Какое счастье, когда жизнь собачья!

Коллеги, пошучивая, зовут ее “собачий адвокат”, хотя на самом деле тут нет ничего смешного. Шутка ли - за пять лет служба “Зооинформ”, которую она сама придумала и организовала, пристроила “в люди” 8000 (восемь тысяч!) бездомных, брошенных, лишних собак и кошек.

16 февр. 2001 Электронная версия газеты "Владивосток" №931 от 16 февр. 2001
 Коллеги, пошучивая, зовут ее “собачий адвокат”, хотя на самом деле тут нет ничего смешного. Шутка ли - за пять лет служба “Зооинформ”, которую она сама придумала и организовала, пристроила “в люди” 8000 (восемь тысяч!) бездомных, брошенных, лишних собак и кошек.

- Что удивительно, “Тристаинформ” - так частенько переиначивает “имя” фирмы народ, остается всего лишь необычным хобби успешного адвоката и, ей-богу, необыкновенной женщины. Ну где вы еще видели взрослую даму, мать двоих детей, которая ставит себе цель лет этак через пять-шесть купить крутой мотоцикл “Харлей Дэвидсон” и влиться наконец в компанию местных байкеров?!

Да, это она - Инна Жидкова, заведующая адвокатской конторой, председатель владивостокской общественной организации “Защита животных - Зооинформ”.

Пока мы с фотографом дожидались ее в приемной, телефон почти не замолкал. Одни искали консультации по уголовному, гражданскому и прочему праву, другие спрашивали про живность: чем кормить змею, кому отдать котят, как найти друга… И, странное дело, эти, казалось бы, разнополюсные вопросы соседствовали очень мирно и гармонично. Не потому ли, что так одинаково важен был ответ - на боль, проблему, беду?

…Я никогда раньше не видела Инну Жидкову и, когда к нам вышла милая, хрупкая женщина, чуть растерялась. Уж очень не совпадало с образом сильного, энергичного, волевого человека, каким, на мой взгляд, должен быть адвокат, защищающий нас и с не меньшим упорством - братьев наших меньших.

- Инна Анатольевна, почему все-таки на юрфак пошли?

- Выхода не было (смеется). Наследственность, семейственность, потомственность или что там еще… Папочка мой, Анатолий Крамаренко, был известным в городе адвокатом. 30 лет отработал. Мама до сих пор практикующий адвокат. Так что мы с сестрой не придумали ничего лучше, как поступить в ДВГУ на юридический факультет.

А уже 1 августа 85-го года с дипломом правоведа я пришла в Приморскую краевую коллегию адвокатов.

- С трудоустройством родители помогли?

- Представьте, нет. Я хорошо училась и поэтому при распределении получила возможность самой выбирать место работы.

- А “Зооинформ”-то как выбрали?

- Случайно. Я сидела в декретном отпуске со своим вторым сыном. И тут потерялся мой ризеншнауцер. Стала искать. Я звоню, мне звонят. Прямо информцентр на дому. И решила я все это дело как-то упорядочить. Начала вырезать газетные объявления, картотеку составлять. И хотя, как у всякой женщины, не было никакой свободы от быта, мозги, однако, оставались свободными. Так, благодаря стечению обстоятельств и появился “Зооинформ”.

- Пса своего нашли все-таки или нет?

- Через два месяца поисков повезло и мне. Через 35-е руки вышла я на своего мальчика. Добрые люди подобрали его, когда он валялся на улице, уже умирал. Выходили, выкормили. Такой сытый, блестящий вид у него был, когда я, ни на что не надеясь, просто пришла смотреть очередную собаку.

Он прожил с нами еще два года. От меня не отходил ни на шаг. Но как-то на прогулке вдруг, не оглядываясь, пошел-пошел в сопку. Я не смогла догнать своего старого пса…

После него так и не решилась завести большую собаку.

- Инна Анатольевна, мы не ошиблись в цифрах: 8 тысяч животных нашли хозяев благодаря службе “Зооинформ”?

- Эти цифры неточные. Потому что устарели, потому что постоянно меняются. Мы ведем жесточайшую статистику с самого первого дня. В куче этих папок - полная информация - от пород и до примет - о каждом из наших подопечных. Сегодня их более 8 тысяч!

Мы твердо следуем “зооинформовскому” девизу: “Каждой собаке по хозяину”. Есть у нас и другие глобальные задачи, например: “Особачим все человечество”. Или: “Собаки и кошки, объединяйтесь в борьбе за право обрести хозяина”.

Впрочем, обустройство четвероногих далеко не единственная забота “Зооинформа”. Адвокат Инна Жидкова еще и консультирует владельцев животных - по всем вопросам, связанным с защитой животных. Тут тебе и дарение, и владение, и проживание - зверская жизнь, похоже, ничем от людской не отличается. Божья тварь тоже право имеет.

Заметьте, все консультации - БЕСПЛАТНЫЕ. Хотя для юриста-профи, твердо знающего свою цену - в минутах и часах, наверное, это дорогое удовольствие. Как и для мамы, одной поднимающей двоих детей. Но если этот юрист и эта мама - Инна Жидкова, иначе быть не может!

