владивостока Игорь Бородачев. – Продавцы продовольственных киосков на Океанской, где располагался в прошлом году лагерь попрошаек, рассказывали, как такие вот “нищенки” приносили им каждый день для размена по 800-900 рублей мелочью.

Приемов выманить деньги множество. Они меняются вместе со сменой климата. Обращение к дающим может звучать так: “Подайте жертвам террористических актов!”. Или так: “Мы беженцы из Чечни…”... Безотказно срабатывает прием “транзита”. Человек собирает не на себя, а на другого. Мне доводилось в разные годы встречать одного и того же человека, собирающего на операцию своей матери. Бедолага так, видимо, и не нашел необходимой суммы.

- Здесь нужны жесткие карательные меры, - считает заместитель главы администрации Владивостока Виктор Логачев. – Пытаться изолировать их от общества, создавая для этих людей поселения, бесполезно. Не думаю, что они будут заниматься сельским хозяйством. Единственное, что можно сделать, – это создать милицейский заслон при въезде на территорию края и ввести систему штрафов.