Джефри не хочет танцевать стриптиз

До своего Гарлема Владивостоку еще далеко, но первый чернокожий долгожитель (три года, как ни крути, срок солидный) у нас уже появился. Джефри Мсенги пока уезжать не собирается.

11 авг. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №830 от 11 авг. 2000
До своего Гарлема Владивостоку еще далеко, но первый чернокожий долгожитель (три года, как ни крути, срок солидный) у нас уже появился. Джефри Мсенги пока уезжать не собирается:

- А чем Владивосток плох? Хороший город, хорошие люди, - улыбается он, и за огромными шоколадными губами мелькают белоснежные зубы.

Вот только глаза при этом - две черные маслинки посреди желтоватых белков - остаются серьезными, я бы даже сказала - грустноватыми. Джефри вообще, мне показалось, парень серьезный, вдумчивый. Это ведь только у нас в головах живуч миф о том, что все черные парни ужас какие темпераментные, взглядом спички зажигать могут, а уж женские сердца и подавно.

Впрочем, я видела множество реальных подтверждений этому мифу. Среди моих университетских однокурсниц (дело было в Москве) сразу несколько пали жертвами обаяния чернокожих красавцев. Например, моя соседка по общежитской комнате, любительница супермодных нарядов и дорогой косметики Вика из Чебоксар повадилась заниматься английским языком с Эдвардом из Уганды. Только почему-то очень скоро из-за шкафчика, рядом с которым стояла Викина кровать, стали раздаваться не английские слова, а характерное поскрипывание и посапывание. Это было на третьем курсе. А на пятом Эдвард обещал на Вике жениться и увезти ее в Швейцарию (или Швецию, я уже точно не помню, но это сути дела не меняет). В ожидании столь счастливого поворота событий Вика с удовольствием тратила валюту Эдварда в московских “Березках”, ходила обедать в “Националь”, а к моменту получения диплома уже не скрывала наступившую беременность.

Дальнейшие события могли бы лечь в основу роскошной мелодрамы типа “Уганда слезам не верит” или что-то в этом духе. Эдвард улетел на родину улаживать какие-то дела. Улаживание, как это водится, бесконечно затягивалось. Вика сняла в Москве квартиру, посвятила в подробности своей истории сестру и маму, а от отца, крупного чебоксарского то ли партийного, то ли хозяйственного функционера, все тщательно скрывала. Насколько мне известно, у Вики родился замечательный черненький мальчик, которому она, вполне вероятно, с особым чувством читала Чуковского на ночь: “Не ходите, дети, в Африку гулять...”

Владивостоку эти проблемы пока еще мало знакомы - детей от африканских студентов, как и самих этих студентов, в наглухо закрытом порту не было и быть не могло. Потом, конечно, в нашу бухту заходили разные корабли, приезжали всякие туристы. Как знать, какую память они оставили о себе в сердцах и судьбах владивостокских девушек, многие из которых - кто из любопытства, а кто и в порыве искренних чувств - готовы были упасть в экзотические объятия. Мы ведь здесь совсем не расисты, доведись познакомиться с живым негром, уверена, и борщом накормим, и шапку-ушанку подарим.

Да, кстати, Джефри, например, хоть и зимовал у нас уже несколько раз, а шапки-ушанки носить так и не научился. Обходится маленькой вязаной шапочкой, не буду говорить, как ее обычно у нас называют. И волосы Джефри тоже не носит.

- Не потому, что летом жарко, а просто у меня такой стиль, - объясняет он, и я обращаю внимание, что у него красивый гладкий коричневый череп. А еще - рельефные мускулистые руки...

В общем, я могу понять ту русскую девушку, что вышла три года назад замуж за этого темнокожего студента, который учился в Москве и мечтал стать доктором. Нет, я не знаю подробностей их романтического знакомства - Джефри не счел нужным меня в это посвящать. Но я могу предположить, что самостоятельной владивостокской барышне (директору туристического агентства, между прочим) был очень симпатичен этот слегка печальный Джефри. Он рано потерял мать, в Танзании у него остался отец, у которого другая семья. Старшая сестра живет в Европе - ей удалось получить хорошее медицинское образование, и сейчас она работает в Голландии. У Джефри есть племянник и племянница, а вот муж сестры недавно умер. Тоже веселого мало.

Да и с дипломом у Джефри как-то не заладилось - то ли денег не хватило за обучение платить, то ли еще какие причины. Но во Владивостоке он оказался без специальности и без какого-либо серьезного опыта работы. Но зато рядом с женщиной, которую он по-настоящему любит.