И самое главное: взяться за дело, не приносящее привычных дивидендов, под силу лишь человеку увлеченному. “Мне казалось, что все так же, как и я, очень любят собак и кошек”, - улыбаясь, говорит Инна. Вот вам и ответ: для чего, почему?

Удивительнейшим образом уживаются в ней женская мягкость, эмоциональность и профессионально-холодный расчет.

…Хотелось плакать от жалости, но она отчаянно билась с властью: когда в городе начали отстреливать бродячих собак, посчитав их виновниками гибели людей. И победила - протест, подготовленный Инной, дошел до природоохранной прокуратуры, и выстрелы стихли.

…Не хотелось вставать с постели, выходить из дома, просто жить, когда на нее одна за другой посыпались напасти. Инна заставила себя не раскисать и пошла - по друзьям, врачам, целителям. Подобно Мюнхгаузену, вытащила себя из депрессии, серьезной болезни, семейных бед.

- Инна Анатольевна, как выдерживаете жесткий ритм: защита животных, собственно адвокатская практика, дети?

- Как все, наверное. Смена занятий тоже ведь отдых. Днем - работа, вечером - дети.

- На детей хватает сил?

- Берутся откуда-то. Очень много на младшего сына уходит. Три раза в неделю в бассейн ездим, учимся в первом классе, ходим в музыкальную школу, потом дома сидим-дудим - покоряем флейту. Делаем уроки со старшим сыном - читаю вслух устные. В выходные стараемся залезть на какую-нибудь большую-большую сопку, благо, их у нас в городе хватает. Перед походом готовлюсь, чтобы было что рассказать детям - почему сопка Солдатская, почему парк Народный.

- Любимой адвокатской историей поделитесь.

- Ой, за 15 лет работы их столько было. И все такие разные. С удовольствием вспоминаю одно гражданское дело. Оно, представьте, тянулось почти четыре года. Там одна дамочка вызвалась быть председателем жилищного кооператива и столько “нахимичила” на этом посту, столько увела в свой карман чужих денег! Обманутые соседи, в основном это были пенсионеры, обратились ко мне. Какое трудное дело было. Очень трудное. Я ночами сидела, выискивая законы, по которым можно было привлечь эту даму к ответственности. Я находила, она выкручивалась. Но мы не отступали. Дважды прокуратура отменяла отказ в возбуждении уголовного дела. В итоге мы все-таки привлекли ее к уголовной ответственности!

- Среди тех, кого вы защищаете, очень разные люди…

- Надо видеть в них только клиентов. Нельзя, чтобы брали верх чувства - любовь или нелюбовь.

- Вы были адвокатом известного антигероя - Ларионова.

- Да, я была его вторым адвокатом. Первый адвокат, которая потом трагически погибла, занималась финансовой стороной дела. На меня замыкались другие вопросы.

С Ларионовым нормально работалось. Он был человеком с интеллектом. А познакомились мы давно и очень случайно. Он как-то подвез меня. У него тогда была старая задрипанная “Волга”, которая заводилась отверткой.

Инна говорит, что старается не привязываться к подзащитным. Но, похоже, это не совсем так.

Однажды ей пришлось защищать молодую женщину, на которую положила глаз лесбиянка. Добиваясь любви, мерзавка избивала и запугивала несчастную. По статье 132 - “насильственные действия сексуального характера” лесбиянке-насильнице светило от 3 до 6 лет лишения свободы. Инна непременно добилась бы этого, но пострадавшая решила уступить. Дело было закрыто за примирением сторон. А через полгода жертва сексуальных притязаний… повесилась. И хотя Инна Жидкова была не в силах изменить эту судьбу, почему-то до сих пор ноет сердце.

- Инна Анатольевна, есть у вас самое запомнившееся “собачье дело”?

- Они тоже все на памяти. И шестеро грязных, тощих пудельков, которых нам как-то подбросили к дверям конторы и которым в два дня нашли хозяев, и оставшиеся в живых бродячие владивостокские псы…

Как-то мне пришлось отбивать собаку у корейцев. Был выходной, мне позвонили, сказали, что в одной из своих общаг восточные люди откармливают пса на убой. Что делать? Хватаю своего “ризена”, мчусь в общагу.

- Одна?!

- Но никого в этот момент не было! А ждать нельзя было. У них уже, может быть, время к обеду шло. Приезжаю в общагу. Я одна, корейцев много. Но они подрастерялись, увидев меня - с громадным псом, с документами, что стала совать им в нос. Тут же выдали собаку. Бедный спаниель был какой-то чумной. Слюной просто заливался. Они его чем-то таким специфическим кормили - пряностями или типа наркотиков. Запах от него исходил очень своеобразный. Спаниеля взяли потом замечательные люди. Пес у них еле-еле, но отошел.

- Инна, кроме собак, работы, мужчин что-нибудь еще способно увлечь вас - до безумия?

- Наверное, мотоциклы. Через несколько лет я обязательно куплю себе “Харлей Дэвидсон” …

- …и будете байкером?!

- Непременно.

Мне больше нечего сказать.