Главврач по-японски

Разочарование было ошеломляющим. Впервые угодив в японскую поликлинику с гриппом, я обнаружил, что тайная советская мечта о счастливой и роскошной загранице не всегда соответствует действительности.

5 дек. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №893 от 5 дек. 2000

Разочарование было ошеломляющим. Впервые угодив в японскую поликлинику с гриппом, я обнаружил, что тайная советская мечта о счастливой и роскошной загранице не всегда соответствует действительности.

В поликлинике воняло карболкой, а также керосином от включенных из-за сильного мороза печек-нагревателей. Но главное - это до омерзения знакомые очереди. Перед каждым кабинетом люди оккупировали все стулья, бросив на пол свои куртки. Весь этот кашляющий и чихающий народ терпеливо ждал.

Когда моя очередь подошла, меня постигло еще одно разочарование: японский врач-”сэнсэй” высокомерно и мельком глянул в мое горло, задал какой-то бессмысленный вопрос и немедленно стал что-то чиркать в карточке. Все попытки заговорить с ним эффекта не имели, и буквально через пару минут я вновь очутился в забитом людьми предбаннике, где просидел полтора часа с высокой температурой.

Потом я еще минут тридцать ждал в больничной аптеке перед автоматической входной дверью, которая с каждым новым заходившим с улицы обдавала меня ледяным воздухом. Все последующие походы в местные лечебные учреждения только закрепили первое впечатление: в высокоразвитой Японии в сфере массового здравоохранения утвердились поистине совковые порядки.

Да что совковые! Порою кажется, что еще хуже. Врача на дом вызвать вообще нельзя - обязательно нужно тащиться на прием. И даже если у вас температура под сорок, не мечтайте попасть к “сэнсэю” без очереди - в лучшем случае медсестра предложит прилечь на кушетке за ширмой, если уж ноги совсем не держат.

На крайний случай, конечно, в Японии существует служба скорой помощи, однако к медицине она имеет косвенное отношение. Белые машины с красными крестами входят в систему пожарной охраны, и их задача - как можно скорее доехать до больного и доставить его в ближайшую больницу. Из врачебной помощи можно рассчитывать только на укол обезболивающего или искусственное дыхание.

Угодившие в Японию российские граждане любят посудачить о том, что любой отечественный врач по квалификации и отзывчивости даст сто очков вперед здешним эскулапам. Еще в советские времена некоторые ностальгирующие по родным местам эмигранты даже выписывали в Токио журнал “Здоровье” и пытались лечиться по его рекомендациям, не доверяя местным докторам.

Однако стоп! Ведь при всех безобразиях наши соседи по Дальнему Востоку уже долгие годы удерживают первое место в мире по продолжительности жизни. В конце 90-х у мужчин она в среднем составляла более 77 лет, а у женщин - свыше 84.

Конечно, многое можно списать на тайны генетики и на удивительно здоровую японскую еду, которая почти лишена холестерина и до предела насыщена полезными веществами, таящимися и в морепродуктах, и в вареном рисе, и в зеленом чае. Однако сами японцы объясняют национальное долголетие именно своей медициной. Так что с этим есть смысл разобраться.

Первые попытки ввести систему общедоступного здравоохранения были предприняты здесь еще в прошлом веке на волне стремительной модернизации феодальной Японии. В 30-е годы ХХ века был сделан новый шаг вперед: японское государство взяло на себя бремя кое-каких дотаций на лечение граждан, появились зачатки страховой медицины. Однако череда неудачных войн на континенте и островах Тихого океана не способствовала развитию социальной сферы. В результате проблемами массового здравоохранения в Японии всерьез занялись лишь после поражения во второй мировой войне. В новой демократической конституции страны записано, что государство в качестве первоочередной задачи должно защищать право на жизнь и личное счастье своих граждан.

Окончательно система здравоохранения сложилась в начале 60-х годов, то есть в период зарождения японского экономического чуда. Ее основой стали страховые фонды, в которые каждый гражданин по закону обязан делать взносы. В обмен на уплату каких-то 100 долларов в месяц (это сущий пустяк для людей с ежемесячной зарплатой в 3 - 4 тысячи долларов) японец получает возможность оплачивать лишь 20 - 30 процентов своего лечения. Лицам старше 70 лет многое предоставляется бесплатно или с большими скидками. Полностью местные жители обязаны платить лишь за то, что не считается здесь жизненно важным или массовым: скажем, процедуры по омоложению кожи, изготовление фарфоровых коронок или уникальные операции типа трансплантации органов.

На медицинские нужды идет треть социальных расходов государства. В 2000 году эти затраты составили 16,8 трлн. иен (около 154 млрд. долларов США). Всего же вместе со страховыми выплатами частных компаний и расходами отдельных людей наши дальневосточные соседи на лечение ежегодно тратят фантастическую сумму в 30 трлн. иен - более 275 млрд. долларов.

Однако проблема в том, что эти колоссальные средства в Японии зачастую расходуются как в социалистической стране с плановой экономикой, утверждает известный японский эксперт в области здравоохранения Содзиро Такиуэ. Бюджетные статьи на лечение и профилактику растут, и распределение их жестко регламентирует Центральный медицинский совет при министре здравоохранения и социального обеспечения. Именно он устанавливает базовые расценки на больничные услуги и лекарства.

Наибольшие отчисления из страховых фондов больницы получают за прием амбулаторных больных. Поэтому врачи хитроумно делают все, чтобы максимально увеличивать их число, накручивая количество вызовов, повторных обследований и т.д. Именно это приводит к толкучке и очередям в больничных коридорах. Одновременно палаты стационаров всеми силами пытаются заполнить стариками, которым далеко за 70: на их содержание выделяются наибольшие страховые выплаты. В результате многие госпитали на деле давно превратились в Японии в дома престарелых, где под предлогом лечения месяцами содержатся пожилые люди - благо “болячки” у них всегда можно найти.

Диктатура государственных органов, которые прекрасно находят общий язык с медицинско-фармацевтической “мафией”, приводит и к взвинчиванию цен на лекарства. В аптеках здесь продают в основном малоэффективные препараты. Настоящие лекарства можно получить только в больнице или поликлинике после приема у врача - при этом пациент, как правило, не знает даже названия выписанного ему препарата и вынужден выплачивать обязательную наценку за прием у “сэнсэя”.

И все же я бы не спешил ругать японскую систему здравоохранения. Местные больницы даже в глубинке насыщены первоклассной диагностической аппаратурой, которую у нас можно увидеть только в Кремлевке. В них царит строгая дисциплина, действуют хорошо отлаженные методики послеоперационного обслуживания.

Продлению жизни и выявлению тяжелых заболеваний на ранних этапах способствуют ежегодные и почти бесплатные комплексные осмотры с использованием компьютерных томографов, позволяющих устанавливать широкий круг воспалительных и онкологических заболеваний.

Что же касается очередей, то, похоже, японцы не склонны по этому поводу особенно сетовать. В их глазах врач-”сэнсэй” всегда был полубогом, который вовсе не обязан весело трепаться с клиентами. С его помощью наши дальневосточные соседи настроены по-прежнему жить дольше всех в мире.