Казнить нельзя помиловать. Где ставить запятую и надо ли это?

Уже семь лет в России действует комиссия по вопросам помилования при президенте РФ. Возникла она под влиянием таких людей, как писатель Анатолий Приставкин, обозреватель Александр Бовин, поэт-песенник Булат Окуджава. А родоначальником идеи создания организации стал известный в мире защитник прав человека Сергей Ковалев. Недавно члены этой комиссии побывали в Приморском крае, где провели совещание с инспекторским составом и начальниками спецотделов уголовно-исправительных учреждений региона Сибири и Дальнего Востока.

29 авг. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №839 от 29 авг. 2000

Уже семь лет в России действует комиссия по вопросам помилования при президенте РФ. Возникла она под влиянием таких людей, как писатель Анатолий Приставкин, обозреватель Александр Бовин, поэт-песенник Булат Окуджава. А родоначальником идеи создания организации стал известный в мире защитник прав человека Сергей Ковалев. Недавно члены этой комиссии побывали в Приморском крае, где провели совещание с инспекторским составом и начальниками спецотделов уголовно-исправительных учреждений региона Сибири и Дальнего Востока.

Оговоримся сразу: помилование и амнистия – не одно и то же. Помилование – это исключительная компетенция президента страны, это милосердие. Здесь нет и не может быть никакого закона. Приведем только такие цифры. С начала этого года комиссия при президенте РФ помиловала 8 тысяч заключенных. За весь прошлый год их было 12 тысяч. А обращений подобных приходит от заключенных не десятки, а сотни тысяч. По статистике издания “Досье на цензуру. Страна и ее заключенные”, 15 процентов взрослого населения России находятся в местах заключений. Каждый четвертый мужчина уже там побывал. 125 тысяч человек ежегодно задерживаются милицией и прокуратурой без всякого на то основания. До 5 тысяч человек сидят пожизненно, недавно к ним присоединилось еще 700, которые первоначально были приговорены к высшей мере наказания.

Среди заключенных российских тюрем 11 тысяч иностранцев. Если и есть ад на земле, пишут иностранные осужденные, то это российские колонии и СИЗО. Человек как личность там исчезает, остается лишь его оболочка, терзаемая болезнями, недосыпами и издевательствами. Добавьте сюда страшную переполненность камер.

“Отпускать преступника – рискованный призыв, - говорил на встрече на базе ГУИН режиссер, член комиссии по помилованию Марк Розовский. – Он может нас и обмануть. Но факты убеждают: проявление гуманности к осужденному, как правило, оборачивается его человеческим извинением к обществу и жизни”.

“Даже если членам комиссии с кем-то и не удалось найти общих точек соприкосновения, все равно состоявшаяся встреча, по результатам которой была очерчена совместная работа в плане разработки федеральной программы по помилованию на 2000-2004 г., важный момент в осуждении насилия, - рассказывает начальник управления Минюста РФ по Приморью Владимир Беспалов. – Растущее правозащитное движение требует активнее выполнять обязательства, закрепленные в Конституции. Не первый год говорится о реализации нормы Основного закона страны, согласно которой арест и содержание под стражей возможны только по судебному решению! Уже два года как Минюсту переданы функции контроля в сфере уголовно-исполнительной системы, и уже называется ряд государственных “послаблений” для заключенных.

Но остановить “тюремный Чернобыль” может только все общество в целом, ибо оно и есть главный источник всех бед”.