Вспомни имя свое

“Помоги, Царь Батюшка, основаться нам здесь, на далекой окраине...”

18 авг. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №834 от 18 авг. 2000

“Помоги, Царь Батюшка, основаться нам здесь, на далекой окраине...”

Русско-японская война 1904-1905 гг., закончившаяся для России полным поражением, вошла в историю примерами беспредельного героизма и мужества русских воинов, защищавших Порт-Артур, сражавшихся на суше и на море.

Ежегодно Владивосток отмечает “торжественно-патриотическую” дату гибели крейсера “Варяг”

и канонерской лодки “Кореец” ритуалом у братской могилы моряков. Редко вспоминаются другие исторические места Владивостока и Приморья, связанные с русско-японской войной. Есть и вовсе

не прочитанные страницы этой героической истории.

Архивные документы свидетельствуют, что по крайней мере три населенных пункта Приморья своими именами связаны с событиями русско-японской войны 1904-1905 гг.

Так, в 1907 году крестьяне села Отрадного Тетюхинского общества, участка нижней Тетюхе, что около п. Святой Ольги, возбудили ходатайство перед администрацией о переименовании своего села во Владимиро-Мономахское в память погибшего в бою крейсера “Владимир Мономах”. Большинство жителей этого села составляли бывшие моряки, участники русско-японской войны. Ходатайство было удовлетворено. На карте края появилось село, именовавшееся отныне Владимиро-Мономахским. Но в советский период, в

30-е годы, Владимиро-Мономахский сельсовет был ликвидирован.

В Сучанской волости Южно-Уссурийского края существовало также село Рюриково (Рюрик), основанное в память погибшего 1 августа 1904 года крейсера “Рюрик”. В его честь в селе был построен храм. Вот как об этом сообщают старые документы: “…Моряки Коммерческого порта собрали 2000 штук цокольных плиток и 15000 штук кирпича… Бывшим приамурским генерал-губернатором генералом И. И. Гродековым пожертвовано на церковь, сооружаемую в с. Рюриково… три серебряных иконы, 25 рублей денег... Местным архитектором г-ном Бобровым представлен в управление Коммерческого порта проект памятника-церкви в с. Рюриково в память погибшего крейсера “Рюрик”. Церковь рассчитана на 50 человек и обойдется по смете около 12000 рублей”.

В 1937 году село Рюрик было “исключено из учетных данных”. Наш рассказ пойдет о третьем населенном пункте. На разных картах его даже именуют по-разному: Кондратенково, Кондратеновка, Кондратьевка.

В Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока в одном из фондов хранится дело: “Переписка о наделе земельных участков разным лицам”, где на доброй сотне страниц, датированных 1906-1909 гг., разворачивается картина появления под Уссурийском поселенцев, давших необычное название своему селу. А начало всей “Переписки…” положило вот это письмо:

“Царское село. Его Императорскому Величеству в собственные руки.

…Мы, твои верноподданные запасные чины-сибиряки, 55 семей и примкнувшим к ним 24 семьи переселенцев Суражского уезда Черниговской губернии, всеподданнейше просим тебя: наш защитник, Царь Батюшка… отвести нам под поселение Супутинскую дачу близ Никольска-Уссурийского, проектированную для переселенцев в 1899 году… Мы верой и правдой служили Тебе, Родине; дважды бросали наши пожитки и шли в смертный бой. Есть между нами раненые. Помоги, Царь Батюшка, основаться нам здесь, на далекой окраине, дабы она стала нам второй родиной; и сами мы, и дети наши своей службой сторицею оправдаем твою милость… И разреши… назвать будущее село именем одного из Твоих истинных слуг, положивших жизнь свою во славу Твоей Державы, Родины и армии. Его имя светило яркою звездой на темном небе прошлой войны, пусть же имя его и далее будет яркой путеводной звездой для будущих защитников Твоей Державы – наших детей – разреши назвать это село именем незабвенного Кондратенко….”

Историческая справка. Роман Исидорович Кондратенко родился в 1857 г. в Тифлисе в небогатой офицерской семье. После окончания гимназии (1874 г.) и Николаевского инженерного училища (1877 г.) прапорщик Кондратенко служил в первом Кавказском саперном батальоне. Блестяще окончив Николаевскую академию, а вскоре и академию Генштаба, он с 1886 г. находился в войсках. За три месяца до начала русско-японской войны Р. Кондратенко прибыл в Порт-Артур в качестве командира дивизии, где с первых дней обороны крепости был назначен по совместительству начальником сухопутной обороны. Волевой и энергичный, обладающий разносторонними знаниями общевойскового командира и военного инженера, Р. Кондратенко в короткий срок сумел разобраться в критическом положении Порт-Артура и фактически заново стал создавать его оборону.

