Сорок дней после "Курска"

40 дней назад в Баренцевом море погибла подводная лодка "Курск". Сороковины. Говорят, по христианской традиции в этот день душа умершего возносится на небо. В стародавние времена солдаты, погибшие в бою, уходили в мир иной безгрешными. Их грехи приходовали на себя командиры. Раньше командиры были другие… Подводники с погибшего "Курска" с небес наблюдают за нами.

22 сент. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №854 от 22 сент. 2000
40 дней назад в Баренцевом море погибла подводная лодка "Курск". Сороковины. Говорят, по христианской традиции в этот день душа умершего возносится на небо. В стародавние времена солдаты, погибшие в бою, уходили в мир иной безгрешными. Их грехи приходовали на себя командиры. Раньше командиры были другие… Подводники с погибшего "Курска" с небес наблюдают за нами.

Трагедия 118 моряков стала всенародной. Целый месяц события, даже отдаленно связанные с лодкой, судьбой ее экипажа и родственниками погибших моряков, не сходили с газетных полос и телеэкранов. Любое высказывание мало-мальски значимого чиновника мгновенно тиражировалось и превращалось в PR-акцию.

В эти дни вся страна, все, от слесаря-сантехника до вице-премьера, превратились в специалистов-подводников. Все, начиная с последнего дворника-пропойцы и до политиков федерального масштаба, стали "великими" спасателями. А уж версии гибели субмарины, от правдоподобных до самых фантастических, выдвигали все кому не лень.

Политики, чтобы лишний раз "засветиться" на телеэкране, выстраивались в очередь. Журналисты "косили" гонорары.

Стыдно. И за коллег-журналистов, и за политиков, которые зарабатывают на этом авторитет, популярность, звания. Это мнение профессиональных военных. В отличие от гражданских, кинувшихся обвинять всех, включая правительство, они отнеслись к аварии на "Курске" спокойно и сдержанно.

На прошлой неделе корреспонденту "В" довелось побывать на базе атомных подводных лодок ТОФ на Камчатке. Довелось посетить и аналогичные погибшему "Курску" субмарины. На вопрос, что же, по их мнению, произошло в Баренцевом море, подводники отвечали без пафосного надрыва. Говорить о возможных причинах гибели "Курска" они отказывались наотрез – вот поднимут корпус, тогда и будет ясность. Четкий деловой, адекватный ответ. В отличие от кликушествующих некоторых адмиралов…

Но подводники говорили и о другом. Аварии происходят регулярно, люди гибнут ежедневно. И почему новости из Чечни для нас стали "проходной" информацией, а авария подводной лодки вызвала шквал эмоций в обществе? Да, это трагедия. Но разве гибель русских воинов в Чечне не трагедия? Разве можно делить погибших, защищавших Родину, на элитных и окопных?

Контр-адмирал в отставке Валентин Курочкин считает, что причина этого в том, что люди гражданские не понимают сути армии. Военный человек живет по другим законам.

- Помните, у Блока? – говорит Валентин Назарович. - " В глазах любого офицера стоят видения войны". Это поэтическая метафора, но она отражает главное – военный человек каждую минуту готов умереть за Родину, он присягает в этом. Вот в чем сила армии. Когда я был еще лейтенантом, служить было почетно. Мы, молодые парни, с гордостью носили форму, ходили в ней даже в ресторан, и нас там обслуживали без очереди. Сегодня все иначе. Ореол почета, славы, уважения к защитнику страны разрушен.

Профессиональную армию в России так и не создали, ведь наемникам надо хорошо платить. А желающих служить за идею, которой к тому же и нет, с каждым днем все меньше. По мнению Валентина Курочкина, искать виновных бесполезно. Пятнадцать лет армию разрушали все, кто “обустраивал Россию”, начиная с Солженицына. Формально авария на “Курске” произошла не по вине правительства, но сложившееся в стране за 15 лет реформ положение косвенно привело к этому. Прописные истины…

Большинство военных, с кем нам приходилось общаться, обижены невниманием к ним со стороны власти. С родственниками погибших подводников встречался президент, их проблемами занимается лично вице-премьер Матвиенко, у государства нашлись средства на квартиры для вдов и сирот. А матери ребят, погибших от пуль боевиков в Чечне, получают лишь бумагу из военкомата, и хорошо, если местные администрации помогают им хотя бы организовать похороны. Вот такой двойной стандарт.

Авария “Курска” - это не просто трагедия. Гибель лодки, считающейся самой надежной и являющейся по сути ядерным щитом России, показала, что армия и вправду стоит у последней черты и прочность этого щита под сомнением. Еще немного, и нам придется оставить лишь роту почетного караула для охраны Кремля и заключить договор с НАТО на защиту страны от внешней агрессии.

Сегодня в Ростове фактически бунтуют участники чеченской кампании, требуя зарплату и “боевые” за много месяцев. И мы, сочувствуя им, тоже разрушаем армию. Потому что солдат и тем более офицер не имеет на это права. Ужасно, что государство не выполняет обязательства перед фронтовиками, рисковавшими жизнью и терявшими товарищей, но бунтовать им нельзя. Неподчинение приказу превращает армию в незаконное вооруженное формирование.