И Цын Хенза

В старости у многих людей проявляются способности, о которых никто и не подозревал и которые были спрятаны за спудом лет и никак не проявлялись прежде. Вдруг ни с того ни с сего пожилые люди начинают писать картины, сочинять стихи и даже рассказы. Может быть, в уже далекой молодости им не хватало времени, чтобы проявить свои творческие возможности в полную силу? Так или иначе, но приходит время для самореализации…

24 нояб. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №888 от 24 нояб. 2000
В старости у многих людей проявляются способности, о которых никто и не подозревал и которые были спрятаны за спудом лет и никак не проявлялись прежде. Вдруг ни с того ни с сего пожилые люди начинают писать картины, сочинять стихи и даже рассказы. Может быть, в уже далекой молодости им не хватало времени, чтобы проявить свои творческие возможности в полную силу? Так или иначе, но приходит время для самореализации…

Мария Степановна...

Мария Степановна Нечитайло вот уже много лет пишет рассказы. Она вполне разборчивым и даже красивым почерком аккуратно заносит их в толстую общую тетрадь. Иногда свои сочинения читает домашним. А однажды опубликовала два своих рассказа в газете “Анна”. Казалось бы, ну чего удивительного? Кто из нас не пробовал себя на ниве писательства? Но все дело в том, что Марии Степановне недавно минуло 85 лет. Возраст, когда подводят итоги, вспоминают пережитое, делятся своим опытом с детьми и внуками. А Марии Нечитайло есть о чем рассказать не только своим домочадцам, но и тем, кто живет с ней в одном городе и крае.

Родившись в далеком 1915 году, Мария Степановна все свое детство, отрочество и юность провела в приморском селе Новонежино. Предки ее отца были переселенцами с Украины, которые в свое время основали это село. Здесь она выросла и окончила семилетку. События некоторых ее рассказов происходят именно в этом селе.

- Когда началась гражданская война, мой отец был в партизанах, - рассказывает Мария Степановна. – Ему и самого Лазо довелось повидать. Однажды, когда в село пришли японцы, мать спрятала отца в русскую печь. Японцы пришли к нам во двор и стали искать отца. Мне было тогда лет шесть. Когда расспрашивали, где партизаны, я возьми да ляпни: “А наш тата в печке сидит”. Японцы не поняли. Хорошо, что рядом стояла наша соседка. Она дала мне хорошую затрещину, а удивленным японцам объяснила: чтобы мол не вмешивалась в разговоры старших. А отец погиб позже. Шальная пуля. Мать осталась молодой вдовой с тремя детьми на руках.

Кроме новонежинской семилетки Мария Нечитайло училась в Уссурийске, где окончила 6-месячные курсы воспитателей дошкольных учреждений. В 17 лет уехала на Камчатку. Там прожила два года. Вышла замуж. Там же пришла к ней беда – умер первенец, да и сама долгое время провела на больничной койке.

Мария Степановна вместе с мужем объездила весь Дальний Восток. Долго жила на Сахалине. Работала секретарем начальника сахалинской службы связи. Когда муж служил в армии младшим политруком, жила некоторое время в Хабаровске. Потом был Невельск, где ее супруг занимал должность начальника судоверфи. А с 1937 года Мария Нечитайло во Владивостоке.

Она воспитала двоих детей. Дочь сейчас в Кемерово. А Мария Степановна вместе с сыном и внуками по-прежнему живет во Владивостоке.

Конечно, годы берут свое – она уже редко выходит на улицу. Но ее острому уму и проницательности могут позавидовать даже молодые. А уж житейского опыта ей не занимать. Она судит о нынешней жизни, и о политической в том числе, с долей здравой иронии и мудрости человека, многое повидавшего на своем веку.

Что касается ее литературного таланта, то он, можно сказать, проявился давно. Еще учась во 2-м классе сельской школы, она написала сочинение, которое очень понравилось учителю. Может быть, и следовало ей развивать свой дар, но судьба распорядилась по-другому. Лет пять назад Мария Степановна начала писать свои рассказы. Наверное, их нельзя отнести к высокохудожественным произведениям мировой литературы, но в этих порой незамысловатых текстах есть настоящие чувства и неподдельные жизненные страсти. Есть что-то такое, что трогает самые потаенные струны человеческой души.

- Я ничего не сочиняю. Я беру из жизни, - говорит Мария Степановна. – Рассказываю о том, что происходило со мной лично. Когда-то давно я сочиняла для своих внуков сказки. Они приходили и говорили: бабушка, расскажи, и мне приходилось на ходу что-то выдумывать. Потом стала записывать старые песни и истории из своей жизни в тетрадь. Но мне кажется, что это сейчас никому не нужно.

А в этом, наверное, Мария Степановна не права. Слава богу, есть еще люди, способные рассказать интересно о том, что они пережили, и, слава богу, есть еще люди, способные оценить их творчество. То, о чем пишет Мария Нечитайло, уже история, а историю пишут не только профессионалы, но и обычные люди, принимавшие в ней участие.

Сегодня мы публикуем один из рассказов Марии Нечитайло под названием “И Цын Хенза”, который повествует о непростой судьбе китайской девушки и о жизни в Приморье в далеких 30-х годах.

P.S. Когда мы были в гостях у Марии Степановны, от нашего предложения сфотографироваться для газеты “Владивосток” она долго отказывалась. И нашему фотокорреспонденту пришлось работать буквально скрытой камерой.