Печник Райнер из Гамбурга

Если вы вдруг встретите на улице долговязого парня в потертых джинсах, с браслетами на запястье, серьгой в ухе и в зеленом кепи на голове а-ля Олег Попов, из-под которого торчат непослушные вихры, знайте: перед вами Райнер Муус из Гамбурга.

18 авг. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №834 от 18 авг. 2000

Если вы вдруг встретите на улице долговязого парня в потертых джинсах, с браслетами на запястье, серьгой в ухе и в зеленом кепи на голове а-ля Олег Попов, из-под которого торчат непослушные вихры, знайте: перед вами Райнер Муус из Гамбурга.

Не напрягайте память - он не музыкальный кумир и не лауреат Нобелевской премии. Простой печник - как обычно представляется сам Райнер. Но мы-то теперь знаем, что человек он редкой породы. Из тех, чье сердце верит в чудеса.

Под сводами старой кирхи приятно пахло просохшей штукатуркой, кирпичной крошкой, мастикой – словом, ремонтом, а вернее, реставрацией.

- Райнер, ты хочешь передохнуть? – прокричала куда-то в высоту Ирина Борсегова, референт лютеранской церкви св. Павла, которую я попросила познакомить меня с “несговорчивым” гамбуржцем, - Р. Муус категорически отказывался от встречи с журналистами.

- Я и так отдыхаю,- гулко разнеслось с 15-метровых лесов, из-под самого купола. Спустя несколько минут мы уже оживленно беседовали: сначала при помощи переводчика, а потом вполне самостоятельно – Райнер неплохо освоился с русским: во Владивостоке он с апреля, а в России и того больше.

- Мне очень нравятся старые дома, - улыбается Райнер, одаривая голубым сияющим взглядом. – Десять лет назад я купил такой дом в Гамбурге и все эти годы занимался его реставрацией. Но однажды кое-что переменилось в моей жизни, я продал дом и решил поехать в Россию.

Некоторое время Райнер работал в Санкт-Петербурге, строил детский приют. А когда узнал о нашей кирхе св. Павла – добрался сюда, на другой конец страны. Он трудится шесть дней в неделю, совершенно бескорыстно, то есть бесплатно. Хотя просто сказать “трудится” - значит ничего не сказать. Шлифовальная машинка, которую он привез с собой из Германии, наверное, скоро задымится от перегрева. Почти с каждого кларксоновского кирпича, именно из них была сложена кирха почти сто лет назад, мастер снимает один за другим поврежденные слои. Иногда толщина кирпичной “стружки” достигает почти полсантиметра. Сильно пострадавшие от времени, дождей и варварского обращения кирпичи Райнер собирается “наращивать”. Для этих целей с Русского острова, где разобрали старый дом, привезли “донорскую” партию с таким же клеймом: “Кларксонъ и К”.

А для того чтобы порыжевшие от времени кирпичики приобрели насыщенный красный тон, став при этом еще более водостойкими, мастер намерен “пропитать” их… обычным растительным маслом. Как говорится, дешево и, главное, надежно.

Воскресенье Р. Муус посвящает молитве – он человек верующий. А еще в свободное время Райнер любит бродить по городу, купаться в море и отыскивать в песке отшлифованные волнами стекляшки, кусочки керамики, завитки ракушек. А потом делать из этого нехитрого материала мозаику. Я видела его работу, Розу Лютера - сердце с пятью лепестками - на церковной стене. Это очень красиво.

- В Германии такую церковь скорее всего снесли бы и построили новую, - говорит Райнер. – Вернее, там бы ее не довели до такого состояния. Но я рад, что в России вместе с другими делаю все, чтобы спасти кирху св. Павла. Она необыкновенно красивая.

Вот уже несколько месяцев Райнер с особой, истинно немецкой скрупулезностью реставрирует алтарную часть. У него есть несколько помощников из лютеранской общины, но основная тяжесть ложится на его плечи. Как только работы здесь будут завершены, Райнер собирается подняться на башню, хотя к высоте он испытывает мало почтения. Но дело есть дело. До осенних тайфунов и холодов нужно успеть навести порядок на крыше, “разобраться” с контрфорсами, заменить выщербленные кирпичи.

Недавно у Райнера закончилась виза – ему выдали новую. Доктор советует ему поскорее отправляться домой (из-за “грязной”, пыльной работы возникли проблемы со здоровьем) - он глотает пилюли и лишь отмахивается. Наконец, здесь, во Владивостоке, Райнер, судя по всему, отметит свое 35-летие.

Иногда действительно кажется, что этого неистового гамбургского добровольца нам сам бог Бог послал. В помощь.