Где та связь?

Такой вопрос задал недавно глава администрации ЗАТО город Фокино Евгений Худеньких командующему ТОФ Михаилу Захаренко.

8 дек. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №896 от 8 дек. 2000

Такой вопрос задал недавно глава администрации ЗАТО город Фокино Евгений Худеньких командующему ТОФ Михаилу Захаренко.

Сделал он это в форме открытого письма, которое направил не только адмиралу, но и главнокомандующему ВМФ

Владимиру Куроедову и в редакцию нашей газеты. Речь идет не только о том, “куда подевалась та связь между вооруженными силами и народом”,но главным образом о переправе, связующей остров Путятина и береговой многострадальный поселок Дунай.

Причина, побудившая главу образования, где проживает немало подчиненных командующего, публично надавить на последнего, очень даже жизненная. Дело в том, что в одной из расположенных там военных частей до недавнего времени было два старых катера “ПВ-1415”. Мэр попросил продать один из них по остаточной стоимости, для того чтобы использовать для перевозок между островом и материком. Ведь сейчас на остров практически не попасть. Люди с огромными неудобствами, а порой и риском для жизни плавают на допотопной барже. Михаил Захаренко же отказал Евгению Худеньких. В своем ответе он объяснил, что срок службы этого, 1988 года постройки катера, установлен в 20 лет, и поэтому до 2010 года этот транспорт списанию не подлежит.

Все было бы понятно, если бы не хорошее зрение главы ЗАТО. А он увидел и написал командующему: “В настоящий момент один из вышеперечисленных катеров порезан на металлолом обществом ТАКР, а на втором уже срезан фальшборт… Больно смотреть на то, как режутся боевые катера, у которых корпуса пребывают в хорошем состоянии, так как у причальной стенки они простояли в общей сложности более семи лет и на восстановление которых требуется больше 200 тысяч рублей”.

Не чем иным, как продолжающимся процессом разграбления и уничтожения российского флота называет такое положение дел Евгений Худеньких. И призывает проявить государственный подход и повторно рассмотреть вопрос о продаже катера по остаточной стоимости администрации ЗАТО. Пока он не стал грудой металла.

Мне не раз приходилось бывать на Путятине. И сразу после радиоактивного выброса в находящейся рядом Чажме, когда путятинские сейнера ловили там рыбу, а местный рыбозавод катал из нее для всех частиковые котлеты. И совсем недавно, этим летом, когда переправу тучами осаждали сотни приезжих туристов. Могу подтвердить – переправа дошла до ручки. И возить на единственной оставшейся барже людей опасно для жизни. Может, все-таки вспомнит флот о том, что есть у него моральный долг в тех не самых благополучных местах, и поможет восстановить паромную связь с народом?