Юстиция - значит справедливость

26 февраля свой юбилей отметило управление Министерства юстиции по Приморскому краю. В 1971 году территориальный орган был восстановлен после 14-летнего перерыва в своей деятельности.

27 февр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №936 от 27 февр. 2001
26 февраля свой юбилей отметило управление Министерства юстиции по Приморскому краю. В 1971 году территориальный орган был восстановлен после 14-летнего перерыва в своей деятельности.

За последние 30 лет здесь прошли серьезную школу немало хороших специалистов. Среди них Светлана Горячева, представляющая приморцев в Госдуме, Юрий Ковзан – заместитель председателя краевого суда, Виктор Прищепа – президент краевой нотариальной палаты.

В беседе с корреспондентом “В” начальник управления Министерства юстиции по Приморскому краю Владимир Беспалов рассказал о роли Минюста в делах государства на сегодняшний день.

- Начиная с августа 1999 года, когда было утверждено новое положение, которое наделяет “министерство справедливости” более чем 60 функциями и полномочиями, оно хоть отдаленно, но стало напоминать аналогичные органы благополучных стран. В Европе и Америке именно под министерствами юстиции работают многие структуры. В частности, в США в его состав входит прокуратура. В этой стране министерство юстиции можно назвать “министерством министерств” – оно непоколебимо ни сенаторами, ни даже президентом. В нашей стране на сегодня ни один нормативный акт не вступает в силу, пока он не зарегистрирован в Министерстве юстиции.

Приоритетным направлением работы территориального органа Министерства юстиции является правовая экспертиза нормотворческой деятельности субъекта федерации. Эта задача – создание единого правового пространства - прозвучала из уст и президента, и министра. Ведь сейчас на территории России каждый третий местный нормативный акт противоречит федеральному законодательству.

Мы подвергаем экспертизе все законы, которые принимает краевая дума, все постановления, подписываемые губернатором, несущие нормативно-правовой характер. На сентябрь прошлого года совместно с думой, губернатором и прокурором края мы выявили 12 нормативно-правовых актов, противоречащих российскому законодательству. Но, к сожалению, дума до сих пор не смогла переработать все эти документы.

- В функции Министерства юстиции входит регистрация различных партий и общественных движений. Часто вам приходится им отказывать?

- Что касается религиозных организаций, то они могут и не регистрироваться. Все зависит от количества членов, целей и основных функций той или иной секты. Но порой мы не можем зарегистрировать эти движения из-за неграмотного составления документов их представителями.

Однако если общественная или религиозная организация, не зарегистрировавшись у нас, ведет на территории субъекта незаконную пропагандистскую деятельность, то в дело вступают правоохранительные органы и в судебном порядке ставят вопрос о прекращении работы этой организации. (К примеру, не так давно в Уссурийске была закрыта деятельность филиала Российского национального единства. Эта партия не зарегистрирована в Приморье, и поэтому ее нет как юридического лица. А следовательно, никакой пропагандистской деятельности на территории края она вести не может.)

- Не так давно в структуре Министерства юстиции появились две новые службы. Это управление исполнения наказаний и служба судебных приставов. Какое место они занимают в вашей структуре?

- Что касается уголовно-исполнительной системы, которая в 1998 году вошла в состав Минюста в виде территориальных управлений исполнения наказаний, то эту службу смело можно назвать министерством в министерстве. У нее такие же территориальные органы, которые не подчиняются местным органам юстиции, а замыкаются непосредственно на главное управление.

А служба судебных приставов всю жизнь существовала при нашем министерстве. Просто пристав - это охранник, который осуществляет физическую защиту судей и участников процесса. Они вооружены и имеют спецподготовку. Также они охраняют и приставов-исполнителей, когда те выезжают на место для ареста или изъятия имущества.

Можно сказать, что задача этой службы в корне поменялась. Если раньше они занимались в основном алиментными делами и небольшими исковыми требованиями, сейчас наделены очень большими полномочиями. Есть даже своеобразная розыскная деятельность – эта служба должна определить и найти должника. Сейчас через руки судебных приставов за год проходят суммы, превышающие годовой бюджет края. За прошлый год сумма, взысканная приставами, составила более 9 миллиардов рублей.

- Пока еще не принят закон “О Министерстве юстиции”. Какие перспективы у вашего ведомства? Какие могут появиться новые функции?

- Я считаю, что в первую очередь, как раз для работы с должниками, Министерству юстиции необходимы органы дознания и следствия.

Также в проекте закона есть возможность для представителей Минюста после проведения правовой экспертизы того или иного законодательного акта, если мы не сочли возможным по тем или иным причинам внести его в правовой регистр, напрямую обращаться в суд. Сейчас, когда мы увидели в подобном документе несоответствие федеральному законодательству, то обращаемся в прокуратуру, и только прокурор может обратиться в суд или опротестовать этот акт.

Мне бы еще раз хотелось подчеркнуть, что Министерство юстиции и его управления не подвержены никаким политическим интригам. Мы следим за соблюдением закона и должны его соблюдать. Слово “юстиция” с греческого переводится как справедливость. И мы должны ее соблюдать.

P.S. Когда номер готовился к печати, стало известно, что приказом министра юстиции РФ Юрия Чайки Владимиру Беспалову объявлена благодарность.