Трагедия в морской пехоте

Утром 12 июня во время несения службы застрелился из табельного оружия - пистолета Макарова - начальник бронетанковой службы соединения морской пехоты ТОФ Николай Лысак.

15 июнь 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №800 от 15 июнь 2000

Утром 12 июня во время несения службы застрелился из табельного оружия - пистолета Макарова - начальник бронетанковой службы соединения морской пехоты ТОФ Николай Лысак.

Трагическое событие уже успело приобрести в комментариях некоторых информагентств чуть ли не криминальную окраску; появились версии, что главным мотивом суицида стала начавшаяся крупномасштабная ревизия финансово-хозяйственной деятельности соединения, а у Лысака якобы имелись определенные “проблемы” с прокуратурой флота, связанные с предыдущими проверками.

Между тем офицеры, прослужившие рядом с погибшим не один год, отметают столь категоричную оценку. Николай Лысак родился в 1962 году, окончил в середине 80-х благовещенское ДВВОКУ, а в 1997-м - Академию бронетанковых войск имени маршала Малиновского и прошел в морской пехоте все ступени роста - от командира взвода до начальника одной из ведущих служб соединения. В отличие от многих других офицеров-сослуживцев в Чечне не был - когда морпехи воевали на Северном Кавказе, он учился в академии.

В тот день Лысак ранним утром встретил супругу, вернувшуюся из отпуска, затем к 9 часам прибыл в часть, где после соответствующего инструктажа заступил на дежурство. Еще через час он прошел в комнату отдыха и выстрелил себе в сердце. На звук выстрела в помещение вбежал офицер, сжимающий в руках гильзу Николай Лысак успел прошептать ему: “Спиши один патрон...”

Жена погибшего не первый год служит здесь же, в соединении морской пехоты, телефонисткой.

Говоря о причинах суицида, сослуживцы Лысака выдвигают на первое место какой-то нервный импульс, психологический срыв, ставший скорее всего следствием общего переутомления подполковника. Подозревать погибшего в криминале, считают офицеры, было бы неверно.