Кондратенко был душой крепости. Его любили офицеры и солдаты, которым всеми своими поступками он внушал веру в силу русского оружия. Именно Кондратенко ввел стрельбу с закрытых позиций, под его наблюдением и руководством было налажено производство ручных бомбочек (прообраз ручных гранат), скатывание в окопы и блиндажи противника шаровых мин; здесь же был успешно применен миномет, “артурский пулемет”. Впервые в истории войн в Порт-Артуре пустили высокое напряжение через проволочные заграждения.

Гибель генерал-лейтенанта Кондратенко 15 декабря 1904 года от разрыва 111- дюймового снаряда развязала руки генералам Стесселю и Фоку, которые 2 января 1905 года сдали Порт-Артур.

Ходатайство бывших воинов было удовлетворено не сразу - только через три долгих года переписки и обращений в различные инстанции. Причина столь длительной тяжбы крылась в доходности участка. Так, чины лесного ведомства сдавали в аренду 150 корейцам пашню, а сенокос - предпринимателю Пьянкову, неплохо кормила и сама тайга, входившая в границы участка.

После решения вопроса поселенцы расположились по западному склону реки Каменки (ныне Каменушки). Получив надел в 1650 десятин земли, включавший лес, пашню и болота, сибиряки делили землю из расчета 12 десятин удобных земель на мужскую душу. Место здесь действительно привлекательное: великолепные пастбища и сенокос, хорошая пашня и богатый лес, шесть речушек в округе.

Когда мы приехали в Кондратеновку с полным списком первых поселенцев, тех самых, кто подписал 18 февраля 1909 года (эту дату можно считать днем рождения деревни) предложения Временной комиссии о месте и нормах отвода на Супутинском участке, то предвидели, что вряд ли найдем потомков нижних чинов-сибиряков. Так оно и вышло. Старожилка деревни 88-летняя Матрена Петровна Забейворота и ее дочь смогли вспомнить фамилии живших здесь ранее потомков лишь четырех фамилий: Бонифатия Никифоровича Зверева, Григория Строганова, Тимофея Михайловича Столетова, Александра Ивановича Боярского. Третье и уже четвертое поколение названных переселенцев живут сейчас в Находке, Уссурийске, Владивостоке, Каменушке…

Сходили мы с Матреной Петровной и на первое кладбище (сейчас деревенских хоронят на новом - у могилы Баневура), да заплутали. Выручил молодой, общительный Павел Зинкин - член геологической партии Артемовской экспедиции, ведущей в этих местах разведку угля. Из четырех (!) надгробных металлических обелисков два оказались безымянными. Здесь же можно было увидеть и старообрядческий крест. И лишь один надгробный памятник - Павла Бонифатьевича Зверева подтвердил ненапрасность наших поисков. С фотографии на нас смотрело лицо сильного, волевого человека. Открытый, уверенный взгляд, густая аккуратная бородка - такими себе и представлял каждый из нас тех русских людей, покоривших Сибирь, выстоявших в кровавой войне и навеки оставшихся на землях далекой окраины России-матушки…

Матрена Петровна и ее дочь, живущие в Кондратеновке с сорокового года, попросили оставить им портрет Р. Кондратенко: “Чтобы дети наши знали и гордились”.

Пока мы фотографировались на память и делились впечатлениями от увиденного, хозяин дома радушно угостил припасенным из погребка березовым соком. Показали нам и дом Зверевых (единственный сохранившийся с тех старых времен).

- У нас на лугах, - рассказывала Матрена Петровна, - нередко можно было увидеть изюбра. Косули через огород бегали. И тигр захаживал, собак прямо из будки таскал…

Зверь и птица, грибы и ягоды - словом, все, что полагается, есть в тайге, а здесь она рядом - через дорогу. А какая тут вода! Чудо! Чуть не в каждом дворе свой колодец.

“Перестроечные” годы больно ударили по когда-то крепкому колхозу: нет в нем теперь бондарного цеха, пустует двор тракторной бригады, некому и не с чем работать в цехе разлива меда, разрабатывать уголь… Десятки домов без хозяев исчезли с лица земли. В осиротевшем колхозе без детей и школа стала ненужной. Прощаясь с Кондратеновкой, мы понимали, что поиск, быть может, только начинается. Надеемся, что не только потомки первопоселенцев откликнутся на нашу публикацию, но и краеведы-историки.

Мы ждем не только вопросов, но и помощи от тех жителей края, кто когда-то жил в Кондратеновке. Равно как и в Кондратенково, или согласно карте “Владивосток и его окрестности” от 1992 года хабаровского издания, - села Кондратьевка (?).

Мы и так уже много утратили. Пусть нашей благодарностью героям - защитникам Порт-Артура останется память! И истинное имя села - Кондратенково.