Кто я?

Бывает, что у человека нет дурных привычек, но зато есть нечто худшее. Марк Твен

4 авг. 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №827 от 4 авг. 2000

Бывает, что у человека нет дурных привычек, но зато есть нечто худшее. Марк Твен

“Тварь ли я дрожащая или право имею?” Достоевский, вложив эти слова в уста литературного героя, приоткрыл скрытые мотивы поступков и тайны собственной души. Но гений потому и гений, что препарированной оказалась не отдельно взятая душа, а вся натура человеческая…

Сто лет спустя на 2-м Всемирном конгрессе позитивной психотерапии в германском городе Висбадене прозвучали мысли, созвучные тем, над которыми размышлял русский писатель. Целый ряд виднейших психотерапевтов мира предлагают теорию, которая призвана объяснить многие и многие проблемы, постигшие современного человека и все общество. Ее называют теорией XXI века. Теорией постиндустриального общества…

В работе конгресса приняли участие и трое врачей-психотерапевтов из Владивостока. Рассказывает участник конгресса Владимир Слабинский:

- Суть этой интереснейшей теории в том, что практически все проблемы современного человека могут быть связаны с потерей собственной идентичности. С потерей представлений о том, кто я такой, где проходит граница моей личности. Что это значит?

Раньше, когда мир не был таким динамичным, а жизнь стремительной, человек был более понятен сам себе. Например, он называл себя представителем какого-то географического ареала, нации, религии. “Я русский, и предки мои были православными”, или “я – немец”, “я – перс” - простое и ясное ощущение себя частью чего-то целого было обычным и не требовало подтверждений. Малая родина питала живительными соками.

Современный человек нередко меняет не просто город, край своего проживания, но и страну, а с нею – окружение, традиции, стиль жизни… Он – гражданин мира. Вместе с этим он теряет отождествление с родным языком (двуязычие, трехъязычие стало обычным делом в мире), с национальной принадлежностью. Наконец, даже отождествление себя как представителя какого-то государства теряется. Вчера миллионы людей жили в стране под названием СССР, а сегодня мы все граждане разных стран - России, Молдовы, Украины… Все крупные города мира – огромные многонациональные котлы.

Более того, даже функции полов оказались перемешанными – мало того, что больше нет традиционно мужских и женских профессий, обязанностей. В Европе происходит огромное количество операций по изменению пола. Однополые браки и однополая любовь стали признаком времени…

И в результате того, что все привычное рассыпается на глазах, мир перестает быть твердым и незыблемым. Реальность начинает напоминать какой-то бредовый образ. Человек теряет почву под ногами. Теперь – не надо удивляться - все может быть как в безумном сне.

Не справившись с этим наваждением, миллионы людей уходят в алкоголизм или наркоманию. Потому что если я не знаю, кто же я на самом деле, то превращаю себя в некий мультфильм. Да-да, я жую или нюхаю химический препарат, становясь мультяшкой из серии “Кролик Роджер”…

Именно потерей идентичности можно объяснить и невероятную популярность тоталитарных культов. Если у человека нет глубочайших культуральных, религиозных корней, то почему бы и нет? Почему бы и не поверить в бога по имени Мун, Рон или Джон? Тем более что Учитель делает мир таким ясным и понятным.

Как ни странно, с потерей идентичности могут быть связаны и проблема миграции, разрушения семьи, безработицы. Скажем, у меня есть крепкий образ себя самого в качестве человека, работающего, содержащего семью, кормильца. Но в какой-то момент я понимаю, что МОГУ не работать. Теряются ориентиры, нарушается представление о самом себе, и этого достаточно, чтобы я действительно не мог найти работу!

Эту любопытную теорию о разрушении идентификации современного человека развивает в своих книгах целый ряд самых признанных в мире специалистов, среди которых, например, Софи Фрейд, которая и открывала конгресс психотерапевтов. Госпожа Фрейд не просто внучка знаменитого дедушки Фрейда, но и сама создательница школы в психотерапии.

Свою трактовку этой же теории предлагает и другой знаменитый психотерапевт, основатель такого динамично развивающегося направления в науке, как позитивная психотерапия, Носсрат Пезешкиан. Близость и в то же время различие взглядов этих людей разительны. Если Софи Фрейд видит в том, что человек теряет идентификацию, тяжкий крест современного человека, который и порождает множество личностных проблем, то Пезешкиан в том же самом кроме печального видит еще и мощный ресурс: мы можем посмотреть на нерешаемую проблему взглядом человека с другой части света, и все окажется разрешимым. Да-да, когда мы клянем нашу зимнюю стужу, нам и в голову не приходит, что для жителей Калифорнии увидеть снег – великая радость, потому что там жива примета: кто видел снег, тот будет счастлив.

- Все это очень интересно, Володя, но лишь теория. Что с этим любопытным открытием теперь делать вам, практикам?

- Дело в том, что психология, психотерапия, педагогика за последнее столетие накопила огромное множество разрозненных фактов. И вот теперь они, кажется, выстраиваются в некую стройную систему. Если мы с помощью этой системы приближаемся к пониманию, почему возникает то или иное нарушение, мы можем с ним работать. Оно не пугает неизвестностью, оно объяснимо! И потому подвластно.

Скажем, как общество может реагировать на безработного? Если оно воспринимает его как больного, его будет лечить врач медикаментами. Если оно воспринимает его как бездельника и тунеядца, его посадят в тюрьму. Если общество видит его проблему как проблему потери идентичности, есть шанс ему помочь – обрести эту идентичность, вспомнить роль… И это дело психолога.

Есть шансы помочь наркоману: для того чтобы человек отказался от этой пагубной привычки превращать себя в персонаж мультфильма, необходимо, чтобы он обрел ориентиры в реальности. Себя – реального.

Это глубинное понимание сущности происходящего может всерьез помочь, когда та или иная страна сталкивается с проблемой мигрантов и ищет решения. Эту теорию берут на вооружение в самых крупных транснациональных промышленных корпорациях: можно создавать корпоративную культуру, направленную на успешность, и можно культивировать в людях принадлежность (идентичность) к этой общности людей. Достаточно сказать, что генеральным спонсором конгресса была корпорация “Нестле”.

Мы все должны понять: мир с его бешеными темпами и сменой кадров неизбежно заставляет нас терять некоторые свои сущности, “идентичности”. Но очень важно сохранять какие-то из них, самые главные. Может быть, национальные, скорее всего, личностные… Например, что бы ни происходило, надо помнить, что я – член своей семьи, отец, сын, муж. И быть может, это станет той точкой опоры, обретя которую, я не буду опасаться ничего. И пусть сумасшедший мир вращается вокруг меня…