Невменяемый "потрошитель"

Приморский краевой суд вынес определение в отношении признанного невменяемым 19-летнего "потрошителя" Максима Муратова, который летом прошлого года вырубил топором всю семью в частном доме в селе Прохладном Надеждинского района. Помимо этого на счету Муратова и еще одно убийство - своего двоюродного брата Андрея.

15 июнь 2000 Электронная версия газеты "Владивосток" №800 от 15 июнь 2000
Приморский краевой суд вынес определение в отношении признанного невменяемым 19-летнего "потрошителя" Максима Муратова, который летом прошлого года вырубил топором всю семью в частном доме в селе Прохладном Надеждинского района. Помимо этого на счету Муратова и еще одно убийство - своего двоюродного брата Андрея.

Тогда эта история потрясла все Приморье. В последние годы это был самый громкий случай группового убийства в нашем регионе. Погибшие – семья Чуриковых, по отзывам соседей, жили довольно мирно, ни с кем предпочитали не ссориться. Жили не сказать, чтобы очень богато, однако по нынешним временам достаточно обеспеченно - имели машину, в доме была японская видеотехника, водились деньги. Глава семьи работал в ВОХРе, охранял составы на железнодорожной станции.

Знакомые погибших забили тревогу, когда двое суток никто из членов семьи не показывался на людях. Соседи же обратили внимание, что те же два дня у дома стояла машина, на которой хозяин, как правило, очень часто ездил по делам. Почувствовав неладное, они позвонили в милицию. Проверить звонок было поручено одному из экипажей ГИБДД. На стук в дверь никто не отозвался. Заглянув в окно, представители власти увидели лежащую в луже крови женщину. Прибывшую на место оперативно-следственную группу ожидало еще большее потрясение. Перед глазами предстала страшная картина: в спальне был труп 25-летней хозяйки дома, в прихожей труп ее 40-летнего мужа. Тела тещи и детей, двух девочек - шести лет и одного годика, преступник сбросил в погреб.

После обнаружения трупов на ноги были подняты лучшие оперативники УВД и следователи прокуратуры Приморского края. Вызывало удивление и то, что из дома не были взяты три телевизора, в том числе два марки “Панасоник”, видеомагнитофон “Акай”, с зарубленных женщин никто не снимал золотые украшения.

Удалось установить, что за несколько дней до кровавой трагедии на огороде у погибших работал какой-то белобрысый парень по имени Максим. Он помогал по хозяйству, подкапывал и полол грядки на приусадебном участке, выполнял другую требующую физической силы работу. После убийства его и след простыл. Немедленно был составлен фоторобот Максима, проводились другие оперативно-следственные мероприятия. Удалось установить, что работник Максим является жителем Читинской области, бывший учащийся ПТУ. Выяснилось, что вместе со своим младшим двоюродным братом он отправился в путешествие по стране. Летом 1999 года их занесло в Приморский край. Начались активные поиски Муратова.

Через полтора месяца после убийства Максима сняли с поезда в центральной России. Он сначала зайцем доехал до Хабаровска, затем переехал в Москву и по своему паспорту купил билет на поезд Москва - Краснодар. Так как личность его была уже установлена, его удалось задержать.

Муратов начал давать показания. Оказалось, что его двоюродный брат, с которым они вместе бежали из дома и который также был объявлен в розыск, тоже пал жертвой Максима. Как-то они забрели в Прохладное и попытались наняться рабочими к семье Чуриковых. Жена хозяина, которой не очень-то понравились бродячие работники, отказалась их взять. Они уехали в Вольно-Надеждинское, ночевали где придется. Во время одной из таких ночевок в заброшенном сарае Максим проснулся рано утром. Увидел родственника, и тот чем-то ему не понравился: “Захотелось его убить. Я взял большой камень и стал бить Андрея по голове. Бил до тех пор, пока не понял, что он мертв”. Так объяснял потом Максим свое первое преступление. После этого Максим вернулся к Чуриковым. “Андрея взяла женщина из Уссурийска, теперь я один. Может, найдете место?” - упрашивал он хозяина. Тот уже не отказал. У Чуриковых он работал за кров и еду. В один из дней вдруг схватился за топор и зарубил сначала женщин, а потом и девочек. Убивал их топором, а потом тыкал ножом уже в мертвые тела и сбрасывал их в подвал. Последним погиб хозяин дома. Придя с дежурства домой рано утром и открыв дверь, он тут же получил удар топором по голове. Смерть наступила мгновенно. Из дома Максим взял только небольшую сумму денег да снял с мужчины обувь и ремень.

После убийства Муратов решил отправиться “воевать в Чечню”, поэтому и стал добираться туда поездом. Каких-либо убедительных аргументов своей расправы Муратов привести не мог, путался в деталях и последовательности своих действий. Это вызвало сомнение в его психическом здоровье. Муратов был направлен для прохождения стационарной психиатрической экспертизы в институт имени Сербского в Москве. Тамошние психиатры, одни из лучших в стране, признали Максима Муратова невменяемым.

Суд, таким образом, не мог отправить его в колонию, а вынес определение о направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар специального типа с интенсивным наблюдением. Как вызывающий особое опасение, Муратов теперь с другими психически больными преступниками будет изолирован в районе Санкт-Петербурга. Там, по всей видимости, прохладненский “потрошитель” и закончит свои дни.