- Конечно, мне, как мусульманину, религия позволяет иметь несколько жен.

Можно жениться и на Маше, и на Кате, если у тебя много денег и ты можешь их всех содержать. Но для меня дело не в деньгах. Главное - кого ты любишь. Если ты любишь только одну женщину, то ты будешь женат только на ней, - отвечает Джефри на мой вопрос о многоженстве. Еще рассказывает, что религия для него - вопрос серьезный. Неважно, где ты живешь и есть ли рядом мусульманский храм, главное, что твоя вера и твой бог всегда внутри тебя, а под рукой - Коран, который можно читать в любую свободную минуту. Священное писание отвечает на многие вопросы, а некоторые вещи просто запрещает - нельзя и точка!

У нас сегодня такая жизнь, что и с дипломом, и с пропиской, и с обычным цветом кожи работу найти не так-то просто, а уж что говорить про диковинного 26-летнего парня из Танзании. Конечно, если бы у него было не так строго с моральными принципами, то непыльную работенку он бы давно нашел. Его постоянно зазывают в разные ночные клубы и почему-то обязательно предлагают танцевать стриптиз. Впрочем, вполне понятно почему - представляете, сколько найдется желающих посмотреть вблизи на настоящее шоколадное тело! Но Джефри регулярно отказывается, говорит, что танцы - не его профессия. Скромничает, конечно, нам-то ведь кажется, что все черные хорошо танцуют просто от природы. Или это еще один миф?

Или еще почему-то мы все уверены, что негры обычно очень ленивые люди. Им бы что бы ни делать, лишь бы ничего не делать. Во всяком случае, именно в этой мысли нас пытается убедить современное американское кино. Тогда почему же Джефри отказался работать в одном из владивостокских баров, где и делать-то ничего не надо было - знай сиди себе за столиком, создавай, так сказать, экзотический интерьер да пей бесплатный сок. Но это с 6 вечера до 5 утра и за какие-то копейки! Безработный негр гордо отказался.

Руководитель компании “АСК-компьютерз” Алексей Лудцев, услышав от кого-то из знакомых об экзотическом владивостокце Джефри, решил использовать его в качестве живой ходячей рекламы. Снабдив парня рекламными буклетами и нагрудным плакатом “Компьютеры от АСК в кредит”, Алексей, можно сказать, открыл новую страницу в истории местной уличной рекламы. Если обычно прохожие отмахиваются от людей, раздающих приглашения и листовки, как от назойливых мух, то Джефри, наоборот, притягивал к себе народ как липкая лента все тех же насекомых. Около него останавливались машины, с ним стремились обязательно вступить в беседу, предварительно извинившись, что my English is very bad.

- Ну bad так bad, какая мне разница, главное, что мы прекрасно понимали друг друга, - рассказывает Джефри.

Кажется, начав работать с “АСК”, он впервые почувствовал себя личностью, находящейся в центре общественного внимания. И поначалу немного стеснялся, даже попросил заменить нагрудный плакат на обычную майку с символикой “АСК”. Конечно, в майке спокойнее. Хотя - смотря в какой. Помните, в “Крепком орешке” герою Брюса Уиллиса нужно было совсем недолго погулять по черному кварталу в майке в надписью “I hate niggers”. Нетрудно догадаться, чем все это кончилось. А у Джефри и без того приключений хватает - уже не единожды его забирали наши бдительные блюстители порядка для выяснения личности. Хорошо, что на помощь приходили жена, теща или просто хорошие знакомые. Милиционерам, им ведь трудно понять, что какой-то black boy может жить в нашем городе по доброй воле. Мы ведь сами-то тут живем скорее по необходимости.

- Обратно в Африку? Нет, не хочу. И жена моя не хочет. Как знать, может, мне еще удастся продолжить учебу. Я бы все-таки хотел стать доктором - неважно где, в России или в другой стране, неважно, кого лечить - стариков ли, детей.

Да, совсем забыла сказать, что детей у Джефри и его русской жены пока нет. Вы ведь знаете, что дети - они от бога. А он пока что-то раздумывает - послать ли этой необычной паре наследников? Но пока Всевышний пребывает в замешательстве, мы-то с вами с уверенностью можем сказать - пусть медленно, пусть со скрипом, но город нашенский становится городом мира, где всякой твари должно быть по паре.